Депрессия из за того что нет друзей

Потерял друзей, депрессия. Что делать?

Здравствуйте. Честно говоря не знаю с чего начать. Сегодня у меня день рождения, и я знаю, что меня поздравят минимум людей, потому что я одиночка. Я потерял своих лучших друзей около года назад. Просто как то перестали общаться, звонить друг другу. До этого общались более 6 лет, со школы. Мне кажется один из них настроил против меня остальных. После того как я попросил вернуть долг, у меня тогда было тяжелое положение, нужны были деньги. Город не большой, иногда видимся, но просто здороваемся, перекидываемся парой слов и все. Сейчас у меня другая компания, тоже не часто я с ними вижусь, два раза в неделю. Но я чувствую, что они не так близки мне как те. После того, как мы перестали общаться, мне кажется, что все наши общие знакомые стали косо на меня смотреть, плохо относиться, и мне иногда кажется, что это паранойя. Сейчас у меня подавленное настроение и не только из за друзей. Живу с родителями и девушкой. Девушка из далека, переехала ко мне. У нас дома плохие условия, нет воды, как в 18 веке моемся в корыте, воду набираем ведрами (живем в пригороде, частный дом). Дом очень старый, он рушится, и я прилагаю все усилия, что бы остановить эту разруху. Собираюсь ремонтировать фундамент, делать ванную в доме. Были мысли съезжать, но финансовое положение не позволяет. Я ненавижу своего отца. Как можно было довести дом до такого состояния, за 15 лет сделано не было ничего. Он плохой человек (он цыган). Он постоянно бросал мать, уходил и постоянно возвращался. Постоянно с ним какие то проблемы. То он машину разбил, то в милицию попал, постоянно выкачивал из матери деньги, у мамы очень много кредитов, мы еле вылезли из этой ямы. И он живет с нами. Из за него постоянные скандалы, мы с девушкой хотим, что бы он ушел навсегда. Когда он с нами, у нас начинаются проблемы, меня выгнали с работы, кто то заболеет, ещё что то. Я понимаю, что многое написал, я даже не знаю что я хочу что бы вы ответили. Я просто не справляюсь с этим всем. Вроде все нормально, но проблем больше. Иногда возникают мысли о суициде. Но я не пойду на этот шаг, я очень люблю мать и девушку, я хочу, что бы они были счастливы. Я просто хочу понять что мне делать, как справиться с этими трудностями. Спасибо вам.

Автор вопроса: Вадим Возраст: 22

На вопрос отвечает психолог Унтерова Виктория Владимировна.

Доброго времени, Вадим! Для начала хочу поздравить Вас с прошедшим Днем рождения и обратить ваше внимание на хорошие моменты: у Вас есть близкие Вам люди: мама и девушка, есть приятели, есть жилье и силы для его усовершенствования, ваша семья освободилась от тяжести кредитов.

А теперь давайте рассмотрим подробно. Вы пишете, что с друзьями разладились отношения после того, как Вы попросили вернуть долг. И это ваше право — требовать вернуть свои деньги. Вы со своей стороны помогли человеку, но он, считаясь вашим другом, почему-то не захотел вникнуть в ваше сложное финансовое положение и поддержать Вас. Вас устраивает такая односторонняя дружба? И как долго она могла бы продолжаться?

Редко кто со школьной скамьи и на всю жизнь остается близкими друзьями, такие случаи единичны. В большинстве же своем, люди взрослеют, жизненные ценности меняются, появляются семьи, и дороги расходятся. Так что отношения могли бы угаснуть, невзирая на долг.

Вадим, к счастью, надежных друзей можно приобрести не только в школьные годы. Если Вы будете открыты к общению, то большие шансы на знакомство с человеком, который разделит ваши ценности и станет отличным другом.

Что касается отца — жить в ненависти очень тяжело. И, как бы Вам ни было неприятно его отношение к вашей маме, но это был ее выбор — жить с этим мужчиной, давать ему деньги, быть вовлеченной в его проблемы. И она имеет право на этот выбор. Сейчас Вы можете только искренне поговорить с мамой насчет того, что переживаете за нее, что не хотите, чтобы она зависела от поведения отца, но как она воспримет ваши слова и отреагирует на них — решать ей. Просто примите, что изменить отца не удастся, конфликты не приведут к желаемому результату, стоит ли тратить на них свои душевные силы?

В целом, у меня сложилось впечатление, что на Вас много всего навалилось, от этого тяжело, хаос в мыслях. Попробуйте сесть и спокойно продумать, какие действия Вы можете предпринять по каждому направлению, которое Вас беспокоит. Например, работа: подумайте, куда, на какую должность есть возможность попробовать оформиться, какие каналы для этого использовать (объявления, знакомых и т.д.), дом — что именно Вы можете сделать в ближайшее время для его улучшения (ремонт фундамента и т.д.). И так пройдитесь по всем направлениям вашей жизни, которые хотите изменить. Записывайте шаги, которые Вы готовы сделать. Только ставьте себе реальные, достижимые цели и указывайте сроки. Это приведет ваши мысли в порядок, будет составлен план действий и его выполнение будет приближать Вас к желаемому.

Приведу пример из жизни моего давнего знакомого, чтобы ободрить Вас. У него были сложности с потерей работы, в отношениях с родителями, с которыми проживали совместно он и его жена. Уходить от родителей было некуда и не на что. Ситуация казалась ему безысходной. По объявлению в интернете он увидел, что в частный дом в другом населенном пункте требуется для ухода за домом и участком семейная пара, посоветовавшись с женой, решил обратиться, на работу их приняли. Таким образом решились сразу две проблемы: и работы, и жилья. Со временем он сменил работу, снял квартиру, постепенно жизнь наладилась.

Я не призываю Вас действовать именно таким путем, но привела пример для того, чтобы Вы осознали, что жизнь очень многогранна. Она может преподносить неприятные сюрпризы, различные проблемы могут вгонять в отчаяние. Но мы можем мыслить, искать варианты решения проблемы, действовать, не полагаясь на удачу, а планомерно делая шаги для достижения желаемого.

Попробуйте посмотреть на жизнь иначе, ведь она шире круга ваших бывших друзей, вашего дома, города.

«У меня нет друзей, никто не любит странных». Как живут с биполярным расстройством

«Бывший сказал, что ему такая припадочная не нужна»

Анна, 24 года, Москва:

Полгода назад я вышла из депрессии, которая началась из-за проблем со здоровьем и временного расставания с молодым человеком. Поначалу у меня было прекрасное настроение, но это длилось недолго. Меня вдруг начали раздражать близкие, я не ходила на работу и не могла встать с постели. Мне не хотелось ничего вообще, было сложно общаться, я будто стала бояться людей.

Сначала я решила, что это вернулась депрессия, но я ведь только закончила пить курс лекарств! Все прошло через три дня. В отличном настроении я говорила близким, как их люблю. Правда, начались проблемы со сном, а еще мысли путались, и я порой не могла сосредоточиться на чем-то одном, меня переполняло множество эмоций и желаний. Это хорошо влияло на работу — я тату-мастер, художник по эскизам. У меня было много новых творческих идей. С другой стороны, появлялось много отвлекающих проектов, которые теперь кажутся ерундой. Я была очень общительна, заводила новые знакомства, много гуляла, мир казался светлым и прекрасным и хотелось постоянно улыбаться.

Я не отдавала себе отчета в том, что могу своим поведением обидеть близких людей, что мои идеи не такие уж и гениальные. Понимание приходило потом, и становилось стыдно. Например, в периоды маний мне хотелось всем нравиться. Гормоны били через край, будто у меня снова переходный возраст, а мой мужчина часто уставал на работе и не мог уделить мне много внимания. Я заводила кучу новых интернет-знакомств, мне это казалось обычным веселым приключением, и я пыталась убедить в этом и своего молодого человека. Если приходила в голову идея, нужно было осуществить ее прямо сейчас, например, внезапно сорваться в другой город. В общем, было очень сложно контролировать себя без адекватной оценки происходящего. Настроение менялось кардинально раз в несколько дней.

Жизнь разрушают и мании, и депрессии, но, когда ты в эйфории носишься будто под наркотиками, не замечаешь этого

Я видела, что мой мужчина устает от меня не только когда плохо, но и когда я горы готова свернуть. Я делилась всем, что было на душе, но он считал мои мысли бредовыми, говорил, что это все от лени и каждый сам хозяин своего настроения, а я просто страдаю ерундой. Но в эти моменты невозможно собрать себя, а мой молодой человек этого совсем не понимал. Я начала думать, что он прав, и я, наверное, много ленюсь. От этих мыслей мне становилось только хуже.

В итоге я пошла к врачу, и он прописал мне курс препаратов. После таблеток я чувствовала себя опустошенной, но ко мне вернулась ясность ума, понимание происходящего. Я смогла трезво оценить недавнее прошлое и поняла одно: близкие люди должны быть рядом и в болезни, и когда у тебя все хорошо. Я решила расстаться со своим молодым человеком, да и он сказал, что такая припадочная ему не нужна.

Жизнь разрушают и мании, и депрессии, но, когда ты в эйфории носишься будто под наркотиками, не замечаешь этого. В эти моменты существуешь только ты и твои желания.

Мои родственники живут далеко, поэтому для них все всегда было нормально. Единственный человек, который не осуждал и искренне переживал за меня, хотя и не всегда мог понять, что со мной происходит, — мой друг. Потом я поняла, что здоровым людям в принципе очень сложно это понять и не стоит лишний раз говорить с ними о БАР.

Сейчас я закончила курс приема препаратов и чувствую себя более-менее стабильно. Иногда бывают периоды, когда все слишком хорошо, но пока не так, как раньше. В голове много мыслей, я мало сплю. Если режим не наладится, опять пойду к врачу.

«Я мог проснуться на Петроградке в каком-то наркопритоне»

Антон, 25 лет, Санкт-Петербург:

В 16 лет я со своим лучшим другом начал толкать наркоту. Постепенно и сами начали употреблять все подряд вплоть до героина. В итоге друг съехал с катушек и предал меня. Старшие района и те, кто был против наркоты, пытались меня найти. Однажды за гаражами чуть не пристрелили, а потом надели мешок на голову и выкинули из машины в одном из районов моего города. Все произошедшее и послужило толчком к биполярному расстройству.

Долгое время я не знал о существовании этого недуга и считал то, что со мной происходит, вполне нормальным. Я был профессиональным танцором, сочинял и записывал песни, вообще всегда чем-то был увлечен и занят. Потом наступил период, когда я замкнулся в себе, отвернулся от друзей, не выходил на улицу, а вскоре изменчивое настроение стало в порядке вещей. Я думал, что это норма — сорваться жить в другой город, когда у тебя в этом в принципе все есть, но не хватает какого-то треша. Я не мог работать в одном месте более полугода, иначе просто терял КПД и впадал в дикую апатию. Жил периодами — то у меня было все более-менее спокойно, то через полгода мог проснуться на Петроградке в каком-то наркопритоне и офигеть: «Блин… недавно же все было нормально и с личной жизнью, и с работой». Мне порой кажется, что БАР и личная жизнь — несовместимые вещи. Нужна самоотверженная женщина, которая сможет вытерпеть твою карусель приколов. Наверное, женщинам странно осознавать, что есть еще кто-то более непредсказуемый в отношениях.

Я завязал с наркотиками, принципиально не пью таблетки, моя терапия — искусство

Диагноз мне поставили только в 25 лет. Хотя еще до этого о наличии у меня БАР сказала моя лучшая подруга, которая тоже страдала этим недугом. Я особо не распространяюсь о своем диагнозе. Все равно люди не поймут, что это, и скажут, что это чертовски хорошее оправдание тому, что я творю. У меня есть определенный круг друзей и знакомых, которые просто приняли меня таким, какой я есть. Мне этого достаточно.

Я завязал с наркотиками, принципиально не пью таблетки, моя терапия — искусство. Только так я себя вытаскиваю. Мое расстройство в каком-то смысле мне помогает: когда очередные отношения канули в Лету, открывается сезон творческого полета — сразу и писать начинаешь, и петь, и новые видео с танцами снимать, учить новые трюки на скейте и делать все, до чего дотянется рука. БАР либо делает тебя сильнее, либо ты пропадаешь в зловещем Сайлент-Хилле. Как, впрочем, и в жизни. Только БАР включает режим сложности hard: обычные люди борются с жизнью, а я борюсь с жизнью и самим собой.

«В 25 я стала слышать голоса и тут же побежала к психологу»

Елена, 29 лет, Санкт-Петербург:

Мои родители поженились по залету. Мама никогда не любила меня, хотя говорила обратное, отец избивал меня раз в несколько дней, лет с четырех. Мне всегда было страшно, но очень хотелось жить. Я была очень тревожным и активным ребенком, задирой, дралась с одноклассниками. В школе меня называли долбанутой и били. При этом до 8-го класса училась я на отлично. Я не понимала, что у меня какое-то расстройство, думала, что это естественно, просто я не такая, как все, урод.

В 13 меня изнасиловали. Я не обратилась в полицию, просто не смогла. Я могу только забыть. Тогда же я начала пить и курить. В 23 года в мою жизнь пришли наркотики. В 25 стала слышать голоса и тут же побежала к психологу. На время он мне помог. В 27, переживая очень тяжелую и затяжную депрессию, я обратилась в НИИ имени Бехтерева к психиатру, который прописал мне таблетки.

В депрессивные периоды хочется просто встать и уйти посреди рабочего дня, или устроить погром

С расстройством очень тяжело строить отношения с людьми и работать. У меня много специальностей, но из-за БАР я никак не могу ни в чем состояться. Я была дизайнером, менеджером проектов в IT, техническим писателем и юзабилити-проектировщиком, копирайтером, даже делала надгробия. Мне трудно продержаться на работе больше полугода, тяжело сохранять самообладание, не выдавать себя окружающим. От коллег свой диагноз я скрываю. В депрессивные периоды хочется просто встать и уйти посреди рабочего дня, или устроить погром, или говорить на мрачные темы. Меня часто увольняли из-за низкой производительности или конфликтов.

У меня почти нет друзей. Те немногие люди, с которыми я общаюсь, ко мне лояльны. Остальные просто не понимают. Тяжело просто дружить. Никто не любит странных, даже сами странные. В маниакальный период можно обеспечить себе очень много проблем: можно кредит взять или что-нибудь продать, подарить, подписать, а потом жалеть. Я становлюсь очень болтлива, а с моим бэкграундом это еще и мрачновато. А еще в этот период я могу с утра до вечера пешком гулять по городу.

Пару лет назад в кабаке я познакомилась с будущим мужем. Он тогда сильно пил из-за хронической депрессии. Муж очень лоялен ко мне и моему расстройству. Он для меня — всё. Сейчас мы оба почти не пьем, а я давно завязала с наркотиками. Уже девять месяцев я хожу к психотерапевту и не пью таблетки. Терапия мне очень помогает.

«Иногда все хорошо, а иногда все плохо. Это на всю жизнь и называется БАР»

Алексей, 26 лет, Ярославль:

Перепады настроения у меня были всегда, сколько я себя помню. В детстве я то истерил из-за садика, обижался из-за отсутствия сладостей, то вдруг тщательно убирал весь дом или устраивал представления в домашнем театре. Лет в 11 я на волне плохого настроения поссорился со своей дворовой компанией и ушел в… библиотеку. Начал читать, много и сразу, просто нужно было себя чем-то занять. Гулять уже не выходил, «наказывая» так свою компанию. Потом пошел на внешкольные занятия, где снова нашел друзей. Там я получил навыки написания текстов, печати и выпуска книг, занялся фотографией, краеведением, музееведением, много узнал про театр, научился работать с детьми. Про меня часто говорили: «Умный, но странный». На занятия приходили ребята из разных классов, и было правило, что все относятся друг к другу на равных. Так мы учились понимать людей разного возраста. С педагогом, которая организовала такой досуг, мы сильно подружились и общались потом много лет. Однажды она произнесла очень точную фразу: «Я иногда тебя не понимаю. То ты как искорка летаешь вокруг, зажигаешь всех своими идеями, что-то делаешь. То вдруг бросаешь все, уходишь в себя и смотришь на всех злобно исподлобья. Будто черт в тебя вселится и подначивает! Что с тобой происходит?» Я тогда не обратил на это внимания.

Потом был выпускной, поступление, новые люди, неудобное расписание. Меня накрыла рутина. И вот я еду в троллейбусе домой и ловлю себя на том, что перебираю способы самоубийства с мыслью, какой из них быстрее и приятнее. В тот момент я подумал, что со мной что-то не так. Даже нашел в Гугле различные описания заболеваний, в том числе БАР, но ведь у всех бывает плохое настроение, не так ли? Через некоторое время настроение поднялось, я продолжил учиться, а потом настроение снова упало, и я забрал документы из вуза. Поступил в училище — «забил» на учебу и меня отчислили, изучил Photoshop, начал встречаться с девушкой — расстался с ней, поступил в третье учебное заведение — и так 8 лет. Учебу я так и не закончил.

Основная масса проблем в общении с окружающими возникает до диагноза, потому что ты сам и они считают тебя «нормальным», но твои действия не вписываются в рамки «нормальности»

Я иногда думаю пойти учиться на повара (готовлю хорошо) или на кинооператора. Но ощущение, что я буду портить чью-то жизнь из-за своих проблем, мешает и устроиться куда-то, и устроить личную жизнь. Как выстраивать отношения, когда ты не особо хорошо понимаешь, каким будешь завтра? В 20 лет я решил, что нужно остепениться, и начались «свободные отношения», продлившиеся без малого 6 лет. Мы встречались раз в пару месяцев, а в декабре 2016 года расстались. Нам обоим нужны были постоянные отношения, но не было взаимных чувств. Тогда я и решил, что нужно что-то менять в себе. Я говорил себе: «Ведь это же только настроение! Чего там сложного-то? Ставишь себя в жесткие рамки и все!» Только в январе этого года я все-таки отправился к психиатру.

Я пришел к специалисту с пониманием, что у меня либо депрессия, либо БАР, либо шизофрения. Мы с ней беседовали около часа, госпитализация не потребовалась. Предварительный диагноз — слабовыраженная форма биполярного аффективного расстройства с уклоном в депрессивное состояние. Это не изменить, но можно ослабить с помощью таблеток, если принимать их каждый день. Понимание диагноза иногда помогает: я меньше обращаю внимание на свое настроение, но больше прислушиваюсь к телу — действительно ли я устал, или это только кажется? Кроме того, я держу себя в жестких рамках: отсутствие вредных привычек, запрет на азартные игры, игнорирование случайных связей или опасных видов спорта. Это своего рода аналог «кодекса чести» или клятв рыцарей круглого стола из сказок о короле Артуре. С работой по-прежнему проблемы. Необходимо перебороть свои созданные за восемь лет «установки» о работе, собственной ненужности, вспомнить, как знакомиться с живыми людьми.

Основная масса проблем в общении с окружающими возникает до диагноза, потому что ты сам и они считают тебя «нормальным», но твои действия из-за того или иного настроения не вписываются в рамки «нормальности». Сейчас, если кто-то спрашивает, что со мной не так, я объясняю: «В основном грустный, но иногда все хорошо, а иногда все плохо. Это на всю жизнь и называется БАР». Если кто-то говорит, что я себя просто накручиваю — проще согласиться, чем переубеждать, да и у меня есть определенный опыт, а у оппонента его, скорее всего, нет, и он вряд ли поймет.

«Все вокруг такие счастливые!» Что чувствует человек с депрессией

Признаки депрессии – в отзывах пациентов

  • Никто не понимает, что такое депрессия
  • Говорить о депрессии опасно
  • Человек с депрессией ненавидит себя

Популярные тесты на депрессию чаще всего основываются на внешних или не очень глубоких симптомах депрессии — вот почему опознать у себя депрессию удается лишь спустя долгое время. Помочь прояснить картину могли бы отзывы о депрессии самих пациентов. Их впервые собрал и проанализировал социолог Дэвид А. Карп, сам страдающий депрессией, в книге «Поговорим о депрессии».

Никто не понимает, что такое депрессия

В повседневной жизни нам приходится тщательно «фильтровать» всё, что мы говорим, — в зависимости от собеседников. Чтобы минимизировать взаимное непонимание, мы «резервируем» определенные области разговора для определенной аудитории. Родители оживленно обсуждают между собой первые шаги или слова своих детей, но избегают подобных разговоров с одинокими друзьями, чтобы не показаться невоспитанными. Люди одной профессии могут бесконечно беседовать о делах в своем кругу, но их супруги и друзья в таком узкопрофессиональном разговоре могут почувствовать себя лишними. Иногда молодые люди скрывают от родителей важные события своей жизни, не надеясь на понимание.

Общение с людьми, не имеющими непосредственного жизненного опыта, который мы пытаемся передать, само по себе проблематично. Нетрудно догадаться, что люди, никогда не испытывавшие тяжелой депрессии, просто «не понимают» ее.

Это худшее чувство в мире. Оно в моем сердце. Я не знаю, можете ли вы почувствовать. ну да, почувствовать пустоту. Эту черную дыру. Поверьте, это страшнее всего. Я жила с этим несколько лет, с девятого по одиннадцатый класс, с этим чувством, с депрессией. Но она была исключительно моим личным делом. Я об этом помалкивала. Было что-то внутри, о чем я никому не говорила. Впрочем, рассказала одному из своих друзей, но он не понял. Нельзя говорить о депрессии с теми, кто ее не пережил. Они не понимают. Как вообще завести о ней речь? Все вокруг такие счастливые, и ты вдруг полезешь с разговорами об этой темной тайне, черной дыре?
Аспирантка, 24 года

Мать всегда говорила: «Почему ты не возьмешь себя в руки?» Несколько лет назад, когда я была больна, я позвонила ей и сказала: «Я думаю о самоубийстве, мне не хочется умирать, но я просто не могу больше это выносить». И еще я поговорила с братом, а он мне: «Отчего бы и не сделать одолжение — себе и остальным, сделай это наконец. Мне осточертело это выслушивать от тебя каждый год. Просто сделай».
Ну, я и послала его и сказала: «Это всё, что мне нужно было услышать». Вот такая у меня семья. Мать умоляла вернуться домой: «Пожалуйста, возвращайся. Я позабочусь о тебе». Я говорила: «Мама, ты понятия не имеешь, о чем я говорю». Она понятия не имела, что такое депрессия, пока не похоронила моего отца. Тогда впервые в жизни она вымолвила: «У меня депрессия». Понадобилось два года, чтобы это произнести. Я ответила: «Слава богу, наконец ты это сказала». И она ответила: «Теперь я знаю, что ты имеешь в виду».
Женщина, техник-лаборант, 49 лет

Моя лучшая подруга — она понимает. Она не судит меня. Ее отношение ко мне — как прежде. Она сказала: «Я не собираюсь менять свое отношение к тебе»; именно этого я и хочу. Ну а остальные мои друзья. К этому трудно привыкнуть. Я хочу сказать, это нелегко принять. За последние три года я лежала в пяти больницах, у меня были серьезные проблемы. И я перестала настаивать на том, чтобы они поняли. Я признала: они не понимают.
Безработная, 23 года

Тот, кто через это прошел, знает, о чем ты говоришь. Не нужно ничего объяснять. Действительно, ты не можешь понять, если сам никогда не чувствовал себя неспособным просто вытащить задницу из постели, пойти и принять душ. Я имею в виду, что принять душ — это великое свершение. Вы ведь не думаете: «Что мне нужно сделать чтобы принять душ? Как это сделать?» Нормальный человек просто идет и делает. Даже не задумывается, а просто делает. Но для человека в депрессии это великое свершение. Последнее время мой брат примирился со мной, очень помогал, но не понимал. Просто не мог понять.
Безработный, 58 лет

Невозможность поделиться с семьей и друзьями своими переживаниями, к сожалению, усиливает одиночество того, кто страдает депрессией; но их неспособность понять вполне объяснима. С другой стороны, когда неспособными понять глубину человеческой проблемы оказываются профессиональные слушатели — психотерапевты, —это чаще всего вызывает гнев.

Говорить о депрессии опасно

Несмотря на широкое с недавних пор освещение в обществе темы депрессии, ее жертвы знают, что их состояние по-прежнему шаблонно определяется как психическое заболевание. Поэтому неудивительно, что депрессивные люди, как правило, усваивают тактику «умолчания», подобно другим людям, чье стигматизированное состояние не бросается в глаза.

Естественно, ты никому не мог ничего рассказать, ведь это позор. Депрессия — психическое расстройство, тсс! Помалкивай. Никому ни слова. Никто и не говорил из-за этого клейма: депрессия — психическое заболевание.
Продавец, 30 лет

Я до сих пор боюсь людей. Мне кажется, что если я им не расскажу о своей депрессии, то не смогу с ними по-настоящему сблизиться, а если расскажу, то отдалюсь еще больше. Я совсем запуталась, из-за этого не могу даже приятелей завести, потому что меня так и тянет разговориться, чтобы все об этом узнали, но не могу, потому что это просто слишком позорно.
Домработница, 23 года

Я просто носила это в себе. Мне никогда не приходило в голову кому-нибудь об этом рассказать. Да, я никому не говорила, о чем думала. У меня был такой пунктик, что это неприемлемо. (Смеется.) Я думаю, существует что-то вроде табу на разговоры о плохом или о дурном настроении.
У меня было ощущение: если я расскажу кому-нибудь о том, как себя чувствую и что вообще со мной, они обернут это против меня. Или скажут, я псих, что-то в этом роде. Я должна была соблюдать такую видимость, чтобы ко мне относились с уважением. Они бы не стали уважать, если бы узнали.
Безработная, 35 лет

Человек с депрессией ненавидит себя

Конечно, страдающие депрессией хотели бы более глубокого понимания своей «болезни» со стороны общества, но в разгар депрессивного эпизода каждый из них питает к самому себе гораздо большую ненависть, нежели та, что могли бы испытывать к нему другие. Как это происходит?

Этот процесс начинается с целого ряда эмоциональных проблем. Главная из них в том, что человек обладает чрезвычайно ранимым «я», личностью, которая чувствует себя социально уязвимой. В какой-то момент эта личность начинает считать себя недостойной того, чтобы явить себя публично. Такие чувства приводят, как мы видели, к социальному отчуждению. Отчуждение, в свою очередь, затрудняет, а иногда и делает невозможным выполнение социальных обязательств. Неспособность выполнять социальные обязательства углубляет презрение и ненависть человека к самому себе, тем самым усиливая и расширяя его эмоциональную потребность в самоизоляции.

Я чувствую себя так погано, думаю, наполовину из-за того, что мне стыдно: я не сделала то, что должна была, чтобы выбраться из этой тоски. Моя борьба наполовину состояла в этом, и депрессия наполовину была из-за этого. Типа, я должна была брать уроки танцев, потому что знаю, что уроки танцев помогли бы мне из этого вылезти. Но я не могу встать с постели, и поэтому я ничтожество. И это тотальная ненависть к себе.
Безработная, 22 года

Я сейчас пытаюсь вспомнить, как было. Это была постоянная самокритика. Глубокая ненависть к себе. Депрессия — это во многом про бессилие. Но кое на что в моей жизни сил хватало с избытком: на ненависть к себе. На это сил было немеряно, и каких сил! Я не умел сходиться с людьми.
Я ел себя поедом, переосмысливая свою жизнь в самом негативном контексте. Был нескончаемый запас сил для самокритики. Я просыпался ради этого. и по десяти часов кряду каждый день винил себя.
Терапевт, 45 лет

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.