Как бороться с суб депрессией

Как справиться с сезонной депрессией

Депрессия – это тяжелое заболевание психики. Вопреки распространенному мнению, это не просто снижение настроения. Депрессивное расстройство представляет собой состояние, изменяющее отношение к жизни в целом. Оно является одной из основных причин суицидов и парасуицидов (незавершенных самоубийств). Депрессия требует комплексного подхода к лечению. Без адекватной терапии данное состояние может тянуться от нескольких месяцев до нескольких лет. При этом многие пациенты начинают воспринимать свое состояние как нормальное, а близкое окружение вообще не замечает имеющуюся проблему. Причиной тому – непонимание, что такое депрессия и как с нею правильно бороться.

Виды и причины

Депрессивный синдром может быть как самостоятельным расстройством, так и частью других психических заболеваний. Как самостоятельная болезнь депрессия бывает нескольких типов:

  • большое депрессивное расстройство (БДР) – самый частный клинический вариант заболевания; эта форма включает в себя не только снижение настроения, но и ряд других психоэмоциональных нарушений;
  • субдепрессия, или малая депрессия – имеет ряд признаков депрессивного расстройства, но не отвечает всем критериям диагноза БДР, например, у пациента имеется всего 1-2 симптома;
  • атипичная форма – сочетает в себе классические проявления депрессии и симптомы, не характерные для нее;
  • повторяющаяся кратковременная депрессия – эпизоды заболевания встречаются минимум раз в год и длятся не более 2-х недель, но имеют все критерии большой депрессии; симптоматика часто имеет сезонный характер (весна-осень).

Как самостоятельную форму также выделяют сезонное аффективное расстройство, которое еще называется «сезонная депрессия». Его симптоматика появляется в осенне-зимний период. Причины ее развития связаны с уменьшением синтеза мелатонина из-за недостатка солнечного света. Депрессивное состояние также встречается и в структуре других психических заболеваний, например, биполярно-аффективного расстройства, шизофрении.

По причине и механизму развития выделяют три формы депрессии.

Эндогенная

Экзогенная

Соматогенная

Отдельная форма депрессии, находящаяся на стыке акушерства и психиатрии, – послеродовая. Она возникает у женщин после беременности на фоне физиологических особенностей послеродового периода, стрессовым восприятием самих родов или другими проблемами. Особенно часто она наблюдается у первородящих, впервые столкнувшихся с грудным вскармливанием, хроническим недосыпанием и переутомлением или изменениями внешности на фоне беременности.

Клиническая картина разных форм болезни

Типичные симптомы депрессивных расстройств следующие: снижение настроения, утрата интересов и неспособность получать удовольствие. Дополнительные признаки заболевания могут быть представлены следующими:

  • снижение повседневной активности и энергичности;
  • безучастность и утрата эмоциональной реакции на происходящие события;
  • постоянное чувство усталости и быстрая утомляемость;
  • частичная или полная неспособность сосредоточиться;
  • рассеянность и пониженное внимание;
  • снижение самооценки и уверенности в себе, вплоть до чувства уверенности в своей ничтожности;
  • идеи виновности в происходящем вокруг;
  • мрачное и пессимистичное видение будущего, мысли о его бесперспективности и бессмысленности;
  • идеи самоповреждения или суицида, в том числе разработка суицидального плана;
  • немотивированная плаксивость.

Депрессия проявляется не только патологией психоэмоциональной сферы. У пациентов в депрессивном состоянии наблюдается обилие соматических (органных) нарушений. Заболевание приводит к бессоннице (долгое засыпание и раннее пробуждение), снижению аппетита и массы тела. У многих пациентов также понижается либидо (сексуальное влечение), появляются неприятные ощущения в теле в виде покалываний или болей в области сердца, лица, желудка. Часть людей, страдающих депрессией, ищут временное облегчение в приеме алкоголя или психоактивных веществ.

Некоторые из перечисленных симптомов могут быть более выражены, чем остальные. Яркость клинической картины зависит от степени тяжести депрессии и ее длительности. В некоторых ситуациях типичные проявления депрессии скрываются за дополнительными симптомами, например, раздражительностью, заторможенностью, употреблением алкоголя, тревожностью или истерическим поведением.

У многих пациентов с тяжелой депрессией характерный внешний вид. Осанка становится сутулой, а выражение лица – амимичным и безучастным. Речь медленная, монотонная. Движения и реакция тоже становятся заторможенными. Такие пациенты нередко уходят «в себя», часто задумываются и с трудом могут поддержать диалог, отвечая лишь односложными фразами.

Клинические проявления атипичной депрессии отличаются от обычных. Такая форма заболевания наиболее часто развивается в подростковом возрасте и имеет затяжное течение с сезонными обострениями. В клинике преобладают мысли о собственной беспомощности и ничтожности. Такие пациенты постоянно занимаются самообвинением и нередко проявляют самоагрессию. При этом сон и аппетит у человека с атипичной депрессией обычно не страдают, пациенты много спят и едят больше обычного.

Для депрессии с психотическими симптомами характерен бред и галлюцинации различного содержания. Это одна из самых тяжелых форм заболевания. Пациент становится не способным оценивать происходящее. В этой группе больных также отмечается большой процент суицидов.

Послеродовая депрессия обычно развивается через 2-6 месяцев после родов. Ее основные клинические проявления схожи с перечисленными выше. Из особенностей – женщина начинает испытывать мучительное отчуждение от мужа и родственников, постепенно теряет интерес к своему ребенку. Со временем появляется неспособность любить собственного ребенка, мама старается максимально избегать контакта и общения с ним. Она относится к ребенку безучастно и безэмоционально, а в ряде случаев испытывает раздражение от необходимости ухода за ребенком. На этом фоне страдают и отношения с мужем, в том числе и сексуальные.

Дети женщин, страдающих послеродовой депрессией, чаще и тяжелее болеют, плохо прибавляют массу тела, а в ряде случаев наблюдается выраженный дефицит веса. При отсутствии психологической поддержки и взаимопонимания, в семье возможны суицидальные попытки, а также самоубийство вместе с младенцем.

К более редким формам послеродовой депрессии относится тревожная. В этом случае женщина испытывает чрезмерное беспокойство за здоровье и благополучие ребенка, испытывает страх перед преждевременным прекращением лактации. Для тревожной формы также характерны мысли о неспособности справиться с уходом за младенцем, опасения его подмены в роддоме и некоторые другие. Тяжелое течение послеродовой депрессии может перейти в психоз.

Диагностика

Основные способы диагностики – консультация врача-психиатра или психотерапевта и выявление критериев депрессии. Во время беседы врач углубленно изучает состояние пациента, его эмоциональный фон, мысли и переживания. Для постановки диагноза у пациента должно быть обнаружено несколько основных и дополнительных симптомов. Вспомогательную роль для выявления депрессии и степени ее тяжести играют специальные опросники: опросник большой депрессии от ВОЗ (MDI), шкала Занга или Бека и некоторые другие.

Лечебная тактика

Первый вопрос, который необходимо решить, – как лечить депрессию: амбулаторно или в больнице. При высоком риске суицида, полном отказе от еды и необходимости дообследования пациента показана госпитализация. Амбулаторное лечение депрессии легкой и средней степени тяжести возможно только при соблюдении двух условий. Первое – выполнение пациентом всех рекомендаций лечащего врача. Второе условие – создание близкими и родственниками благоприятного психоэмоционального микроклимата, а также оказание поддержки и помощи пациенту с депрессией.

Психотерапия и другие немедикаментозные методы

Как вылечить депрессию? Основной метод – психотерапия. Для достижения положительного эффекта врач использует различные методы, основываясь на состоянии пациента. Это могут быть:

  • индивидуальные, групповые или семейные сеансы психотерапии;
  • межличностная психотерапия;
  • психодинамическая коррекция;
  • когнитивная и поведенческая терапия.

Подходы и методы в пределах каждого направления очень разнообразны. Психотерапия используется как самостоятельный метод лечения легких форм заболевания, а в тяжелых случаях является обязательным элементом комплексной терапии.

Вспомогательным методом выхода из депрессии является коррекция образа жизни. Здоровый сон, правильное питание, полноценный отдых, дозированные физические нагрузки и занятие любимым делом – основные направления здорового образа жизни.

Лекарственная терапия

Медикаментозное лечение депрессии заключается в подборе и продолжительном приеме лекарственных средств. Для лечения преимущественно используется группа антидепрессантов. Кроме нее могут назначаться противотревожные (анксиолитические) средства, снотворные и седативные препараты.

Современная тактика лечения заболевания предполагает три фазы. Первый этап – начальный купирующий. Он заключается в максимальном устранении симптомов болезни и достижении ремиссии. Вторая фаза – стабилизирующая. Она необходима для профилактики ранних рецидивов депрессии (в первые несколько месяцев). Последний этап – поддерживающее лечение. Оно направлено на предотвращение нового эпизода заболевания.

В медицине применяется множество групп антидепрессантов. Они имеют разные механизмы работы, но суть их действия одинаковая. В конечном итоге прием антидепрессантов способствует увеличению содержания в организме моноаминов (серотонина, дофамина и норадреналина). Эти вещества участвуют во многих процессах, особенно в регуляции деятельности нервной системы. Действие антидепрессантов плавное, накопительное. Терапевтический эффект развивается через несколько недель с начала лечения.

Препараты из группы антидепрессантов подбираются только врачом-психиатром или психотерапевтом. Как и любые лекарственные средства, они имеют свои показания противопоказания и побочные эффекты. Самостоятельное и необдуманное применение антидепрессантов может нанести вред здоровью.

Кроме того, эффект антидепрессантов без психотерапевтической коррекции недостаточен. Депрессия лечится не только таблетками, но и работой над душевным состоянием пациента. Этого возможно достичь только на приеме у врача-психотерапевта.

Депрессия и субдепрессия

Сегодня, когда достижения человечества, казалось бы, должны с каждым днём делать человечество все счастливее, депрессия становится настоящей чумой двадцать первого века. По данным ВОЗ, которые гуглятся буквально одним движением руки, к 2020 году депрессия грозит выйти на первое место в мире среди всех заболеваний, обогнав инфекционные и сердечно-сосудистые проблемы.

Но если начать, как обычно, с определений – можно столкнуться с тем, что в большей части этих определений депрессию однозначно именуют расстройством психики, и никак иначе. И до недавнего времени в психотерапии чаще было принято говорить о так называемой субдепрессии, или о субдепрессивном фоне, оставляя депрессию психиатрам.

Но по большому счёту субдепрессия от депрессии отличается только количественно. И в случае депрессии обычно бывает чётко выражена так называемая депрессивная триада: ослабление двигательной активности (акинезия), полная безучастность ко всему (абулия) и сниженное настроение, отсутствие каких-либо стимулов к действию (апатия). Грубо говоря – человек просто лежит на кровати и разглядывает трещинки в потолке. Глаза у него при этом сухие, взгляд пустой и остекленелый, и он не плачет, а молчит. А при так называемом субдепрессивном состоянии депрессивная триада может быть смазанной или неполной. Человек может внешне жить достаточно активно: ходить на работу, выполнять супружеские обязанности, совершать еще какие-то общепринятые действия – но все это без удовольствия, без вкуса к жизни, без какого-то внутреннего драйва. Был такой анекдот, как раз про субдепрессию: » — Здравствуйте, я у вас вчера воздушные шарики покупал. Я к вам с жалобой — они бракованные. — В чем дело — воздух не держат? — Да нет, с этим все в порядке. — Может быть, лопаются? — Нет, не лопаются… — Так в чем же дело? — Не радуют они меня…»

И самая большая проблема такого состояния – его не видно изнутри. Но оно обычно настолько результативно «съедает» человека, что постепенно разница между терминами «депрессия» и «субдепрессия» среди консультантов сглаживается, и депрессией начинают называть (и соответственно предлагают принимать меры) и там, где вроде бы у человека все в порядке, и внешне не заметно никаких признаков проблематики — просто «воздушные шарики не радуют».

И к этому ощущению «нерадости» – а точнее, фоновой тоски, проявляющейся апатии, начинающейся бессонницы, хронической усталости и тому подобного – сегодня просто опасно относиться с пренебрежением. Потому что депрессия в самых разных ее проявлениях – это прежде всего симптом какого-то неблагополучия. И далеко не столь безобидное и быстро проходящее явление, как принято порой считать.

Увы, в нашем социуме пренебрежение в адрес страдающих депрессией – подчас чуть ли не обязательная форма реакции. Если кто-то по какой-то причине станет рассказывать о пережитых или переживаемых депрессивных эпизодах, непременно найдутся граждане, которые скажут, что депрессия – это все ерунда. Что и проблемы такой нет, что это все потому, что человек лентяй, или «да тебе просто развеяться надо», или «хватит ныть, соберись, тряпка» и так далее, и тому подобное. Тут важно заметить, что такие реакции, особенно в сочетании с «а вот я никогда в депрессии не бываю, я сильная личность», скорее говорят о том, что у «сильной личности» вовсю работают так называемые психологические защиты, и он либо сам находится в подобном состоянии (но почему-то боится признаться и делает, как говорится, хорошую мину при плохой игре), либо очень опасается в таком состоянии оказаться, потому что на бессознательном уровне чувствует – выбраться оттуда ему будет крайне сложно.

Нет, безусловно, есть и люди, которые вряд ли будут страдать депрессией: просто, простите за прямоту, в силу недостатка интеллекта. Потому что чем более развит у человека интеллект – тем шире и разветвлённее и его бессознательное, и тем больше обычно вероятность тех или иных проблем из области психотерапии. А личность, всё бессознательное которой ограничивается базовыми потребностями и инстинктами, действительно, вряд ли будет страдать чем-то вроде депрессии. Так что утверждения «А вот у меня никогда депрессии не было и не будет» стоит озвучивать с осторожностью: по сути они равнозначны признанию «А вот я дурак».

Восприятие депрессии как ничтожной проблемы ещё может быть связано с тем, что где-то на заре индустриализации возникло убеждение: мол, настоящий человек будущего – это человек без эмоций, без страхов и тревог, без каких-то внутренних переживаний, который упорно идёт вперёд к светлому будущему! Однако даже этой бравурной идеологии, конечно, оказалось не под силу выкорчевать из личности ее эмоциональное «Я»: но пренебрежение к «бесполезному нытью», как многие называют открытый разговор о психологических проблемах, у многих осталось. В том числе — в жизненных сценариях.

Депрессия обычно не возникает там, где человеку все в жизни ясно, понятно и всё в этой жизни определено и разложено по полочкам – пусть даже по довольно однозначным. Депрессией не станет страдать тот, кто, как у классика, «всегда доволен сам собой, своим обедом и женой», и чья жизнь привычна и не меняется десятилетиями, позволяя двигаться по заранее определённым рельсам. Депрессия скорее возникнет там, где у человека внезапно произошло разрушение старых базовых жизненных опор, но пока не наработалось новых. И где исчезла перспектива жизни, и вопрос «зачем это всё вообще» внезапно встал в полный рост и долго не теряет актуальности.

Депрессивными реакциями чреваты такие резкие изменения жизни, как, например, потеря работы; разрушение семьи (после долгих лет брака, когда вроде бы ничего не предвещало); уход из жизни близкого человека» финансовые трудности; так называемый «кризис среднего возраста»; и вообще любые ситуации, когда теряются ориентиры, и возникают вопросы о смысле жизни и о прочей экзистенциальной тематике.

Причём здесь чаще всего совершенно не работает так называемое «списочное счастье» – некий общепринятый перечень благ, которому якобы все обязаны радоваться. Иными словами, по мнению многих – если человек имеет хорошую работу, выраженную карьеру, семью и детей, квартиру и машину и т.д. и т.п. – он буквально должен быть счастлив. Но подчас именно у людей, вроде бы по канонам списочного счастья всем обеспеченных, не оказывается стимула дальнейшего развития: «Да, я могу купить себе, допустим, еще одну машину – но зачем? Я могу открыть еще одно направление своего бизнеса и заработать еще денег – но для чего?» Действительно, не раз вспомнятся те самые бракованные шарики — которые не радуют, и все тут.

В подобном психологическом тупике любая мотивация к действию перекрывается внутренними барьерами, наступает апатичность, часто подключаются соматические проблемы. А в итоге человек в депрессии – по русской пословице – «живёт, как мочалу жуёт». И даже если пока не идет речь о суициде — некоторое «суицидально обусловленное поведение» может уже возникать. Человек так или иначе пренебрегает правилами элементарной безопасности во многих сферах своей жизни – причём совершенно бессознательно; а когда ему делают замечания типа «ты же прежде всего себя подвергаешь опасности», он подчас отвечает (вслух или в глубине души): «Да и наплевать». Потому что субдепрессия и депрессия обычно ощущаются как аналог постоянной физической боли, словно внутри все время болит какой-то «внутренний зуб», и это ощущение выматывает человека до предела.

Вообще проблема субдепрессии и депрессии тесно связана с вопросом целей и смысла жизни: в частности, выходом из этого состояния может оказаться некоторое переосмысление смысла и переоценка ценностей. Но это хорошо делать тогда, когда вы знаете о себе достаточно, чтобы этот процесс осуществить. В противном случае поиск целей и причин своего состояния может стать похожим на другой известный анекдот: человек потерял часы за углом в тёмном переулке, но ищет их под ближайшим фонарём – «потому что здесь светлее».

Субдепрессия

Употребление наркотиков наносит невосполнимый вред здоровью и представляет опасность для жизни!

Иногда состояние человека явно далеко от счастья или нормального самочувствия, при этом оно не доходит до тяжести депрессии. Это не значит, что его нужно игнорировать или ждать самоизлечения. Порой у человека обнаруживается субдепрессия, которая тоже требует коррекции и внимания.

Что такое субдепрессия (или малая депрессия), отличия от депрессии

Субдепрессию врачи называют «дистимия» – состояние, при котором человек длительное время чувствует подавленность и симптомы, схожие с депрессией, но менее интенсивные. Главная особенность дистимии – очень большая продолжительность. Болезнь длится годами, не менее 2 лет. Это не может не отражаться на профессиональной деятельности и социальной жизни: человеку сложно работать и находить общий язык с коллегами, семьёй, друзьями. Симптомы заболевания редко создают проблемы человеку, они в большей степени возникают из-за продолжительности течения.

Обычно субдепрессия появляется спонтанно. Часто с этим связано травмирующее событие. Дистимия может сочетаться с тревожными расстройствами или переходить в большую депрессию, получив название «двойная депрессия». Она возникает больше, чем у 2/3 людей с дистимией.

Кто в группе риска субклинической депрессии

Первично дистимия в 70% случаев появляется в пубертатном периоде. Большинство пациентов с этим диагнозом моложе 21 года. Реже субдепрессия развивается с среднем и старшем возрасте.

В зону риска попадают люди после сильного стресса или травмирующего события. Поэтому так важно уделять внимание своим близким в эти периоды, оказывать поддержку и принимать их переживания.

Причины субсиндромальной депрессии

Врачи говорят о гетерогенности дистимии, то есть на её появление влияет сразу много факторов.

Причины развития дистимии:

  • наличие других психических патологий;
  • коморбидное состояние – наличие нескольких хронических соматических заболеваний, связанных друг с другом;
  • наследственность;
  • особенности личности;
  • органические поражения головного мозга;
  • патологическое течение беременности и родов у матери;
  • искусственное вскармливание, особенно с началом до 6 месяцев;
  • серьёзные травмы;
  • обширные операции;
  • сильные интоксикации;
  • патологии воспитания в детстве;
  • психоэмоциональные перегрузки.

Наиболее значимые из них – наличие других психических заболеваний или коморбидное состояние. У 70% пациентов выявляется один из этих факторов. Часто дистимия – последствие недолеченной большой или реактивной депрессии.

Самым страшным последствием является необратимая умственная деградация

Необходимо как можно раньше распознать зависимость и начать ее лечить.

Признаки

Человек с субдепрессией не испытывает радости, практически не улыбается, высказывает мрачные мысли. Часто он производит впечатление недовольного всем человека, осуждает других и критично настроен к ним и к себе. Он замыкается в себе и реже общается с людьми.

Такие люди рано встают по утрам или всё время хотят спать. Они могут отказываться от еды в течение всего дня. Заметив такое поведение стоит поинтересоваться у человека, как он себя чувствует. Получив в ответ мрачное или грубое высказывание, нужно ещё больше насторожиться и попытаться помочь: выслушать, ободрить, предложить посетить специалиста.

Выраженные симптомы субклинической депрессии

Отличить субклиническую депрессию он несносного характера бывает сложно. Но близкие люди способны заметить изменения в поведении, ведь раньше человек таким не был. Это должно натолкнуть на мысль о возможном заболевании. Стоит присмотреться и к другим проявлениям, чтобы быть уверенным, что проблема не в самом человеке, а в его состоянии в данный момент.

  • тоска и скука;
  • усталость, сонливость, утомляемость;
  • конфликтность, раздражительность;
  • эгоцентризм;
  • эмоциональная неустойчивость;
  • повышенная тревожность, страхи;
  • необоснованное чувство вины;
  • заторможенность, медлительность;
  • безразличие к любой деятельности и своей жизни;
  • отсутствие эмоций, чувства близости и сопереживания;
  • ипохондрия – поиск у себя несуществующих заболеваний, тяга к медицинским обследованиям;
  • истерия – склонность драматизировать события;
  • неприятные и необычные телесные ощущения без объективной причины их возникновения.

Среди симптомов чаще всего ярко преобладает один, остальные выражены незначительно. Это характерная черта дистимии. Если субдепрессия сформировалась на фоне смерти близкого человека, может возникать сверхценный комплекс «культа умершего». Больной постоянно говорит о нём, ходит на кладбище, пересматривает связанные с ним вещи. Иногда на фоне дистимий развиваются фобии: кацеро-, кардио- и нозофобии. Это связано с необычными телесными ощущениями, причина которых не в поражении внутренних органов, а в психических процессах.

Субдепрессии различают по характеру течения и проявлений. От вида зависит схема и длительность лечения.

  1. Резидуальная – хронически протекающая субдепрессия с эпизодами неполных ремиссий. Обычно возникает на фоне недостаточного лечения большой депрессии.
  2. Постадаптационная – с преобладанием невротических симптомов: эмоциональной неустойчивости, вины, тревоги и т. п. Часто формируется при недостаточном лечении реактивной депрессии.
  3. Старческая – субдепрессия старшего возраста с симптомами, характерными для органического поражения мозга.
  4. Эндореактивная – формируется из-за травмирующего события. Характерно переплетение классических депрессивных и реактивных проявлений.
  5. Соматизированная или катестетическая – встречается чаще остальных типов. Преобладают соматические жалобы – одышка, плохой сон, запоры, чувство сердцебиения, слезливость, головокружение, тахикардия, тремор конечностей, повышенная потливость. Проявляется подавленностью и тревожностью за своё здоровье. При отсутствии лечения может присоединяться жжение в области кишечника и гортани, боли в эпигастрии.
  6. Характерологическая – склонность к хандре, пессимизм, угрюмость, придирчивость сопровождают таких пациентов на протяжении большей части жизни. На фоне этого возникает недовольство собой и своей жизнью, а также повышенная чувствительность к критике и чужому мнению. Жалобы на состояние явно преувеличены – симптомы ипохондрии и истерии.

Пациента с каждым типом субдепрессии лечат по индивидуальной схеме. Иногда выйти из состояния удаётся без медикаментозной поддержки, а некоторые пациенты нуждаются в пожизненном приёме препаратов.

Диагностика

Для диагностики дистимии необходимо обследование у психотерапевта-психиатра. Классические тесты на депрессию в виде опросников в этом случае могут показать сомнительные результаты, при этом человеку на самом деле будет необходима помощь. При наличии соматических проявлений – головные боли, тахикардия, неприятные ощущения в животе и другие симптомы, необходимо пройти обследование у профильных специалистов. Вполне вероятно, проблема действительно есть, что не отменяет и возможность параллельного присутствия субдепрессии. Рекомендуется исключить и соматические причины симптомов, схожих с дистимией. Для этого нужно сдать анализ крови на несколько показателей.

  • определение уровня свободных Т3 и Т4, ТТГ, антиТПО (антитела к тиреопероксидазе);
  • концентрация витамина D в крови;
  • ферритин, сывороточное железо;
  • общий анализ крови;
  • определение концентрации половых гормонов.

Если отклонений не обнаружено, обращаться точно следует к психотерапевту.

Звоните, и вы успеете спасти своего близкого человека!

Болезнь загнанных лошадей — лицо современной депрессии

По мнению экспертов ВОЗ, депрессивные расстройства как причина временной нетрудоспособности и по степени наносимого экономического ущерба в скором времени выйдут на одно из ведущих, если не на первое место. При этом психиатры, психотерапевты, врачи других специальностей все чаще замечают, что пациенты, страдающие депрессией, уже довольно давно почти совсем утратили свой классический, описанный Ясперсом «облик» и жалуются на что угодно, но только не на пониженное настроение, чувство тоски или заторможенность. Так называемая атипичная, маскированная или ларвированная депрессия стала, пожалуй, извините за каламбур, наиболее типичной. Это затрудняет её выявление и, естественно, оказание эффективной, своевременной помощи.
Пациенты месяцами, а иногда годами обивают пороги кабинетов терапевтов, хирургов, неврологов, кардиологов, гастроэнтерологов, делают дорогостоящие исследования, «испытывают» на себе десятки медикаментов. Все чаще приходится наблюдать, когда интернисты, отчаявшись помочь пациенту со стойкой артериальной гипертензией, аритмией, язвенной болезнью или колитом, у которого нет четких признаков депрессивного расстройства, присоединяют к терапии антидепрессант и достигают быстрого улучшения при лечении, казалось бы, чисто соматического недуга.

В чем же причина такого явного, быстрого, если не сказать – катастрофического патоморфоза?
Объяснение кроется в резких изменениях условий жизни современного человека и россиян в особенности. Нас, десятилетиями пребывавших в «сонной одури застоя», а теперь вынужденных локтями, кулаками, другими местами и, к счастью, все чаще – мозгами отвоевывать достойное место под солнцем. Но, как говорится, нет добра без худа, все убыстряющийся темп современной жизни, все эти информационные и технологические «взрывы», безжалостность конкуренции неизбежно порождают настоящую эпидемию хронического стресса, захватывающую практически все слои нашего общества. Однако стресс, скажете вы, проблема всем известная и хорошо изученная, при чем здесь депрессия? А при том, что именно стресс множит число «депрессий истощения», «вегетативных», «соматизированных», «ларвированных» и иных подобных атипичных депрессий, в основе которых лежат особые механизмы, вносящие своеобразие в клиническую картину депрессивных расстройств.
В анамнезе у таких пациентов обычно не прослеживаются наследственная отягощенность или конкретная «свежая» психотравма, не видно четко очерченных «эпизодов» или «фаз», а чаще наблюдается жаркое «горение» на работе, череда «ударов судьбы», просто неутихающая боль за годы, прожитые бесцельно или в погоне за миражом, беспокойство за детей, тщетно мечущихся в попытках выбиться в «люди» или, напротив, выбившихся, и теперь пожинающих плоды успеха, которые уж очень напоминают яблоки с известного дерева в райском саду. В поведении этих людей обычно нет «пресловутой» психомоторной заторможенности, временами они даже могут казаться активными, «бойкими», лишь иногда как бы тускнеет взгляд или на лицо набегает «облако», особенно если удается нащупать по-настоящему важную для данного человека, «больную» тему. Настроение такие пациенты характеризуют как «нормальное» или, в крайнем случае, неустойчивое. Лишь при более тщательном расспросе выясняется, что периодически и со временем все чаще они ощущают «усталость от жизни», задерганность, раздражение, внутреннее напряжение, тревогу, невозможность расслабиться. Нередко отсутствует чувство отдыха после сна, выходных или отпуска, накатывают апатия, «лень», или жизнь теряет полноту и яркость, протекает, как на «автопилоте»; у случайно вырванного из повседневной суеты человека появляется растерянность — он не знает, что делать, чего хотеть.
В большинстве же случаев жалобы таких пациентов носят чисто соматический характер и при этом часто находятся объясняющие эти жалобы, вполне реальные, подтвержденные параклиническими исследованиями соматические заболевания. Лишь иногда опытные интернисты могут заметить то, что, к примеру, выраженность и стойкость болевого синдрома при остеохондрозе или гастрите или другие симптомы как бы преувеличены, то есть создается впечатление их аггравации, и они обычно резистентны к лечению.
Симптоматика таких депрессивных состояний практически не отличима от так называемого «синдрома хронической усталости», характерного для длительно протекающих вирусных инфекций, и с этим синдромом депрессии следует дифференцировать в первую очередь. Правда, такая дифференциальная диагностика довольно сложна технически и требует высокого профессионализма специалистов и современной лабораторно-инструментальной базы.

Каковы же патогенетические механизмы обсуждаемого типа депрессий?
Для объяснения их развития наиболее приемлема концепция неспецифических защитно-приспособительных реакций нервной системы, предложенная Ю.Л. Нуллером. Когда в результате длительных истощающих воздействий (хронического стресса) развивается общий дефицит энергетических ресурсов организма (в первую очередь – ресурсов нервной системы) по цепи обратной связи включается неспецифическая реакция тревоги (иногда пациенты ощущают это физически – жалуются на ухудшение сна, внутреннюю дрожь, напряжение мышц, появляются симптомы, которые принято считать «невротическими», — упорные цефалгии в виде «каски» на голове, «комок» в горле или затруднения глотания, ощущение нехватки воздуха или усиленного биения сердца). Параллельно по закону locus minoris resistencia обостряются старые или проявляются дремлющие соматические болезни, что также никак не способствует выявлению истинных пусковых механизмов расстройства здоровья. Так как реакция тревоги (неспецифическая активация) не решает проблемы, и истощение нервной системы продолжается, включается второй, более глубокий «эшелон» защиты — депрессия, которая в рамках данной концепции является не болезнью, а выработанным эволюцией особым механизмом охранительного торможения, не позволяющим растратить последний, «неприкосновенный» запас сил. Но для разумного, живущего в обществе человека этот механизм теряет свое защитное значение – он не может «спрятаться» от жизни, движимый чувством долга, ответственности, подчиняясь общепринятым правилам и социальным законам, наконец, просто по инерции, он продолжает суетиться и при этом постоянно получает от своей нервной системы сигналы о приближающемся внутреннем «банкротстве». Обладая способностью прогнозировать, такой человек на сознательном или подсознательном уровне как бы постоянно задается вопросом: «Как же жить дальше, находясь в состоянии выжатого лимона?». И смутно предчувствует или представляет возможность наступления полного краха по всем направлениям. Это порождает усиление тревоги, периодически достигающей степени отчаяния или паники. Последняя нередко сопровождается вегетативными «бурями» (в виде колебаний АД, аритмий, дискинезий желудочно-кишечного тракта), которые ранее обычно причислялись к вегето-сосудистой дистонии или к диэнцефальным (гипоталамическим) кризам, а теперь все чаще именуются «паническими атаками».

При повторении таких кризов или атак включаются обсессивно-фобические механизмы, которые наряду с вышеописанными защитно-приспособительными реакциями формируют порочный круг самоподдержания депрессии. И когда все эти механизмы, действующие не только на психологическом, но и на биологическом уровне, включены, пациенту, к сожалению, часто уже не в состоянии помочь ни полноценный отдых, ни самые изощренные психотерапевтические методики. Необходимы средства, надежно разрывающие порочный круг «истощение – тревога – истощение» и блокирующие приспособительные реакции нервной системы, утратившие у человека свой защитный смысл и лишь поддерживающие состояние болезни.

Пока на роль таких средств могут претендовать лишь транквилизаторы и антидепрессанты.

Кроме того, терапия депрессий всегда требует комплексного подхода. Наряду с всесторонним обследованием (из-за вышеописанных трудностей разграничения соматических и «депрессогенных» симптомов) лечение антидепрессантами должно сочетаться с психотерапией и психологическим консультированием. При этом психотерапия и работа психолога, независимо от применяемых методик, призваны обеспечивать решение следующих принципиально важных задач.

  1. Описание (в доступной пациенту форме) природы, механизмов развития и, главное, обратимого характера депрессивных расстройств.
  2. Ознакомление пациента с особенностями эффектов применяемых препаратов и необходимость строго соблюдать данные доктором рекомендации!
  3. Выявление основных истощающих факторов – перегрузок, внешних и внутренних конфликтов, зависимостей, «дисфункциональных» отношений и когнитивных процессов, а в более отдаленной перспективе – формирование нового, менее «жестокого» по отношению к нервной системе и к организму в целом стиля жизни. Процесс это сложный, трудоемкий и приводит к успеху лишь если начат вовремя – когда у пациента уже появилось желание и силы что-то менять, и он сам ищет «новые пути», а психотерапевт, как того требует один из основных законов этой профессии, играет не директивную, указующую, а сопровождающую («фасилитирующую») роль. При этом мы должны помочь пациенту понять, что в противном случае (при отказе от таких поисков) сохраняется риск, как минимум, повторных курсов лечения антидепрессантами.

Терапия современных депрессий – процесс обычно результативный, но далеко не простой и безоблачный, достаточно часты рецидивы, нередко возникает тенденция к хронизации депрессивных расстройств.

Пока еще не предложен идеальный антидепрессант, сочетающий в себе высокую активность, «силу», широту спектра действия с отсутствием побочных эффектов. В Областном консультативно-диагностическом центре широко используются самые современные схемы лечения и комбинации препаратов, отличающиеся большей надежностью, универсальностью и минимальными побочными эффектами и рекомендуемые ведущими специалистами неврологии и психотерапии.

В ОКДЦ ведет консультативный прием врач-психотерапевт Владимир Михайлович Подгрушный, готовый помочь в сложной ситуации.

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.