Как лечить шизофрению у подростков

Подростковая шизофрения

7. Подростковая шизофрения. Распространенность составляет приблизительно 10% всех случаев шизофрении, чаще встречается у девочек, у 40–45% пациентов она приводит к инвалидизации (как и у взрослых пациентов). У более чем половины девочек шизофрения течет приступообразно, в 25% случаев – непрерывно-прогредиентно (с началом у 10–13% пациентов в детстве и формированием олигофреноподобного дефекта), в 20% имеет место вялое течение. У мальчиков приступообразное течение наблюдается в 20% случаев, более чем в трети случаев выявляется непрерывно-прогредиентное течение (в 12,8% с формированием дефекта олигофреноподобного типа), почти у половины вялое течение. Полового различия в отношении грубо деструктивных форм шизофренического процесса не отмечается.

Различаются следующие основные варианты шизофренических состояний у подростков (Тиганов А.С., 2012).

1) Состояния, характеризующие отдаленные этапы шизофренического процесса. Диагностируется примерно у 30% пациентов. Это:

  • постпроцессуальные состояния послеранних детских приступов. В психическом статусе отмечаются черты тяжелого шизофренического дефекта с монотонностью аффекта, аутизмом, низкой продуктивностью мышления;
  • детскаязлокачественнаяшизофрения. Характерны преобладание непрерывного течения, наличие олигофреноподобного дефекта, а также частые госпитализации (12–13% всех случаев болезни);
  • раноначавшаясямалопрогредиентнаяшизофрения. Нередко протекает под масками последствий органического поражения ЦНС, мононеврозов, психосоматических заболеваний. У подростков выявляется преимущественно относительно легкая непсихотическая симптоматика, существующая на фоне отчетливого шизофренического дефекта (эмоциональное обеднение, снижение психической активности, признаки задержки психического развития, нарастающая потеря умственной продуктивности и социальная изоляция).

2) Шизофренические психозы с началом непосредственно в препубертатном и пубертатном возрасте. Чаще (41–42%) имеет место начало вялопрогредиентного течения (кодируется как шизотипическое расстройство личности), приступообразное течение (менее чем в 30%, в том числе в 7,7% отмечаются шизоаффективные приступы), значительно реже наблюдается непрерывно текущая параноидная шизофрения.

3) Стертые шизофренические (шизоформные) состояния с неразвернутой клинической картиной. Предположительно, в таких случаях имеет место преимущественно инициальная стадия шизофрении с полиморфной симптоматикой, которую представляют: 1) углубляющиеся шизоидные черты характера; 2) аутохтонная аффективная лабильность; 3) парадоксальность и неадекватность реакций; 4) преходящая психотическая микросимптоматика; 5) медленно нарастающие замкнутость и самоизоляция; 6) эмоциональное обеднение и 7) снижение энергетического потенциала. Достоверная диагностика в большинстве случаев возможна лишь посредством катамнестического исследования.

4) Вялотекущая шизофрения (шизотипическое расстройство) у подростков наблюдается относительно редко. Типичны идеи физического уродства, которые постепенно трансформируются в ипохондрический бред. Встречаются также случаи с галлюцинациями и персекуторным бредом, который, в сравнении с взрослыми пациентами, реже бывает систематизированным. По мере прогрессирования болезни круг обманов восприятия и бредовых феноменов расширяется, присоединяются симптомы психического автоматизма. Быстро нарастает шизофренический дефект. В юношеском возрасте может возникать злокачественная («ядерная») шизофрения.

5) Приступообразная шизофрения проявляется и протекает в целом так же, как у взрослых пациентов. Типологически манифестные психозы представлены аффективно-бредовыми, галлюцинаторно-бредовыми, полиморфными и значительно реже парафренными и онейроидно-кататоническими синдромами. При этом в возрасте 17–18 лет более часто встречаются полиморфные, аффективно-бредовые и онейроидно-кататонические приступы, у подростков 15–16 лет – галлюцинаторно-бредовые и неразвернутые психотические состояния. Симптоматике приступов свойственны большой полиморфизм, синдромальная незавершенность, отсутствие строгой закономерности в развертывании острых состояний и их обратном развитии. Кроме того, отмечается относительная кратковременность состояний психомоторного возбуждения и спутанного сознания. Существенного полового различия подростковая приступообразная шизофрения как будто не обнаруживает.

6) Шизофрения, протекающая в виде атипичного затяжного пубертатного криза. Имеется в виду шизофрения, особенно медленно прогрессирующая, которая проявляется преимущественно такими расстройствами, как гебоидный синдром, юношеская метафизическая интоксикация, ювенильная астеническая несостоятельность, дисморфофобия, психастеноподобный и юношеский сенситивный бред отношения (Цуцульковская М.Я., Пантелеева Г.П., 1986; и др.).

Диагностические указания в отношении данной патологии, разработанные рядом отечественных исследователей (Наджаров Р.А., Штернберг Э.Я., 1975; и др.), представляются следующим образом:

  • близость симптоматики к картине утрированных проявлений пубертатного криза;
  • наличие биполярных аффективных расстройств, нередко приобретающих континуальный характер;
  • развитие приступа в период пубертатного криза;
  • затяжной характер течения;
  • медленный выход из приступа с полным редуцированием психопатологических расстройств по окончании подростково-юношеского возраста;
  • формирование стойкой ремиссии с высоким уровнем социально-трудовой адаптации при наличии тех или иных признаков постпроцессуального изменения личности, таких как психический ювенилизм, углубление шизоидного склада личности, некоторая эмоциональная нивелировка, ригидность.

Стереотип развития процесса совпадает с этапами развития нормального созревания.

1. Инициальный период. Начинается в возрасте 12–15 лет. Его характеризуют: 1) заострение черт характера; 2) аутохтонные атипичные биполярные расстройства настроения (наличие дисфорического оттенка и недовольства собой в депрессии или возбужденность с непродуктивностью и отсутствие стремления к общению – в гипомании); 3) оппозиционность к окружающему, конфликтность. Могут иметь место сверхценная дисморфофобия, патологическая рефлексия с ощущением измененности своего физического и психического «Я», отвлеченность интересов, затруднения в контактах с окружающими.

2. Манифестный период. Соответствует возрасту 16–20 лет, в это время упомянутые в начале п. 6 психические расстройства, быстро нарастая, отличаются наибольшей остротой. Отмечаются также такие отклонения, как ониризм (гипнагогический галлюциноз), другие нарушения сна, расстройства аппетита, идеаторные расстройства (в частности, заторможенность мышления, аморфность мышления, ментизм, шперрунги), рефлекторные и иные галлюцинации, отдельные галлюцинации воображения, обсессивно-фобические расстройства, нарушения самовосприятия, сенестопатии, ипохондрия и т. п. Состояние остается более или менее стабильным в течение ряда лет или перемежается с периодами ремиссии, в которых стойко сохраняются психопатоподобные, сверхценные и аффективные расстройства.

В зависимости от преобладающей симптоматики различают 5 относительно самостоятельных клинических вариантов атипичных пубертатных шизофренических приступов:

  • гебоидныйприступ. Его манифест характеризуют патологическое преувеличение и видоизменение до психотического уровня пубертатных свойств с преобладанием эмоционально-волевых нарушений, включая влечения, а также дезадаптивное поведение с нарушением норм морали и общежития (грубость, враждебность, агрессивность, жестокость, цинизм, утрата просоциальной мотивации и маргинализация, негативистическое отношение к принятым в обществе жизненным ценностям, сексуальная расторможенность, склонность к промискуитету и иным сексуальным девиациям, неряшливость, неопрятность и др.);
  • приступссиндромомюношескойметафизическойинтоксикации (Ziehen Th., 1924). В период манифеста отмечаются, по В.В. Ковалеву (1979), синдром сверхценныхинтересов (одержимая и непродуктивная увлеченность отвлеченными вопросами: философией, логикой, психологией, поисками последней причины бытия и т. п.) либо столь же одностороннее увлечение определенными занятиями (фанатичное стремление к физическому или духовному совершенству, погружение в мистику, эзотерику, оккультизм, религию и др.).

Так, 18-летний пациент 2 последних года «закаляется», готовит свой организм к чрезвычайным испытаниям. Он подолгу бегает на морозе в одних плавках, ест траву, насекомых и мышей, спит на стене в изготовленном им самим приспособлении, голодает, объедается, экспериментирует с различными диетами и т. д. Он намерен прожить 300 лет и сокрушается, что поздно начал тренировки, упустил много времени. При этом насущные проблемы (учеба, межличностные отношения, забота о близких, болезнь и т. п.) остаются без внимания или на втором плане. Характерно, что за увлечением сложной проблематикой обычно выявляется снижение интеллектуальной продуктивности, подчас утрата способности усваивать школьную программу в минимальном ее объеме;

  • приступсявлениямиювенильнойастеническойнесостоятельности (Glatzel J., Huber G., 1968; и др.). Главным в таком состоянии в период манифеста считается доминирование своеобразных когнитивных нарушений, приводящих к затруднениям в восприятии и понимании информации, в частности учебного материала, в связи с чем возникает несостоятельность в учебе. Когнитивные нарушения, в свою очередь, вызваны депрессивной заторможенностью мышления и интеллекта, апатией, потерей любознательности и утратой умственной инициативы, нервно-психической истощаемостью, особенно выраженной при умственном напряжении. Упадок умственной активности субъективно воспринимается как «интеллектуальное отупение» и обычно тяжело переживается, приводя к попыткам его как-то преодолеть или хотя бы смягчить. Например, приемом психостимуляторов, занятиями тяжелым физическим трудом, закаливанием, занятиями у когнитивных психологов;
  • приступсдисморфофобическимиипсихастеноподобнымирасстройствами. Дисморфофобия (Morselli E., 1886) – патологическое состояние, при котором доминируют навязчивые, сверхценные или бредовые идеи физического недостатка. Психастеноподобное расстройство, по Г.П. Пантелеевой (1965), характеризуют выраженные в болезненной степени и нарушающие социальную адаптацию нерешительность, неуверенность в своих действиях и поступках, конфузливость, ранимость, сенситивные идеи отношения (задолго до психиатров описанные Ф.М. Достоевским), сосредоточенность внимания на себе, а не на проблемах, которые предстоит решить. Иными словами, за явлениями психастении скрывается сверхценный «комплекс неполноценности» (А. Адлер), который нередко дополняется гиперкомпенсаторным поведением;
  • приступ с юношескимсенситивнымбредомотношения. Характеризуется доминированием в клинической структуре первичного бреда «морального уродства», «нечистой совести» (Scharfetter Ch., 1976), который усложняется бредовыми идеями отношения и который возникает на фоне депрессивного расстройства настроения (Kretschmer E., 1966). Типичным, как и для всякого бреда, является неадекватное, бредовое поведение, в частности агрессивное и/или аутоагрессивное поведение.

3. Период реконвалесценции. Наступает между 20 и 25 годами. Происходит постепенное редуцирование продуктивных расстройств вплоть до полного их исчезновения, компенсация относительно неглубокой дефицитарной симптоматики, восстанавливается социально-трудовая адаптация, возможен профессиональный рост пациентов.

4. Резидуальный период. Лишь у части больных отмечаются стойкие негативные симптомы, такие как утрата широты интересов, снижение психической активности, сугубо рационализированное отношением к близким, некоторая замкнутость в кругу семьи, потребность в опеке со стороны окружающих. При этом у одних пациентов на первый план выступают признаки инфантилизма (непрактичность, зависимость от близких, эмоциональная незрелость и слабость влечений при хорошем уровне умственной продуктивности), у других превалируют шизоидные особенности склада характера (аутизм, чудаковатость), которые не препятствуют, однако, профессиональному росту и успешной социальной адаптации.

Подростковая шизофрения: причины, признаки и способы лечения

Первые признаки шизофрении у подростка легко спутать с возрастными изменениями и их сопровождающим нестабильным эмоциональным состоянием. Например, юноша или девушка могут вести себя отстраненно и замкнуто или, наоборот, гримасничать и дурачиться. Родители делают скидку на сложный период развития и не принимают странности в поведении всерьез.

За редким исключением в норме для подростков характерно желание общаться со сверстниками, самоутверждаться в социуме, пробовать новое. А вот апатия (равнодушие), безынициативность и отсутствие мотивации хоть к какой-либо деятельности — могут быть признаком серьезного заболевания.

В свою очередь, скрытая генетическая патология нервной системы проявляется именно в переходном возрасте. Истинные причины сможет определить своевременная и точная диагностика. Если наличие заболевания подтвердится, для лечения нужно обратиться к врачу-психиатру.

Что может спровоцировать проявление болезни?

Исследователи называют причины шизофрении у подростков многофакторными. Спровоцировать симптомы этой психической болезни могут не только возрастные изменения. Наряду с генетическим фактором среди причин могут быть сильные эмоциональные потрясения, употребление в алкоголя или наркотических веществ (у предрасположенных людей — даже однократно в небольшом количестве), травмы головы или инфекционные заболевания.

Как проявляется шизофрения в переходном возрасте?

Самым опасным возрастом, когда признаки психического заболевания становятся очевидными, врачи считают 14–15 лет. Для диагностики достаточно одного четкого признака или двух нечетких. Есть о чем беспокоиться, если у юноши или девушки замечают следующие симптомы:

  • бредовые идеи и высказывания — подросток может рассказывать, что его преследуют, воображать, что у него есть великие таланты, или стремиться к лечению несуществующей болезни;
  • неадекватное поведение (злобность, необычные страхи);
  • чрезмерно возбужденное состояние или, наоборот, ступор с обездвиженностью, оцепенением;
  • невнятная речь;
  • зрительные или слуховые галлюцинации («видения», «голоса»);
  • эмоциональная холодность, равнодушие и снижение воли и мотивации (нежелание ничего делать), которые прогрессируют.

Диагностируют заболевание продолжительное время. За поведением и состоянием наблюдают в течение шести месяцев, фиксируя проявления шизофрении у подростка, симптомы. Лечение назначают по результатам диагностики.

Среди методов диагностики шизофрении выделяют клинические — консультация психиатра, патопсихологическое исследование — и лабораторные/инструментальные — Нейротест, Нейрофизиологическая тест-система.

Эффективность работы нервной системы врач может оценить с помощью Нейротеста. Для исследования берется небольшое количество крови, в которой замеряются несколько показателей. Если их уровень высокий, это свидетельствует об остро протекающем шизофреническом процессе в нервной системе и подтверждает диагноз.

Нейрофизиологическая тест-система в ходе сразу нескольких исследований воздействует на органы чувств подростка раздражителями разной интенсивности. Если реакции отличаются от реакций здоровых людей, это также говорит в пользу диагноза «шизофрения».

Патопсихологическое исследование подразумевает тестирование пациента клиническим психологом, который проверят мышление, память, внимание, эмоциональное состояние и волю. У подростка с шизофренией будут наблюдаться нарушения. К примеру, при просьбе пояснить значение абстрактного предложения (пословица, поговорка), пациент будет думать, что говорит верно и последовательно, хотя на самом деле это будет не так.

При подозрении на органическую патологию головного мозга, наличие черепно-мозговых травм, эпизодов потери сознания, судорожных припадков в анамнезе показана также консультация невролога и проведение ЭЭГ.

Возвращение к нормальной жизни

Лечение шизофрении должно проходить у опытного специалиста, который имеет опыт психотерапии. Индивидуальная психотерапия с подростком, у которого диагностировали данное психическое заболевание, первостепенна. Семейная психотерапия также важна, так как родные должны поддерживать подростка в сложный период лечения и формирования ремиссии.

Групповая терапия помогает в социальной реабилитации, возвращению навыков общения, борьбе с аутизмом, изоляцией от внешнего мира. Считается, что даже молчаливое присутствие больного на групповой терапии уже серьезный прогресс, который ведет к выздоровлению.

Чтобы полностью контролировать симптомы и избежать нежелательных побочных эффектов, медикаментозную терапию должен назначать врач. Регулярное посещение лечащего психиатра гарантирует длительную и стойкую ремиссию.

В процессе лечения врач назначает препараты для медикаментозной поддержки пациента с симптомами психической болезни. В зависимости от симптомов это могут быть нейролептики, антидепрессанты, ноотропы, транквилизаторы. Комплексное и своевременное лечение у грамотных психотерапевтов помогает вернуть человека к нормальной жизни.

Шизофрения у детей. Неочевидные признаки

Несмотря на длительную историю изучения шизофрении, до настоящего времени существуют лишь гипотезы о причинах её возникновения. Описанная Э. Крепелиным в конце XIX века под названием «раннее слабоумие» (dementia praecox), шизофрения всегда была одной из центральных проблем психиатрической науки. Стараниями учёных всего мира накопился огромный массив данных о её вариациях, найдены эффективные способы лечения многих форм.

В данной статье будут рассмотрены признаки и потенциальные предвестники подострых вариантов шизофрении у детей и подростков, выявление которых требует внимательного отношения со стороны родителей.

Шизофрения: мифы и реальность

Для начала «разрушим» некоторые устоявшиеся мифы, прочно сформировавшиеся в общественном сознании:

№1. Диагноз шизофрения ставит крест на будущем.

№2. Наличие шизофрении означает обязательную инвалидизацию и лишение дееспособности.

№3. При шизофрении человек пожизненно получает лекарства.

№4. Лекарства от шизофрении не лечат, а лишь затормаживают психику.

№5. Человек с шизофренией социально-опасен и его следует изолировать.

Все это далеко не так! Подобное бывает далеко не в каждом случае!

Как правило, мифы касаются наиболее тяжёлых вариантов течения болезни. Стоит отметить, что иные варианты шизофрении у детей (подострые, медленно прогрессирующие) составляют не менее половины от всех случаев. Правильный лечебно-реабилитационный подход в таких случаях позволяет сохранить на достаточном уровне качество жизни.

Шизофрении у детей. Признаки и примеры из практики

Поводом для обращения к врачу-психиатру обычно служат нарушения поведения, отказы от посещения школы, разные варианты нестандартного реагирования, к которым можно относить чрезмерную чувствительность к обычным житейским ситуациям, приводящую к выходу из социальной жизни. У детей наиболее частый вариант – проблемы в детских коллективах (детский сад, школа). Отказ от посещения школы – это не симптом шизофрении, но наиболее часто встречающаяся жалоба родителей.

Болезнь приводит к рассогласованности эмоционально-волевой, интеллектуально-мнестической и психомоторной сфер психики. Устойчивый, немотивированный или необычным образом мотивированный отказ от посещения школы или сада требует комплексной оценки квалифицированным специалистом.

Важной особенностью болезненного процесса у детей является его совпадение с периодом активного развития всего организма: психики, нервной и эндокринной систем. В ряде случаев диагноз шизофрения ставится спустя длительное время от начала наблюдения. В других случаях, когда ребенок болеет «по-взрослому» диагноз будет более очевиден.

Отказ от посещения школы может быть мотивирован чрезмерным желанием заниматься другой определённой деятельностью (сложные науки, рисование, написание литературных или музыкальных произведений). Однако следует понимать, что и это не может однозначно свидетельствовать о наличии шизофрении. Деятельность или бездеятельность сама по себе не является симптомом, она является отражением психических процессов. Беспокоиться следует в том случае, если «необычность» поведения ребёнка видна невооруженным взглядом.

Шизофрения у детей дошкольного возраста

У детей дошкольного возраста необходимо внимательно смотреть за развитием сферы эмоций – малыши создания живые, эмоциональные, ярко радующиеся и быстро расстраивающиеся. Чрезмерная серьёзность, безразличие, «бедность» эмоций, увлечённость определёнными своеобразными занятиями, зачастую несвойственными детскому возрасту, слабая эмоциональная привязанность к родителям и низкая потребность в контакте являются тревожными знаками риска развития шизофрении у детей.

Пример из наблюдений врача Мамцевой В.Н. Мальчик, 3 года. Не стремился к детям, обращал мало внимания на близких, не проявлял интереса к игрушкам, подолгу играл с обувью, переставлял ботинки, туфли, строил из них поезда, разговаривая при этом сам собой. Когда его пригласили на новогодний праздник, не обращал никакого внимания на красиво наряженную ёлку, игрушки и подарки. Очень обрадовался, увидев в коридоре ботинки и боты, стал играть с ними. Ребёнка с трудом удалось оторвать от этого занятия, чтобы увезти домой.

Следует также обращать внимание на резкие «откаты в развитии», утрату ранее приобретенных навыков (речь, опрятность, самообслуживание, немотивированные отказы от еды).

В игровой деятельности ребёнка дошкольного возраста большую роль играет воображение. В этот период происходит бурное развитие фантазии, способность к представлению чего-либо и возникновение совместной игры с детьми и взрослыми.

Следует внимательно относиться к любому чрезмерному «перекосу» фантазий – усилению, угасанию или искажению. Усиление может проявляться безграничным игровым перевоплощением во время которого ребёнок перестаёт выходить из фантазийного образа (например, образ животного). С другой стороны, могут иметь место разнообразные страхи, усиленные болезненным воображением. Для оценки принадлежности таких феноменов к шизофреническим расстройствам требуется длительное наблюдение.

Младший школьный возраст

В младшем школьном возрасте следует следить за адаптацией в коллективе детей, агрессивным поведением и эмоциональным фоном. Описанные выше односторонние интересы с возрастом могут принимать всё более интеллектуализированный вид.

Пример из наблюдений врача Ковалёва В.В. Мальчик, 7 лет, проявлял особый интерес к календарям, часами рассматривая их и тщательно переписывая часы восхода и захода солнца и луны, а также долготу дня. В результате этих длительных занятий он мог безошибочно назвать указанные данные для любого дня года. Ребенок не проявлял интереса к играм других детей, говорил, что ему «с ними скучно». Скупо и неохотно, отвечал на вопросы врача, заметно оживлялся, когда разговор касался его увлечения, сообщая с различными подробностями сведения о восходе и заходе солнца и луны.

Подростки

В подростковом возрасте возможно оформление интересов в так называемую метафизическую (философическую) интоксикацию.

Пример из наблюдений врача Мамцевой В.Н. Мальчик младшего школьного возраста проявлял повышенный интерес к схемам и чертежам машин, переписывая их из технических журналов, проводил много времени в промышленных павильонах ВДНХ. В возрасте 13 лет стал думать о создании двигателя, работающего без горючего с высоким КПД. Был поглощен проектом такого двигателя, раздражался, когда его отвлекали.

Иным вариантам односторонней идеи является чрезмерная фиксированность на внешнем облике. Этот вариант чаще встречается у девочек в период полового созревания. Нередко имеет место болезненное стремление к худобе, достигаемое различными способами – ограничение в питании, чрезмерные физические нагрузки, вызывание рвоты после еды, приём слабительных средств, мочегонных и прочих средств влияющих на массу тела. Характерно, что в отличие от рационального желания изменить внешний облик, в данном случае нижняя граница веса или суточный калораж с течением времени опускается ниже, приводя к жизнеугрожающему истощению.

Пример из практики. Девочка подросток 15 лет, обратилась с жалобами на снижение веса, ограничение в еде, недовольство внешностью, отсутствие менструаций, отсутствие аппетита, повышенную сухость кожи, зябкость, склонность к запорам.

Интеллектуальное и речевое развитие соответствует возрастным нормам. Неохотно посещала детский сад (не нравился воспитатель), бывала рвота во время истерик, если пытались заставить. В школу пошла своевременно, посещала дополнительно кружки и секции, в коллективе адаптировалась, но близких подруг не было. В 13 летначало менструального цикла. Примерно с этого же времени, на фоне замечаний о внешности со стороны тренера, врачей, начались первые изменения в поведении. На тот момент рост 163 см., вес 65-67 кг. Начала «питаться правильно», избегала сладкое и мучное, сократила суточный рацион, усиленно занималась спортом. С течением времени ограничила суточный калораж, который в пиковые периоды эмоционального напряжения сокращался до 100-200 ккал/сутки. Изменилась эмоциональностала безрадостной, высказывала страхи за будущее, отрицательно реагировала на комплименты о внешности, периодически пропускала школу, стала неопрятной. Жаловалась, что стало трудно учится, не справлялась с нагрузкой в школе.

В беседе с врачом жаловалась на «плохие мыслизачем я живу, вдруг у меня ничего не получится», «как будто все знания стерли из головы». Противоречиво относилась к состояниюговорила о том, что испортила здоровье, но в то же время не могла есть, боялась набрать вес, часто заговаривала о выписке из стационара. Прошла курс лечения в стационаре, длительно наблюдалась амбулаторно.

По наблюдению через 5 летуспешно окончила школу, в ВУЗ поступать не стала, устроилась на работу в салон красоты.

Среди начальных проявлений подострых форм шизофрении у детей можно отметить разнообразные эмоциональные и поведенческие расстройства. Тяжелая депрессия или выраженные нарушения поведения, которые возникают внезапно у детей, не отличавшихся в развитии от сверстников, могут служить предвестником заболевания.

Шизофрения и страхи

Отдельно следует отметить страхи. Содержание страхов в подростковом возрасте бывает различным, приведём 2 клинических случая.

Мальчик, 13 лет. В развитии от сверстников не отличался. В возрасте 11-12 лет после просмотра передачи про микробов стал много размышлять о болезнях. В последний год крайне щепетильно относится к личной гигиене, по 3-4 раза в день принимает душ, часто моет руки, из-за чего кожа на руках трескается. Нередко заставляет родителей следовать его правилам личной гигиены, если они отказываются называет их «грязными», говорит, что их грязь может «прилипнуть к нему». Временами проявлял агрессию к дяде потому, что тот отказывался идти в душ. Стал хуже учиться, потому что в школе «грязные» дети и учителя, отказывался идти в школу. В течение года наблюдения стал высказываться, что «грязь»это «не совсем обычная грязь, а грязь душевная, которую могут передать мысленно». Старался не думать о «плохих вещах», создал систему ритуалов, которые защищали его от действия микробов. Из-за нарастания агрессивности был доставлен на осмотр к врачу-психиатру, направлен на госпитализацию.

Наблюдение в течение 5 лет, около 3-х лет непрерывно принимал лекарства, после 9-го класса поступил и окончил ветеринарный колледж, повторных госпитализаций не было. Остаётся не очень общительным и тревожным, взаимоотношения в семье наладились.

Мальчик, 13 лет. Развитие без особенностей. Рос ласковым, нежным, общительным, доброжелательным. В 12 лет внезапно стал следовать определённым ритуалам в быту и учёбенеобходимо было определённое количество раз поднести ложку ко рту перед тем как начать есть, не мог переступать сразу через порог, стал крайне медленно читать из-за соблюдения собственных правил чтения. Изменилась походка, стал менее эмоциональным, имел истощенный, болезненный вид. Как выяснилось в беседе, основной мотивировкой нарушений был доходящий до абсурда страх сообщить неправдоподобные сведения. За 2 года симптоматика видоизменилась. Несмотря на активное лечение, ритуалы то возникали, то пропадали, в пиковые моменты подросток не мог нормально разговаривать, т.к. необходимо было соблюдать правила при формулировании предложений. С течением времени, на фоне лечения состояние стабилизировалось. Окончил школу, поступил в ВУЗ, успешно занимается музыкой.

В описанных выше случаях, несмотря на тяжесть симптоматики на момент обращения, имели место положительные изменения в недалеком будущем. В момент начала болезненных проявлений в организме включатся различные формы психологической защиты. Именно они позволяют детям и взрослым справляться с симптомами на ранних этапах. Однако, следует понимать, что течение болезни имеет прогрессирующий характер, а защитные ресурсы организма не безграничны. Раннее получение специализированной психолого-психиатрической помощи способствует благоприятному прогнозу.

В настоящее время можно с уверенностью сказать, что диагноз шизофрения – не приговор!

Абрамов Александр, врач-психиатр Центра им. Г.Е. Сухаревой ДЗМ

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.