Как митя фомин избавился от заикания

Митя Фомин: это уже не тайна, я не пел в группе HI-FI

Владимир Полупанов, АиФ.ru: В прошлому году вышел ваш совместный клип на песню «Разбуди меня» с группой HI-FI и Павлом Есениным. Это была разовая акция, или ты вернулся на прежнее место работы?

Митя Фомин: Я уже не мыслю себя в прежних рамках. Это было воссоединение группы HI-FI в золотом составе. Мы не встречались и не выступали вместе более 10 лет. Всё думали над поводами для воссоединения и никак не могли придумать. Сергей Жуков отмечал 22-летие группы «Руки вверх» в «Олимпийском», и я предложил ребятам — чем не повод. Идею все восприняли с воодушевлением. И всё случилось.

Скажу тебе честно, я ожидал большего внимания к этому воссоединению. Я даже думал, что неплохо было бы проехаться по городам-миллионникам. Мы спели вместе новую песню. Но, к сожалению, не были услышаны так, как хотелось. С прискорбием отмечаю, что вроде бы хорошая песня («Разбуди меня» — Ред.), но она осталась почти незамеченной, не прозвучала, как должна была.

В клипе Павел Есенин мелькнул всего лишь на несколько секунд. А ведь все эти 10 лет, которые ты работал в группе, он пел вместо тебя.

— Да, это уже не является тайной — я просто «анимировал» эти песни. Я сравниваю эту роль с ролью актёров, которые в фильмах «поют» чужими голосами, потому что так решил режиссер. Это была удобная модель существования коммерческого коллектива, который очень востребован. Мы же почти не бывали дома. Хотя у меня всегда были амбиции певца. Я и пришёл в HI-FI с надеждой, что рано или поздно мне дадут возможность петь. Но сколько бы я ни добивался и ни уговаривал менеджмент группы, мне отказывали.

А чем мотивировали отказ?

— Тем, что публика уже привыкла к этому голосу, что у нас прекрасная модель, обкатанная годами. А если начну петь я, это может изменить судьбу коллектива. Так что не надо ничего менять, петь всё равно будет Есенин. В какой-то момент я с этой участью смирился. Мы были так востребованы, что даже не было времени остановиться, подумать о том, как реализовывать свои творческие амбиции. Конечно, в глубине души у меня скребли кошки. Я думал о том, что долго так не просуществую.

Я играл роль артиста в придуманном эстрадном спектакле. Весь шоу-бизнес, организаторы концертов знали, что Фомин не поёт. Но ни у кого не возникало ощущения фальши, потому что я выходил всегда как на амбразуру и эту роль исполнял прекрасно. Хотя менеджмент группы никогда не хвалил меня, а в глубине души мне этого очень хотелось. Чтобы сказали, что я хороший, незаменимый.

Но это не отменяет того, что я безмерно благодарен, что мне дали такую возможность. Годы, проведенные в HI-FI , многому меня научили. Я заработал друзей, поклонников, врагов, научился общаться с прессой, вести себя на публике, взлетать, падать, а потом снова взлетать. Это были незабываемые 10 лет! Но дальше я так жить не мог. Нужно было двигаться дальше.

Я представлял себе, что мне будет 60 лет и я буду прыгать на сцене под чужой голос. Кстати, я всегда пел поверх фонограммы с голосом Павла Есенина. И когда останавливалась фонограмма, я допевал, выкручивался из любых, неожиданных ситуаций.

А что стало каплей, переполнившей чашу твоего терпения?

— На смену Ксении Олешко пришла Таня Терешина, а потом Катя Ли, которая была первой поющей солисткой группы. Кате позволили петь во всех новых песнях, а мне по-прежнему ни в одной. И тогда я понял, что мне пора. И я ушёл, по сути, в никуда. Но нисколько об этом не жалею. Первым руку помощи мне протянул Максим Фадеев. Он сказал: «Вы мне нравитесь как артист».

Пронькину и Терешиной тоже не давали петь?

— Думаю, сейчас мы уже можем об этом говорить. Никто из нас не пел. Но сейчас в группе поют все, работают вживую. Я был тем самым протуберанцем, возбудителем сознания и мятежником, который говорил: «Ребята, мы были 10 лет на гребне славы. Но время меняется, поэтому так долго продолжаться не может». Я был первый, кто взбунтовался против этой системы. Но в прошлом году, когда мы временно воссоединились, все старые обиды забылись.

— К сожалению, с Максимом Александровичем у нас не получилось поработать в полной мере. В HI-FI у нас не было никаких рамок, регламента и формата. Я одевался, как хотел. Что хотел, то и говорил со сцены. Ходил, куда хотел. Мою жизнь никто и никак не контролировал. За это огромной респект создателю коллектива Эрику Чантурия. Он давал нам полную свободу! При этом он мастер своего дела. Его слова и аранжировки Есенина в первых песнях группы — это было очень прогрессивно. Никто так не писал.

У Фадеева несколько иной подход. Со мной подписали контракт, который сильно меня ограничивал. Мне было велено не дергаться, а ждать. Поскольку я пришёл в чужой монастырь, то ничего не оставалось делать. Я принял эти правила. У Максима Александровича не хватало времени на меня, он долго не появлялся в офисе, не выходил на связь. И мной почти не занимались. Кстати, когда я пришёл к Фадееву и показал ему свой материал, он ткнул пальцем в одну из песен («Две земли», которую написал самарский композитор, работающий под псевдонимом «Теос») и сказал, что с этим материалом можно стартовать. Я стартовал как сольный исполнитель с этой песни. Но мне не хватало концертов. Я бил копытом, рисовал бизнес-планы, приходил в офис и просил: «Дайте мне песню». А мне отвечали: «Дмитрий, ждите. Мы вам позвоним. А пока сидите на попе ровно». А я не мог сидеть. Я привык работать. В HI-FI мы давали по 5-7 концертов за выходные. А после ухода у меня месяцами не было работы. Я выл как зверь. В какой-то момент пришёл и сказал, что больше так не могу и хотел бы уйти. За это я должен был выплатить огромный штраф. Огромный респект Фадееву, с меня не взяли ни копейки за расторжение.

Не знаю, что было бы со мной, если бы не Лёша Романоф, который написал мне песни и привёл меня в компанию «Гала рекордс». Под честное слово Романова мне выделили ссуду, которой я погасил свои долги в «Мальфе» (за съемку клипа и пребывание в продюсерском центре).

У тебя есть акустическая программа, которую ты исполнишь 8 декабря в Аптекарском огороде Ботанического сада МГУ. Ты эту программу сделал для того, чтобы доказать всем, что ты артист, который умеет работать живьём?

— Эту программу, которой исполнилось уже 3 года, я сделал для того, чтобы показать другого себя. Это был для меня арт-проект, художественный вызов. Я это сделал ещё и для того, чтобы подчеркнуть, что эстрадной песне присущи разные свойства. Песни, спетые под акустическую гитару, приобретают другие краски. Я хотел показать, что эстрадная песня имеет свою глубину. Это еще и дань уважения моему отцу Анатолию Даниловичу Фомину, который прекрасно играл на гитаре, был балагуром и очень любил жизнь.

С тех пор, как ушел из группы HI-FI, я пою только вживую. Иногда доходит до скандалов, телевизионные программы просят выступить под плюсовую фонограмму. Я как осёл упираюсь — только вживую. Но не всегда это удачно получается. Потому что работаю даже на плохой аппаратуре.

Хочу отметить, что за концерт 8 декабря я не получаю ни копейки. Могу позволить себе выступать без гонорара. Все средства пойдут в благотворительный фонд «Линия жизни», с которым мы вместе собрали не один миллион рублей для детей с самыми разными заболеваниями. Концерт пройдёт в тропической оранжерее среди вечнозеленых растений. Зрительские стулья стоят стоят прямо на земляном грунте. Поэтому призываю всех приходить в удобной обуви и без цветов.

— Вначале мы играли акустику в интерьере старой советской квартиры. Это было продиктовано тем, что я хотел построить весь концерт на воспоминаниях о детстве. Как я рос, что делал, чем занимался. Немногие об этом знают. Поэтому в нашем райдере было написано, что нам на сцене нужны два старых кресла, круглый стол, скатерть и т. д. И ещё я просил швейную машинку. Потому что мои мама и сестра много шили. Шум швейной машинки сопровождал меня все детство. Помню, как мама распорола свою красивую парчовую юбку и сшила из неё костюм Маленького принца. Накануне вечером ничего не было, а утром я проснулся и пошел в детский сад принцем. Найти машинку для декораций в Москве было нетрудно. Но удивительно, что когда мы были в туре на Дальнем Востоке, швейные машинки и там чудесным образом находились в каждом ДК, где мы выступали.

В октябре этого года вышел твой клип на песню «На вершине мира», который был снят в Арктике. Зачем тебе понадобилось отправляться за Полярный круг?

— Все свои клипы я стараюсь снимать в необычных локациях. Когда появилась возможность снять клип в Арктике, конечно же, я за нее зацепился. Редкий артист добирался туда. И никто не снимал на Северном полюсе. Мы вступили в диалог с компанией «Росатом», которой я очень благодарен.

Договорились с компанией «Новатэк» — их предприятие находится в закрытом посёлке Сабетта, где ведётся добыча сжиженного газа, и оттуда танкеры его транспортируют по Северному морскому пути. А путь им прокладывает самый мощный в мире атомный ледокол « 50 лет Победы » , на котором мы и путешествовали. В поселок позволено летать только специалистам. Поэтому мы долго согласовывали маршрут и участников.

В клипе ирландского исполнителя Хозиера я увидел танцовщика Сергея Полунина. Я провел параллель и предложил своему другу, премьеру Большого театра Денису Родькину, принять участие. На мое счастье, он сразу, почти безоговорочно согласился. Он придумал хореографический этюд с балериной Большого театра правнучкой Матильды Кшесинской Элеонорой Севенард. Но их танец мы снимали не в Арктике, а в горах на Красной поляне. Сам клип и несколько влогов из Арктики можно найти у меня на youtube-канале.

Кто финансировал клип?

— Артист Митя Фомин. У меня нет спонсоров. Да и клип обошелся не так дорого. Не дороже всех остальных моих видеороликов.

Ты недавно признался, что тебе кто-то из поклонников подарил «Мерседес». Кто этот щедрый человек?

— Не могу раскрывать все карты (заливисто смеется). Могу сказать, что это поклонники, которые могут себе позволить. Этой машине уже больше 10 лет. Но она мне дорога как память и часть моей истории. Когда я только ушел из HI-FI, сидел без денег, концертов не было, думал продать ее. Но не решился. И слава Богу. Эти деньги я бы уже давно проел. Сейчас эту машину можно продать всего за 1 млн рублей. А тогда она стоила 150 тыс. евро.

Какие планы на Новый год?

— В новый год я хочу работать, для меня это лучший способ встретить праздник. Под конец года я выпускаю новый сингл, который называется « Все будет * ** **** » . Песня нашла меня очень вовремя, ведь в следующем году хиту « Все будет хорошо » исполняется 10 лет, и я подумал, что мы должны подчеркнуть эту дату и переосмыслить песню. Но как может быть еще лучше, если уже хорошо? Только так. Премьера трека уже через неделю, 13 декабря, клип выйдет 17 января, в день моего рождения. Снимали мы его в Белгороде в жутких погодных условиях, привлекли около 70 профессиональных актеров и танцоров, и меня там бьют…

А пока всех поздравляю с наступающим 2020! Это цифра, в которой много гармонии, симметрии, порядка, и я желаю, чтобы именно эти составляющие не оставляли вас в Новом году. Пусть будет так, как поется в моей новой песне.

Митя Фомин: жить одному мне комфортнее, но я не говорю, что это правильно

– Две недели назад вышел ваш новый альбом «Слышь, да ладно». Для вас – очевидного поп-артиста – это во многом новый и неожиданный формат, есть даже андеграундные настроения. Как вы решились на такие эксперименты?

– Почему же, на новой пластинке много узнаваемых композиций, но есть и новаторское звучание. Скажу так: за последние годы очень сильно поменялись поп-музыка и поп-культура. Артист не имеет права стоять в стороне и только делать то, что от него привыкли слышать. Мы не искали особенного звучания, просто авторы, с которыми я выпустил этот альбом – Дима Пермяков и Антон Морев, – гораздо моложе меня. И их ощущение жизни несколько иное, но оно мне созвучно. Да я себя и считаю молодым. На мой взгляд, возраст человека определяется несколько иными категориями, чем биологические часы. И мне нравится, что сегодня Митя Фомин может звучать иначе.

– Когда‑то вы говорили: «Нам всем не хватает смелости, чтобы что‑то в своей жизни кардинально поменять. У каждого человека есть такой незакрытый гештальт». Какие гештальты последнего времени припомните?

– Поскольку я человек весьма последовательный, кардинально мне ничего менять не надо. Тем более, как известно, лучшее – враг хорошего. Хотя, может быть, мне не хватает какой‑то более продуктивной активности, например в соцсетях. Недавно сотрудники библиотеки имени Чехова в Благовещенске к юбилейной дате писателя пригласили меня прочитать его рассказ на видео. Я с удовольствием это сделал и потом подумал: «А почему я не читаю так для зрителей, для подписчиков? Людям ведь было бы интересно, тем более у меня получается». А это, в свою очередь, может привлечь в мою жизнь новые интересные события. Какой‑нибудь режиссер увидит и захочет снять меня в своем фильме. Очень хочу сниматься в кино, и, пожалуй, это и есть мой незакрытый гештальт на сегодня. Сейчас, чтобы попасть в кино, необязательно мотаться по кастингам, достаточно быть узнаваемым и громким. Хотя не всегда твои благие поступки являются залогом успеха твоей будущей деятельности. Наоборот, теперь люди в основном выезжают за счет скандалов, хайпа, дизлайков и прочих неприятных вещей. Стараюсь держаться в стороне, потому что я за адекватный и правильный посыл. Людей должно прославлять не то, с кем они сходятся или расходятся, а то, что они действительно умеют и чем могут увлечь за собой.

– Вы не любите рисковать, потому что не всегда эти риски оправданны?

– Не считаю нужным рисковать деньгами, например. Сегодня, чтобы быть услышанным, мало выпустить хороший и качественный материал. Нужно еще и найти огромный бюджет на его продвижение. Мало выпустить хороший шоколад с самым вкусным наполнителем. Если он будет продаваться только в киоске на периферии, то никто о нем не узнает. Вам нужно поставить его на витрину в ретейл по всей стране, а для этого нужен бюджет. И даже так могут все равно не заметить и не распробовать. Поэтому я предпочту вложить деньги в квартиру, чем устраивать эксперименты. Не покупаю песен за 10–20 тысяч евро и не снимаю клипов за безумные деньги. Тем более что сейчас на ура идут клипы, снятые на айфон. Нет, я, конечно, вкладываюсь в творчество, но не в таких масштабах, когда мог бы потерять и сильно пожалеть.

– Продолжаете ли совершенствоваться в профессии театрального актера, которую открыли для себя два года назад?

– А пригодилось ли вам в жизни медицинское образование и диплом врача-педиатра?

– Безусловно, пригодилось, это ресурс, который ничто не заменит. Медицинское образование полностью меняет мировозрение, отношение к жизни и смерти, болезням, людям в целом. С определенного момента я стал спокойно относиться к вопросам жизни и смерти, научился, как все медики, смотреть на людей «сквозь них» – видя все их проблемы, что отражает их внешний вид, глаза, кожа и так далее. Тут меня достаточно сложно обмануть. Но спасать мне никого не приходилось, и я надеюсь, этот момент не настанет! Я 20 с лишним лет не прикасался к пациентам, и не хочется никому причинить вред, ведь главный принцип медицины – не навреди. А то бывают такие шутники: «Ой, вы по образованию педиатр, давайте вы нашего ребенка посмотрите». Зачем? Для этого есть практикующие врачи, специалисты. И если мне иногда знакомые говорят: «Ой, что‑то у меня тут болит, там колет, что это может быть?» – я всегда отвечаю: «Идите в больницу! Не занимайтесь самолечением».

– Сейчас по сети разлетелись «Правила жизни Павла Дурова», где он озвучил свои способы борьбы со старением. Что скажете на это вы – один из лидеров этого направления, тем более что и сами выглядите гораздо моложе своих лет? Возможно, у вас есть какие‑то личные лайфхаки?

– Нет ничего проще, чем в 36 лет выглядеть на 26, особенно имея такое количество денег и свободного времени, как у Павла, и не будучи обремененным семейными заботами. Я считаю, что большое значение имеет фактор времени. Когда его много, то вы, соответственно, и себе любимому можете посвящать его столько, сколько нужно.

Правила общей гигиены, физической культуры, бьюти-индустрии известны всем, только у всех людей разные возможности. Однако есть элементарные вещи, доступные каждому. Никто не запрещает заниматься спортом, сейчас во многих дворах построены площадки, да и просто бегать по несколько километров в день может любой желающий. Есть масса бесплатных тренингов в интернете, где вы можете заниматься с профессиональными людьми. Все знают, что нельзя есть на ночь, но делают это! Я всегда призываю к тому, чтобы исключать из своего рациона углеводы. Наш народ ведь жить не может без булочек, пирожков, конфеток и тортиков. Но поверьте, жира и сахара в нашем организме будет достаточно при любой, даже самой строгой, диете. А нужно исключить всего несколько продуктов: картошку, хлеб, макароны, рис и сладкое. Больше употребляйте овощей и фруктов. Если вы приучите себя к элементарной культуре питания, соблюдать ее будет несложно, а вы сразу станете здоровее. Ведь что такое ожирение? Это малоподвижность, человек хуже выглядит, его меньше любят и почти не уделяют внимания. А это гормоны, которые творят чудеса! Часто жалуются: «Меня никто не любит!» Так вы поменяйтесь, чтобы на вас обратили внимание. Да, кажется, что Дурову легко рассуждать о молодости и красоте. Но ведь и он тоже не сын миллионера, сам построил свою империю и заработал деньги. И я тоже родился в самой обыкновенной, небогатой советской семье. Да, я ходил в музыкальную школу и на спортивные секции, но у моего отца не было автомобиля, например. Спустя годы он смог купить себе старый ободранный запорожец. У мамы никогда не было дорогих украшений, никакого золота и бриллиантов. Родители все деньги вкладывали в наше с сестрой образование, покупали музыкальные инструменты.

– Давайте пройдемся по правилам сохранения молодости Павла Дурова применительно к вашей жизни: «Не употреблять алкоголь, который делает большинство людей менее здоровыми и выглядящими старше своих лет». Как у вас с алкоголем и прочими вызывающими зависимость веществами?

– «Не переедать». Сам Дуров ест 1–2 раза в день. Три – это уже плохая привычка, по словам Павла. Не ест мяса. Как альтернатива – рыба и морепродукты, пойманные в дикой природе.

– Тут уж кто как привык. На самом деле, чтобы не поправляться, нужно есть регулярно, но ровно столько, сколько помещается у вас в ладони. На мой взгляд, два раза в день есть чревато, поскольку организм будет пытаться компенсировать недостаток еды, откладывая про запас. Дурову легко говорить, поскольку у него работа фрилансера, он на нее каждый день не ходит, а у людей, подчиняющихся распорядку, все иначе. Для тех, кто занят физической работой, ограничения в количестве приемов пищи вообще неприемлемы. Если говорить глобально о потреблении мяса, то да – нужно постепенно от него отказываться. Как человечество сейчас начинает отказываться от потребления меха, кожи, тестов на животных. Возможно, скоро мы придем к тому, что перестанем убивать и домашних животных. Но тогда человечество должно научиться продуцировать какой‑то другой белок. Сам я ем и мясо, и рыбу – и понимаю, что пойманное в дикой природе, как советует Павел, – это страшно дорого.

– «Чтобы быть успешным, нужно жить одному. То есть не иметь семьи и связанных с этих проблем»…

– Это мнение одного конкретного человека, с которым большинство людей не согласится. Каждый человек должен думать о себе, без оглядки на мнение окружающих. Как вам хорошо, так и живите. Кто хочет семью, тот ее создает, без всяких указаний. Кому‑то некомфортно в семейных отношениях, и он выбирает одиночество. У нас какое‑то воспаленное восприятие личной свободы другого человека, многих почему‑то возмущает выбор абсолютно незнакомых им людей. На мой взгляд, неважно, кто с кем живет, главное, чтобы люди улыбались. Если ему сейчас хорошо от того, что он один, то слава богу. Да, это состояние помогает сохранять молодость, потому что снимает целый ряд стрессов. Ведь что такое семья? Это ответственность, забота, деньги, временной ресурс, который уходит на других людей. Мне тоже жить одному комфорт­нее и спокойнее, но я не говорю, что это правильно. Просто у каждого человека свой рецепт счастья.

– А как же продолжение рода?

– Еще мне запомнилось высказывание о том, что для вас любовь – это зависимость от другого человека. К сегодняшнему дню мнение не поменялось?

– Это однозначно зависимость, по‑другому я не могу интерпретировать это чувство. Потому что если ты любишь человека, то без него ты себя не мыслишь. Другое дело, что к этому возрасту я на­учился контролировать все свои зависимости. Но не согласен с мнением, что творческому человеку нужно быть всегда влюбленным, чтобы творить. Наоборот, многим как раз более продуктивно находиться в конфликте со своими страстями, тогда они более честны, глубоки и точны в своем творчестве. Когда ты одинок, ты постоянно находишься в движении и поиске. И для человечества ты в таком состоянии – с открытым, ищущим сердцем – гораздо более интересен. Думаю, Маяковский, Есенин и прочие великие авторы не написали бы всех своих произведений, если бы были счастливо влюблены, женаты и воспитывали детей. Давайте каждый будет самим собой.

Родился: 17 января 1974 года

Образование: Новосибирский медицинский институт

Карьера: бессменный фронтмен поп-группы «Hi-Fi» в 1999–2009 гг.

С 2009 года занимается сольной музыкальной карьерой.

Митя Фомин: Чем больше мы оглядываемся на жизнь, тем интересней выходить из минора в мажор

Радость невозможно воспринимать через радость, а минорные композиции звучат более убедительно. Певец Митя Фомин рассказал в интервью программе «Живой интерес» на радио «МИР», как сочетаются его позитив в жизни и творчество, наполненное грустью.

— Большинство твоих песен в миноре, а ты – позитив. Как такое может быть?

— Как это объяснить?

Митя Фомин: Наверное, потому что минорные песни звучат более убедительно. Их убежденность еще и в том, что они затрагивают ту гамму чувств, которая для человека неминуемо сопряжена с чем-то очень важным, болезненным. Не можем же мы воспринимать радость через радость. Мы понимаем радость, потому что есть боль. Мне кажется, чем глубже мы уходим в себя, чем больше мы уходим в ретроспективу наших ощущений, чем больше мы оглядываемся на жизнь, тем больше нам интересней все это воспринимать, проживать заново, выходить из минора в мажор.

— Ты в душе – лирик. Я слушала, как ты читаешь Лермонтова. Это потрясающе.

Митя Фомин: Лирика никогда не была позитивной, она всегда была с оттенком грусти, с поволокой.

— Может, ты так любишь людей? Раз – и сразу светишься?

Митя Фомин: Я – человек очень стихийный, спонтанный и инстинктивный. Порой я делаю вещи, которые людям не свойственно делать или не надо так делать, или надо, а я так не сделаю. Я иногда против шерсти.

— Если слушать твою музыку, с чего ты хотел бы начать?

Митя Фомин: Я бы выбрал, может быть, новую песню из моего недавнего альбома, но, поскольку ты любишь песню «На вершине мира»,

«На вершине мира» – того же самого автора, который для меня очень много всего написал, – Алексей Романов. Жалко, что этот клип не много смотрят, его мало знают, но это самый масштабный мой клип, мы сняли его в Арктике, на самом крупном атомном ледоколе в мире «50 лет Победы» – это отдельная история, сумасшедшая работа, которой я горжусь, которой мало кто может похвастаться. Мы снимали за Полярным кругом, мы сняли премьера Большого театра Дениса Родькина с его девушкой – балериной Элеонорой Севенард.

— Я лично люблю эту песню, когда очень хорошо, когда грустно. Сколько таких людей в мире, которые побывали в Арктике, на ледоколе?

Митя Фомин: Артистов точно практически не было. Я не беру специалистов, которые служат на атомном флоте – это отдельное подразделение нашей атомной промышленности, но, чтобы артист приехал, дал там концерт, провел неделю в командировке служебной – это не то, что ты просто приезжаешь на корабль. Тебя туда никто не пустит, и нам требовалось огромное количество согласований. Благо, мы дружим с важными и нужными людьми, которые поверили и дали возможность это сделать.

Я считаю, что у нас работа получилась очень масштабной и полнометражной. Мы отразили лучшее, что есть за Полярным кругом: была привлечена и компания «Новатек», которая строит огромные заводы по переработке природного газа, и транспортные средства, которые этот газ перевозят, и вся история Северного морского пути, который активно пиарится. Все это мы постарались вместить в эти три минуты, сдобрить фантастической песней моего друга Алексея Романова, и это не PR-акция, это все было снято на мои деньги, мы платили за то, что были в экспедиции – за пребывание, за постой, за питание – все это было включено в смету, плюс очень много подготовки было: туда невозможно прилететь просто так, это закрытый аэропорт, который вы не найдете на картах, это куча согласований на каждый винтик, шпунтик, что мы везем, какую аппаратуру, что мы будем делать, что не будем делать, у нас был открыт доступ – это огромный корабль.

— Сколько человек команда?

Митя Фомин: По-моему, около ста.

Митя Фомин: Конечно, там прекрасные, очаровательные повара, работники столовой. Мы снял отдельный влог (вы можете посмотреть на моем Youtube-канале) про очаровательную буфетчицу – Оля ее зовут. Уникальная история про Олю: когда она на вахте, она работает буфетчицей, в свободное время расписывает какие-то блюдца, делает поделки, а на большой земле она работает художником-татуировщиком.

— Сколько у тебя образований?

Митя Фомин: Есть люди гораздо более образованные, чем я. У меня, я считаю, достаточно средний уровень образования. У меня высшее медицинское образование и практически все.

— Разве количество дипломов влияет на кругозор? Не особо, наверное.

Митя Фомин: Конечно, влияет. Я чувствую, что мне не хватает образования в лингвистике, в актерском мастерстве, в истории искусства.

— В актерское мастерство у тебя же была прямая дорога. Закончил мед – мог бы стать врачом, но не пошел. Брали во ВГИК – опять се бросил и пошел в «HiFi». Все возможности были.

Митя Фомин: Я – человек, который предпочитает действовать по наитию. Мне было велено мной же, получив приглашение от группы, идти работать в группу. Это для меня было более важно, чем шесть лет учиться во ВГИКе. Мне было 24 года, я приехал в Москву.

— Сейчас очень многие молодые ребята выстреливают: записал ролик – выложил в сеть. Что происходит?

Митя Фомин: Происходит смена поколений, новое время, то, что появляются новые ресурсы. Мы говорим: вот, как это так, столько новых имен, лиц, мы все не молодеем, им очень легко. Но, если мы вспомним, кто был до нас: поколение, которое жило в СССР, где была цензура, где вправо – влево – расстрел, где петь надо только это, то там тоже было гораздо легче, чем те, кто начинал. Но эти люди не говорят: «Посмотрите, как нам было тяжело!»

Время меняется – надо играть по этим правилам. Это не камень в их огород, как раз в наш огород – людей, у которых сформирован репертуар, публика, есть какой-то взгляд на жизнь, мы уже чуть-чуть отвердеваем, скукоживаемся. Ничего подобного!

— Сейчас многие смотрят Митю по телевизору, там он в Африке. Когда ты снимался в этом проекте на выживание, все было по-настоящему? Выживание продолжается и когда камера выключается?

Митя Фомин: Естественно. В противном случае это не было бы реалити. Это реалити было гораздо более лайтовым, чем то, в каком я участвовал несколько лет назад, оно называлось «Остров». Это называется «Звезды в Африке». Я могу сказать, что в Африке у нас были крупы, мы их варили. Это прекрасный детокс. Была вода, подсолнечное масло, иногда мы лепили оладьи, которые в обиходе вы себе в рот не засунули бы, потому что это деревянные биточки из манной крупы на воде, без соли, без сахара.

— Но шлаки выводит хорошо?

Митя Фомин: Капитально. Я обожаю это время, эти реалити, потому что они выводят из тебя все дерьмо в прямом смысле этого слова.

Митя Фомин: Я похудел, там очень быстро уходит жир. Ты живешь на свежем воздухе. В отличие от предыдущего реалити у нас были прекрасные жилищные условия, у нас была прекрасная спальня, с отапливаемыми кроватями и матрасами, потому что в Африке была зима, июль, и ночью было холодно. Спальня продувалась, она была без стен, были прекрасные души с горячей водой, туалеты, унитазы. К нам приходили (мы их называли Женуарии), каждый день они делали клининг. Это такой пионерский лагерь для взрослых.

— Гаджеты выдают, когда камера выключается?

Митя Фомин: Гаджеты давали минут на 15 – 30 день. Когда мы проходили испытания, когда мы проговаривали какие-то темы, мы должны были все это проговаривать, потому что съемочной группе нужно составлять контент. Иногда нас провоцировали, нам нужно было свое мнение выдавать, и, когда все было сделано, нам давали телефоны минут на 15. Это очень круто, потому что я отдохнул от телефонов, я прочитал там книгу, похудел, выспался. Я получал огромное удовольствие от этого.

— У тебя появилась новая песня «Полутона». И тут же мне стало попадаться видео – кадры собаки. Почему такой видеоряд?

Митя Фомин: Все и сложно, и просто. Эту песню мы записали с Алексеем Романовым лет пять или семь назад. Эта песня ждала своего часа, на некоторых радиостанциях нам говорили, что она совершенно не радийная, у нее другая судьба. Потом наступило смутное время, когда стали петь жестко, использовать нецензурные выражения, когда пошел кальянный рэп, ушла в сторону музыка и глубина. Эта песня была чуть-чуть не у дел. Но все исправила моя собака, которая около двух месяцев назад умерла. Моя Белоснежка десяти лет от роду.

— Которая ходила с тобой на все интервью, была всегда с тобой.

Митя Фомин: Да, она скоропостижно умерла. И умерла она, непонятно почему. Я проводил большое расследование, собаку отправляли на экспертизу.

— Эту собаку тебе Леша Романов подарил?

Митя Фомин: Да, с ней ушла часть меня, потому что она настолько меня дополняла, настолько меня уравновешивала. Она была очень спокойной, мудрой, терпеливой, какая-то в ней была внутренняя рассудительность. По ее взгляду и норову ты понимал, что лучше так, чем так, как ты сейчас.

— И эта песня связалась с собакой?

Митя Фомин: Да, Леша говорит: «Давай посвятим эту песню Снеже». Мы хотели ее выпустить, были готовы. Мы обзавелись недвижимостью в Крыму, и мы живем с ним в одном доме. Я спускаюсь к нему обычно на завтрак – он меня очень вкусно кормит завтраками, сидим, я пью кофе, он за сигаретой. И тут я улетаю из Крыма, и в этот день звоню ему и говорю: «Леша, собаки больше нет». Мы связали эти два события, и песня полетела. И стали происходить какие-то чудеса: песню взяли на радио.

Такое ощущение, что Снежа каким-то образом затронула какие-то глубинные процессы, что, уйдя, она оставила желание что-то творить.

— Зачем людям музыка?

Митя Фомин: Людям музыка нужна, чтобы жить, чтобы проживать, чтобы окрашивать свои события в какие-то очень важные цвета. Мы можем долго об этом говорить, это вибрации. Люди нуждаются в определенной частоте, они лечат свою душу, уравновешивают какие-то внутренние процессы. Мы все вибрируем, издаем какие-то частоты, друг с другом сопряжены. Если мы отбросим метафизические определения музыки, я думаю, что это чистой воды биомеханика и физика. Мы все нуждаемся в дополнительном раскачивании, в дополнительных движениях. Мы воспринимаем определенную частоту, у нас вырастает производительность, наши потенции – мы все начинаем получать от этого удовольствие.

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.