Депрессия как ресурс

Депрессия как она есть: лицом к лицу

I felt a Funeral, in my Brain,

And Mourners to and fro

Kept treading – treading – till it seemed

That Sense was breaking through.

Эмилия Дикинсон. 280.

Я ощущала, что мой мозг

Стал местом похорон.

Скорбящие всё шли и шли,

А разум рвался вон.

(перевод мой – A.B.)

Ф.Гойя, «Тонущая собака». 1819-1823

– Вы себя в зеркале видели – свои глаза? Такой «собачий» взгляд – один из признаков депрессии: у вас психогенная, и у неё есть причина. Уберёте причину, со временем уйдёт и депрессия. Решайте вопрос с мужем. а уж тут я вам не советчик. Могу сказать одно: такие люди [перверзные нарциссы] не меняются. Или привыкайте (работайте над собой, не над ним!), или уходите. в противном случае вы просто сгинете.

Так 12 лет назад мне сказал А.Т. – известный учёный и психиатр, к которому я попала по протекции своих друзей. Диагноз он поставил, но рецепт выписать не смог – не имел лицензии. Отправил к своей коллеге в психиатрическую КБ №4 им. П.Б.Ганнушкина на Алтуфьевку.

Я вошла как велели – со служебного входа. Поднялась на нужный этаж, села в холле. Мимо туда-сюда бродили пришибленные лекарствами психи. Вскоре ко мне вышла тётя-врач, плюхнулась в кресло напротив, я стала рассказывать. Вдруг поймала себя на том, что она выглядит ненамного лучше своих пациентов: какая-то странная – вся дёрганная. А ещё с облегчением отметила, что уж я-то точно не псих. просто чувствую себя ужасно несчастной и не могу с этим справиться. Докторица вручила исписанный рецептурный бланк и велела, ежели чего, звонить.

«Ежели чего» наступило дня через три, но я терпела ещё неделю – надеялась, рассосётся: в итоге собрала весь список «побочек». Было всё: мучительная сухость во рту, бессонница, галлюцинации, нарушение связи с реальностью. К примеру, я шла по тротуару не прямо, а по синусоиде, ибо бордюр в моём сознании вился змеёй. А ещё решила, что я – точка в конце спирали, находящейся в ухе у Вселенной. возможно, сказалась тогдашняя увлечённость Ч.Ламброзо и его книжкой «Гениальность и помешательство». Внезапно возникла идиосинкразия к информации: я не могла взять в руки газету или журнал. казалось, что буквы – зловредные муравьи, норовящие сползти со страниц и забраться мне под кожу. Комфортнее всего чувствовала себя в дальнем углу спальни, за шторами: сидела там часами, оцепеневшая, свернувшись в позе эмбриона – так было легче примириться с собственным существованием. Наконец, позвонила тёте-доктору: она переполошилась и отменила все лекарства. Сказала: три дня на передышку, затем будем пробовать что-то другое. Я «отдыхала» дней десять, и за это время случилось чудо: каким-то образом мне удалось вынырнуть из всей этой пучины и настроиться на конструктив. Наверное, спасла работа: я делала очередную коллекцию, готовила открытие бутика в Москве. В итоге продержалась ещё год. а потом депрессия буквально обрушилась на меня.

Прежде чем двигаться дальше, расставлю кое-какие акценты:

  • депрессия – самое распространённое психическое заболевание, характерными признаками которого являются: подавленное настроение и снижение или утрата способности радоваться жизни (ангедония); постоянное чувство усталости, потери энергии (жизненных сил); душевный надлом, вялость, апатия; расстройство сна (сонливость, чаще – бессонница); потеря аппетита (и, как следствие, потеря веса) либо, напротив, булимия; снижение самооценки, ощущение собственной никчёмности; неадекватное чувство вины и пр. В тяжёлых случаях наблюдаются соматические нарушения;
  • депрессии делятся на три основных вида (на самом деле, их больше):

    а) соматогенные (от лат. soma, somatos – тело): их провоцируют другие заболевания (патологии головного мозга, диабет, ИБС, бронхиальная астма и пр.). В этом случае лечение направлено прежде всего на купирование основного заболевания.

    б) экзогенные (психогенные), или реактивные (от греч. exo – внешне, снаружи и genes– порождаемый). Чаще всего такая депрессия – результат психической реакции человека на травмирующие факторы или события: смерть близких, развод, внезапную потерю работы, резкое ухудшение материального положения – в общем, любые тяжёлые и стрессовые жизненные обстоятельства. Однако бывает и так: всё хорошо (семья, друзья, работа), а человек всё равно несчастен, причём так, что хоть в окно выходи. В этих ситуациях помогают курс психотерапии и, при необходимости, щадящая медикаментозная поддержка.

    в) эндогенные (от греч. endo – внутри): причины таких расстройств до конца не изучены. В любом случае спусковым механизмом является сбой обменных процессов в головном мозге, то есть нарушение синтеза биогенных аминов (серотонина, норадреналина и дофамина): организм утрачивает способность продуцировать гормоны радости, и здесь без приёма препаратов точно не обойтись. Зачастую в непролеченных случаях экзогенная депрессия трансформируется в эндогенную: так случилось впоследствии со мной;

  • по оценкам ВОЗ, на сегодняшний день в мире от депрессии страдают более 350 млн. человек разных возрастных групп: к примеру, около 4% молодых людей в возрасте 25-29 лет и не менее 7% в возрасте 65-68 (данные за 2019 год). В России страдальцев не менее 5%, то есть 8000000 человек (это в среднем по регионам, показатели не стандартизированы по возрасту). Женщины болеют чаще, хотя, возможно, в этой статистике кроется погрешность измерения: мужчины просто стыдятся обращаться за соответствующей помощью. В любом случае, ВОЗ приводит следующие цифры: у мужчин риск заболеть составляет 7-12%, у женщин – 20-25%; однако мужчины в три раза чаще прибегают к радикальному решению проблемы – суициду.
  • на сегодня существует достаточно много эффективных протоколов лечения депрессии. И тем не менее статистика не утешительна: в странах с высоким уровнем дохода от 40% до 50% нуждающихся не получают помощи (или не обращаются за ней). В странах с низкой и средней обеспеченностью около 76-85% людей, страдающих подобными нарушениями здоровья, также не получают никакого лечения. Причины: отсутствие разного рода ресурсов (в том числе – нехватка специалистов в оказании такого вида медицинской помощи) и социальная стигматизация больных. В итоге люди стесняются признаться в симптомах и годами носят страдание в себе, зачастую – пожизненно.
  • между тем глобальные потери от снижения трудоспособности людей, страдающих депрессией, ежегодно составляют около триллиона долларов. Почему это происходит: находясь в депрессии, человек неэффективен – он не может (просто не в состоянии!) выдавать оптимальный КПД. К примеру, в США экономические издержки из-за психоэмоциональных расстройств превышают 200 млрд. дол. в год (данные старые – за 2010-й); половина этой суммы – затраты работодателей и самих пациентов на медицинскую помощь и антидепрессанты. Для сравнения: за тот же период лечение человека без депрессии обходилось в 4782$ в год, с депрессией – в 9790$. Лечение терапевтически резистентной, то есть устойчивой депрессии, и того дороже: 17260$ ежегодно.
  • И возвращаясь к стигматизации (т.е. дискриминации) лиц, страдающих депрессией. Признаться в том, что у тебя, к примеру, хроническая сердечная недостаточность (или другая «приличная» болезнь) – это нормально. Но «депрессняк». Звучит несерьёзно, звучит стыдно: здоровое общество считает этот недуг блажью и даже профанацией. Здоровому обществу невдомёк, что все эти советы типа «возьми себя в руки», «выбрось из головы», «не кисни, будь сильным!», «не накручивай себя – соберись», «инвалиды вообще без ног – и то живут», «да ладно, всё не так уж плохо!» ничего, кроме отчаяния, не вызывают: человек остаётся один на один с чувством тотальной безысходности. С таким отношением столкнулась и я – даже от близких.

    Как это было: депрессия может вызревать долго, а наступить почти одномоментно. На ночной рейс Лондон-Москва я садилась контролирующим себя человеком, а с трапа меня свели буквально под руки: было чувство, что я распадаюсь на куски. Дома перестала спать от слова «совсем» – уж простите за выражение. Помогал только и*н, но он был по рецепту – и я добывала их всеми возможными способами. До сих пор помню вожделенное чувство расслабления, наступавшее после приёма таблетки. Действие препарата длилось ровно 6 часов, как и было написано в инструкции. А затем просыпалась как от толчка: в голове будто включалось радио – причём на полную громкость. Разговаривали люди – и я как сомнамбула шла закрывать закрытое(!) окно, за которым никого не было. Или соседи посреди ночи включали перфоратор: я тянулась к телефону, чтобы звонить в диспетчерскую – жаловаться. но никто не сверлил. А то вдруг какофония звуков сменялась тотальной тишиной, и эта тишина оглушала сильнее, чем духовой оркестр: я вскакивала от ужаса, что потеряла слух. Когда таблетки заканчивались, в ход шёл алкоголь: 200 гр. текилы – и удавалось забыться. но только часа на четыре. Просыпалась ещё больше измученная, с тяжёлой головой и полным отсутствием сил и желания встать с постели.

    Пропал интерес к еде. Нет, чувство голода было, но сосущее чувство под ложечкой досаждало: резкое снижение вкуса лишило всякого аппетита. Мой язык перестал различать нюансы – только дико-солёное, мерзко-кислое, жгуче-острое, приторно-сладкое. к тому же было лень жевать. Я закидывалась едой (всё равно какой), лишь бы заполнить пустоту в желудке. Затем начались другие проблемы: пища перестала перевариваться и через 2-3 часа выходила чуть ли не в первозданном виде. Дальше – хуже: возникла дисфагия – нарушение глотательного рефлекса. Я не могла протолкнуть в себя что-либо твёрдое, пришлось перейти на фреши, смузи и питательные коктейли. Про обоняние: перестала ощущать запах парфюма – ну вообще. Лью, лью на себя – и ничего! Взяла за правило ориентироваться на «пшики»: два нажатия на дозатор – и достаточно, а то будет нести, как из «Сефоры». Про запах собственного тела: я не чувствовала ничего, и это было страшно. Однажды специально не мылась дней пять, чтобы идентифицировать связь с самой собой, осознать, что жива. Что ещё: разучилась видеть голубой и оранжевый цвет и попросту различать оттенки – и это я, дизайнер. Утратила способность отслеживать причинно-следственные связи: однажды шесть часов варила детям борщ – забыла, что за чем класть и вообще. В результате получилась такая бурда, что пришлось вылить в унитаз. И, конечно же, сами собой возникали мысли о суициде. Два раза выходила на балкон 15-го этажа, смотрела в пустоту и тупо спрашивала себя: на что ушла моя жизнь? Зачем вообще всё? И только мысли о детях останавливали: младшей дочке было семь.

    В итоге за месяц я похудела на 12 килограмм – просто таяла на глазах, зато мучила чудовищная отёчность. Утро начиналось с холодного душа и контрастных компрессов, чтоб хоть как-то привести в порядок лицо, худо-бедно накраситься и ехать на работу. А там ждали такие проблемы – умереть и не встать: на дворе был декабрь 2008-го, кризис. бизнес лёг, денег не было совсем, а у меня на руках – коллектив, людей нужно кормить, про аренду и обязательные платежи я и вовсе молчу.

    . На самом деле, к своей болезни я пришла подготовленной: с юного возраста увлекалась книжками по психологии. Родной дядя владел отменной библиотекой, я читала всех – от А. Адлера до К. Г. Юнга. Мой конёк (в любительском формате, конечно) – гуманистическая психология и индивидуальная психология личности, то есть психология здорового человека, но и в патологиях я кое-что смыслю: слава Богу, понимала, что больна, что мной рулит болезнь и. И что мне нужна профессиональная помощь.

    Мне дали телефон А.В. – маститой психологини, клинического психолога. А.В. принять меня не смогла: ближайшая запись – на конец февраля, то есть через два месяца. «За это время я сдохну», – спокойно сообщила я ей. «У вас есть потери в весе?». Я ответила. А.В.: «Ясно, дело плохо. Через пять минут позвоните Т.Г., вот номер, я её предупрежу».

    Т. Г. нашла для меня время только через неделю, и все эти дни я медленно умирала. Антипод депрессии не ощущение счастья, как многие ошибочно полагают, а присутствие жизненной энергии, и этой энергии у меня почти не осталось: я. В общем, я просто заканчивалась, вот и всё.

    Врач Т.Г. мне не понравилась: уж больно пристально разглядывала мои бриллиантовые часы, а ценник залепила – мама не горюй. Но предложенная ею схема лечения сработала: в первую неделю – нейролептик «с» (чтобы тело вспомнило свои функции, и все органы перезапустились), затем – он же плюс антидепрессант «ц» (купировать депрессию; названия препаратов специально не даю, т.к. они всё равно по рецепту, и в каждом случае необходим индивидуальный подбор). Ну что сказать: через две недели я будто заново родилась – увидела белый день, а ещё через месяц стала другим человеком, точнее, снова самой собой. Действие лекарств удивляло. Пару раз так вышло, что я осталась без препаратов – они попросту кончились (я зависла за границей). Так вот, спустя полдня после неприёма а/д надо мной начинала собираться чёрная туча – и с каждым часом становилось всё хуже. Стоило только принять таблетку, сразу хотелось жить: это работало. Подсесть на препараты не боялась – я в принципе не люблю лекарства. По истечении восьми месяцев (это рано, обычно лечение длится не менее года) начала потихоньку снижать дозу. Через два месяца слезла вовсе. Вы спросите, что в сухом остатке. Есть старый фильм ужасов по рассказу С.Кинга: «Иногда они возвращаются» (типа про зомби). В 70% случаев, коль скоро она вас зацепила, депрессия рецидивирует – пусть не в такой степени, как в самом сильном эпизоде. Раз в два-три года меня накрывает привычный недуг: всплываю с помощью поддерживающей медикаментозной терапии. Как только чувствую, что в состоянии справится сама, приём прекращаю: лекарственная зависимость не грозит.

    К чему весь этот спич: информации на тему депрессии – пруд пруди. Я хотела рассказать из первых уст – и рассказать честно. эдакий каминг-аут. Во время пандемии коронавируса несколько моих друзей и знакомых почувствовали симптомы депрессии. Причины разные: кого-то придавил режим СИЗО (или просто боязнь заболеть), кто-то потерял работу, а кто-то – бизнес, который выстраивал много лет. Одни утратили возможность вести привычный образ жизни (резко снизились доходы), другие потеряли уверенность и смысл в завтрашнем дне: что-то будет. И самое страшное: двое схоронили близких. Если вам хоть немного плохо в формате описанных симптомов – не пускайте на самотёк, не тяните, обращайтесь за помощью, идите к врачу. Я не ангажирована: не пытаюсь подсадить вас на антидепрессанты или всучить курс психотерапии. Честно сказать, я и сама весьма скептически отношусь ко всякого рода мозгоправам: до сих пор ищу «своего» врача. И тем не менее: жизнь продолжается, и жить нужно максимально счастливо, с полной самоотдачей – иначе всё теряет свой смысл. Будьте здоровы, берегите себя и своих близких.

    Депрессия: как избавиться от депрессии и ее признаки

    Депрессия – это не просто продолжительное плохое настроение. Это психическое расстройство, которое нужно лечить.

    По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), по всему миру от депрессии страдают более 300 миллионов человек разных возрастов. Тяжёлые формы депрессии приводят к самоубийству. Это делает депрессию особенно опасной для молодёжи: самоубийство находится на втором месте среди причин смерти людей в возрасте от 15 до 29 лет. Кроме того, депрессия является главной причиной инвалидности. Informburo.kz рассказывает о том, почему депрессия – это болезнь, в чём её причины и как с ней бороться.

    Что такое депрессия?

    Депрессия – это не просто продолжительное плохое настроение. Это психическое расстройство, то есть заболевание, которое нужно лечить. Как справляться с депрессией? Известны эффективные способы лечения депрессии, но по данным ВОЗ, такое лечение в мире получают менее половины тех, кто от неё страдает. А в некоторых странах лечение получают менее 10% заболевших. Одна из причин этой ситуации – социальная стигматизация, то есть навешивание ярлыков. В обществе существует множество стереотипов, которые заставляют людей скрывать свою депрессию:

    • «Это – слабость, говорить о которой стыдно».
    • «Такие люди никому не нужны, никто не хочет быть с психами».
    • «Меня будут считать буйным, я не смогу жить как прежде».
    • «Мне никто не поверит, надо мной будут только смеяться»;
    • «Я снова буду слушать, что просто хочу пострадать, ведь я не похож на депрессивного человека».
    • «Мне страшно, что я схожу с ума».
    • «Меня уволят с работы, если узнают о депрессии».
    • «Меня закроют в лечебнице или заставят принимать антидепрессанты – это страшно».
    • «Вдруг это неизлечимо».

    Люди молчат и скрывают своё состояние. Им нужна помощь и лечение, которого они не получают. Ведь не всегда организм способен самостоятельно справиться с болезнью, она может прогрессировать и приводить к печальному итогу.

    Но в сентябре 2017 года люди стали открыто рассказывать в социальных сетях о депрессии: появился флешмоб Face of Depression (в русскоязычном сегменте также используется название «Лицо депрессии» и «У депрессии нет лица»). Флешмоб начался после того, как 16 сентября Талинда Беннингтон выложила видео в своём «Твиттере». На видео её муж – известный солист группы Linkin Park Честер Беннингтон – за 36 часов до того, как он повесился. Честер и его сын едят конфеты с разными вкусами: попадаются с «нормальным» вкусом, например, клубники и банана, или противные вроде грязных носков и протухшего яйца. Честер смеётся и выглядит счастливым. Талинда Беннингтон хотела показать, что у депрессивного человека нет особого выражения лица или характерных признаков, по которым окружающие могут понять, что ему плохо.

    This is what depression looked like to us just 36 hrs b4 his death. He loved us SO much & we loved him. #fuckdepression #MakeChesterProud pic.twitter.com/VW44eOER4k

    Флешмоб набрал обороты: люди делятся своими фотографиями и историями о депрессии с хештегом #faceofdepression. Трудно поверить, что многие из этих улыбчивых людей вскоре после этой фотографии попытаются совершить самоубийство.

    Однако в интернете появилось много историй, которые только путают тех, кто хочет разобраться в проблеме. Фотограф Лиза Жакова с биполярным расстройством (форма депрессии) рассказала в интервью журналу Psychologies: «Про депрессию много пишут и говорят, но реально полезных текстов, из которых действительно можно что-то узнать и понять, очень мало – за всё время я таких прочитала всего два, наверное. При этом ничего полезного нет не только для здоровых людей, но и для людей, знакомых с депрессией не понаслышке… Мне кажется, что флешмоб излишне романтизирует эту историю. Это неправильный посыл, потому что это не помогает бороться с депрессией. Человеку в депрессии часто нужна помощь кого-то близкого, чтобы он хотя бы решил обратиться к врачу со своей проблемой».

    Симптомы: как понять, что это – депрессия

    Выявить депрессию бывает сложно, потому что нет специфических симптомов, точно указывающих именно на депрессию. Информационные бюллетени ВОЗ указывают основными следующие симптомы: подавленное настроение, тревога и страх, безразличие к происходящему, быстрая утомляемость, потеря способности концентрировать внимание и даже физическая боль.

    Участники флешмоба рассказывали, как они себя чувствовали во время депрессии. И хоть они отмечали общие симптомы и признаки депрессии , они у всех проявлялись по-разному.

    «Я просто почти полгода не выходила из дома, хотя каждый день собиралась это сделать».

    «Я физически чувствовал сильнейшее угнетение, как бывает при отравлении. Было ощущение погружения в бесконечный чёрный колодец, отстранённости от всего мира. Причём это казалось единственной сутью жизни и почему-то было почти неважно, что это потом пройдёт».

    «Вкус у еды пропал. Было неважно, ел ты или нет. И спал ли вообще – тоже».

    Подробные истории рассказали участники флешмоба изданию «Медуза».

    «Организм окончательно истощил все ресурсы, боль стала по-настоящему невыносимой, от неё невозможно было отключиться или отвлечься. Болело сердце – не орган, а то место, за которое люди хватаются, когда происходит что-то неожиданное, и солнечное сплетение, такая мучительная, долгая боль. Я плакала, засыпала на пару часов, снова плакала, засыпала, – и так, кажется, сутки или больше».

    «Психиатр предложила мне лечь в больницу, но я была категорически против. Через два дня депрессия усилилась настолько, что я даже не могла ходить и есть, – и меня госпитализировали, поскольку мне было уже всё равно. В больнице у меня наступила дереализация, то есть потеря связи с реальностью. Я впервые почувствовала, что у меня нет души, есть только тело, которому нужно только пить воду и курить иногда. У меня исказилось внешнее пространство, коридор до туалета казался длиной четыре километра. Когда друзья и врачи говорили, что я выздоровею, мне казалось, что это как полететь на Марс. Я спала по 20 часов, но сон не давал никакого облегчения».

    Почему развивается депрессия

    Депрессия может быть реактивной или эндогенной. Реактивная (от слова «реакция») возникает как ответ на внешнюю причину: тяжёлые жизненные ситуации, утраты, продолжительный стресс.

    Эндогенные депрессии не имеют выраженных внешних причин для их возникновения, то есть происходят «внутри психики». Основная причина таких депрессий – гормональная. Работа нервной системы сильно зависит от гормонов. К ним относятся серотонин, норадреналин и дофамин. Их недостаток способствует развитию депрессивных состояний и навязчивых расстройств, таких как послеродовая депрессия.

    Серотонин, норадреналин и дофамин выполняют и другие функции в организме. Например, серотонин облегчает двигательную активность и регулирует тонус сосудов. Это объясняет, почему при депрессивных расстройствах многие отмечают, что им тяжело просто встать с кровати или дойти до туалета. А ещё серотонин координирует роды у женщин: влияет на сокращение мышц стенок матки и подготавливает родовые пути. При этом о послеродовых депрессиях до сих пор говорят как о какой-то блажи или «ненормальности» женщины.

    Депрессию подразделяют на 3 типа в зависимости от тяжести течения заболевания: лёгкую, умеренную и тяжёлую. Кроме того, депрессия, как и любая болезнь, может прогрессировать. И это главная причина, почему её нельзя стыдиться, а нужно лечить. Особенно если депрессия возникла из-за нехватки гормонов: чтобы помочь, нужно устранить причину болезни.

    Что делать, если у вас или ваших близких есть симптомы депрессии

    Отследить у самого себя депрессивное состояние сложно. На лёгкие формы можно не обратить внимания, а при умеренных и тяжёлых формах люди часто не могут предпринять какие-либо действия, потому что они кажутся бессмысленными, а происходящее – неважным. Это особенно опасно, если депрессия будет прогрессировать. В таких ситуациях очень нужна помощь.

    Informburo.kz поговорил с Игорем Вавиловым, врачом-психиатром и психотерапевтом в Республиканском научно-практическом центре психического здоровья (РНПЦПЗ). Он посоветовал обращать внимание на совокупность и выраженность симптомов, а также сравнивать их с обычным состоянием человека: «Если вы знаете человека, наблюдаете его постоянно, «в динамике», то можете заметить несвойственные ему изменения в поведении. Чем сильнее изменения и симптомы, тем больше причин бить тревогу. Главное, оставаться суицидально настороженным и при необходимости сразу же обратиться к специалисту».

    Особенно внимательными стоит быть родителям подростков: на фоне гормональных изменений подростки могут тяжело переживать многие ситуации. При этом подростки часто попадают под прессинг учителей и родителей: «Не сдашь экзамены – пустишь всю жизнь под откос», «Твои проблемы – ерунда», «Кому ты будешь нужен без образования?». Очень важно формировать доверительные отношения с подростками и быть для них теми, к кому всегда можно обратиться за помощью.

    Как избавиться от депрессии

    «Что предпринимать, зависит от состояния человека. При лёгких формах депрессии стоит обратиться к психологу, заняться спортом, можно попробовать медитировать. При умеренных и тяжёлых – идти к психиатру. Это болезнь, которую нужно лечить», – говорит психотерапевт Игорь Вавилов.

    Главное, что нужно запомнить, депрессия – это не стыдно, и не судить людей, если не знаете, что они испытывают. Как и любую болезнь, депрессию лучше лечить сразу.

    Депрессия как ресурс

    Инструментарий

    Программы обучения

    ВЕБИНАР: Осложненная беременность: практика психологической помощи на поздних сроках и в первые дни после родов

    ВЕБИНАР: Методика проведения тренинга «Формула любви: магия и реальность»

    Сексуальная проблематика в работе практического психолога: что важно знать и как об этом говорить в различных профессиональных контекстах

    Скоро

    Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

    Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

    VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

    Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

    V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

    Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

    Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

    Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

    Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

    Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

    Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

    • #практика
    • #психотерапия
    • #семейная терапия

    Депрессия как неиспользованный ресурс

    Автор
    • Богданович Виталий Николаевич

    Нет ничего проще, чем усложнить себе жизнь

    Сначала «общее место»: «Депрессия многолика и порой заявляет о себе самым неожиданным образом. Она может сымитировать сердечный приступ или внематочную беременность, может провоцировать неоднократные боли в желудке, сердцебиения и запоры… У нее масок масса. И все-таки медицина научилась ставить диагноз». Возникает сам собой вопрос: «Всегда ли верный? Всегда ли своевременный?» Это серьезный вопрос. Серьезный потому, что медицина сориентирована на постановку медицинского диагноза, на дополнительные методы лабораторных исследований, на назначение, подбор и проведение аллопатического лечения. Иногда такой подход оправдан. Иногда, точнее, чаще всего, нет.

    Не мной было сосчитано, что 80-90% ВСЕХ заболеваний носят характер психосоматический. По крайней мере, в момент их возникновения. В любом магазине, торгующим специальной медицинской литературой, почти все книги посвящены проблемам, так или иначе связанным соматическими расстройствами. Книги по психосоматике или по медицинской психологии единичны. На прилавках не залеживаются, даже если не учитывать их весьма сомнительное качество. Зато в т.н. «поп-психологии», а так же в социуме царит власть заблуждений и мифов, относительно того, что принято считать депрессией. Любые страхи, сомнения, тревоги, психические аффекты, обычное переутомление, расстройство сна, избегание определенных ситуаций и проч., всячески увязывают с тем, что всеми заинтересованными сторонами именуется «депрессией, «чумой XXI века» и подтвердить некими данными «научных исследований», проведенных некими американскими/канадскими учеными. Что же за этим всем стоит? В чем суть проблематики?

    В русском языке слово «депрессия» имеет весьма вольное толкование, как у широкой публики, так и в среде специалистов с приставкой «пси», что вполне объяснимо, так как спутать временное состояние здоровой психики с депрессией-болезнью весьма легко. Зато с легкостью можно уподобиться героям романа Дж.К.Джерома «Трое в лодке…», я на него буду часто ссылаться, так как никто лучше его не описал это состояние с точки зрения здравого смысла, практической психологии и психотерапии. Кроме того, сам термин, точнее уже «термин, возведенный в ранг диагноза» стал своеобразной помойной ямой психологии, в которую сваливают практически любые недомогания общего, поведенческого или невротического характера, которые можно охарактеризовать как «хандра», а под собственно депрессией понимают уже психиатрические диагнозы и статусы. Налицо системная ошибка. Практика показывает, что необходимо смотреть в корень и искать внутренний смысл в том, что происходит с клиентом/больным. Только такой подход может быть признан рациональным.

    В силу этих причин, «депрессия» может быть рассмотрена и как вариант нормы, и как реакция организма на психотравму, которая быстро проходит без лечения, но она может быть и глубокой реакцией, которая возникла после серьезной стрессовой ситуации, а может иметь внутренние причины (нарушения в ЦНС) и ее, безусловно, надо лечить уже узкому специалисту. Если так «просто», то отчего «все» считают, что ее легко распознать, а значит и вылечить? Если бы было достаточно простого сбора анамнеза, тестирования и применения неких инструментальных/лабораторных обследований, то вопрос в таком ключе не стоял бы перед профессиональным сообществом*.

    В том то и дело, что всё значительно сложнее. Заболевание многогранное и может протекать как в классической, так в замаскированной форме. В таких случаях, после «хождения по кабинетам специалистов» может быть выяснена подлинная причина недомогания, и принято решение о лечении. Как было с принцессой Дианой. Кто мог заподозрить, кроме специалистов, что у нее развилась депрессия в опасной форме, как диагноз? Но время потеряно, а аллопатия уже может носить исключительно поддерживающий характер. Не более того. Посудите сами: многочисленные жалобы на головные, желудочные боли, кожный зуд, расстройства пищеварения, перепады АД данными исследований не подтверждаются. Но так как есть запрос, то должно быть назначено корригирующее лечение, что еще больше маскирует симптоматику и приносит мало пользы или не приносит облегчения. Зачастую, настойчивые жалобы на острое состояние может привести клиента на операционный стол, где обнаруживается, что у него нет показаний к хирургическому вмешательству.

    Дополнительно возникает вопрос о том, в какой стадии депрессии клиент обратился за помощью и к какому специалисту он обратился. Терапевт общей практики мало разбирается в психологии или в психиатрии, и связать недомогание пациента с психосоматическим статусом ему порой не хватает опыта, знаний, времени и мотивации. К специалисту-психологу пациент не обращается, так как существует определенный поведенческий стереотип в запросе.

    Подобная ситуация ведет к тому, что на ранней стадии, когда может помочь психолог, к нему клиент не обращается. На более поздних стадиях, когда уже требуется вмешательство психиатрии, с запросом о помощи к психологам уже обращаются родственники больного. Таким образом, путь пациента от предъявления жалоб до постановки правильного диагноза и проведения комплексного лечения, растягивается на 10-15 лет. Нет таких болезней в медицине, под которые депрессия не смогла бы замаскироваться или к каким бы она не могла привести, включая зависимости. Игромания, наркотики, алкоголь, всевозможные замещения приносят кратковременную иллюзию улучшения, после чего закрепляется зависимость.

    … Короче: русская хандра
    Им овладела понемногу;
    Он застрелиться, слава Богу,
    Попробовать не захотел,
    Но к жизни вовсе охладел.
    А.С.Пушкин

    Существует масса тестов, которые дают возможность принять участие в своей хвори и при этом остаться на прежнем месте или, по причине повышенной внушаемости/тревожности, найти в себе то, чего пока ещё нет. Самовнушение, знаете ли. Протестировать себя или приятеля несложно, но только грамотный специалист может сделать из результатов тестирования нужные и правильные выводы. Вспомните, чем лечил доктор главного героя в романе Дж.К.Джерома депрессию, которую главный герой при чтении специальной литературы нашел у себя сам? Вспомнили? Правильно: «…1 фунтовый бифштекс и 1 пинта горького пива каждые 6 часов. 1 десятимильная прогулка ежедневно по утрам. 1 кровать ровно в 11 ч. вечера. И не забивать себе голову вещами, которых не понимаешь». Я последовал этим указаниям с тем счастливым результатом, — если говорить за себя, — что моя жизнь была спасена и я до сих пор жив».

    В понимании обывателя «депрессия» — это плохое настроение, вялость и безразличие, апатия, ощущение своей бесполезности, развивающаяся бессонница, уход от общения с близкими людьми, что вполне понятно, так как вполне вписывается в существующую мифологему. Равно как, то же весьма распространенное заблуждение, с «медицинской точки зрения это комплексное заболевание, проявления которого могут отличаться в зависимости от причины его возникновения и степени тяжести», основные признаки которой всё те же: нарушение настроения, вялость, безразличие, апатия, ощущение своей бесполезности, развивающаяся бессонница, уход от общения с близкими людьми.

    Дополнительно, не могу не привлечь ваше внимание к тому, что тема депрессии широко муссируется и распространяется при помощи Сети и СМИ, что не может не вызывать подозрения в том, что не обошлось без вмешательства «китов» фармакологический промышленности*. Действительно рынок переполнен самыми разнообразными предложениями от диетологов, до химфармкомпаний. Список предложений огромен – от более-менее безобидных БАДов до сильнодействующих лекарств с массой противопоказаний, в которых не последнюю строчку занимает привыкание.

    Для того чтобы отличить психологический статус от нервной болезни, сезонных перепадов настроения от болезни, необходимо иметь в распоряжении, кроме профессиональной подготовки, личный алгоритм, ключ, «точку сборки», которыми надлежит пользоваться при постановке диагноза. Так вот, если рассматривать депрессию всего лишь как некий признак плохого самочувствия, по крайней мере, на ранних стадиях, то нельзя не отметить тот факт, что она прямо связана со сформированной картиной мира, а степень её выраженности/проявления также зависит от того, как человек видит себя в ней*. То есть, с психологической точки зрения, «депрессия – это тоска по счастью», реакция на не незавершенные гештальты. Под гештальтом, в данном случае, понимается завершение действия, сопровождающееся получением осознаваемого удовольствия, радости, счастья. Это сложный информационный пакет, который включает массу параметров, но его основной смысл именно в этом – сбой в реакции на стрессоген, повлекшую за собой серьезные нарушения в эмоционально-чувственной сфере, закрепленные в виде «запрета на удовольствие», осложненные выраженным проявлением внутреннего сопротивления в виде ухода в болезнь. Вариантов масса – от уклоняющегося поведения до психосоматического расстройства, которое может быть проявлено даже на биохимическом уровне (нарушение синтеза серотонина, допамина, мелатонина, триптофана, усваивания Se или витаминов группы В, РР).

    Таким образом, если взять за основу данную концепцию, то можно создать, в рамках существующей парадигмы, качественно новый принцип подхода к комплексной коррекции или лечению «многоликой» депрессии. Первый шаг уже сделан, так как эмпирически выявлено, что наиболее эффективна, и даже возведена в некий «стандарт» когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), её даже именуют «самое современное направление в психотерапии». Главной идеей является признание зависимости эмоций и поведения человека от стиля его жизни и его видения в ней себя. От себя могу добавить, что основная интерпретация происходящего в жизни клиента/пациента проявлена при формировании у него картины мира. Все остальное, включая установки, автоматизм реакций, стереотипность мышления, особенности интеллекта, отношение к потребному будущему и проч., всего лишь штрихи к общей картине уже сформировавшемуся блоку стандартно-стереотипных реакций.

    Путь в тупик, а депрессия может, в данном случае, выступать как вариант тупика, у всех всегда одинаков: контрадаптивное, имморально-контрадаптивное или дезадаптивное поведение. Выход из него всегда индивидуален: самореализация, творчество и умение зафиксировать силы и внимание на актуализировавшихся целях и смыслах, потому как «Новые шансы появляются под видом неприятностей» (В.Годгивз).

    Вот основные направления коррекции, применение которых приводят к успеху в коррекции и в продуктивном лечении депрессий:

    • подробный анализ картины мира;
    • подробный сбор анамнеза, включая создание новых тестов;
    • лабораторные исследования (развернутый клинический анализ крови);
    • трансперсональные методы подхода, которые вполне применимы при проведении когнитивной психотерапии, так как они направлены на коррекцию стиля реагирования на стресс и раздражители;
    • адаптация, в том числе и социальная;
    • тренировка помехоустойчивости.

    Список далеко не полон, так как любое направление психотерапии или психологической помощи может найти в нем свое достойное место. Особенно те, которые включают в себя кроскультурные и междисциплинарные принципы подхода к решению данной проблематики. Только то направление в психологии, которое признает наличие в нас не только условных рефлексов, психофизиологических и биохимических реакций, но и души наиболее подготовлено к проведению эффективной коррекции того состояния, которое именуется «депрессия».

    Я умышленно не касаюсь медикаментозного лечения депрессий. Оно, безусловно, полезно и в ряде случаев просто незаменимо и показано, но ограничиваться в коррекции состояния только аллопатией, по меньшей мере, недальновидно.

    Если возникнет желание поделиться своими мыслями, что-то обсудить – пишите. Отвечу обязательно.

  • Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
    Загрузка...

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.