Как отличить гипотонус от дцп

Симптомокомплекс «вялый ребенок» – взгляд детского невролога

ЖУРНАЛ «ПРАКТИКА ПЕДИАТРА»

Опубликовано в журнале:
«Практика педиатра», февраль 2010, с. 21-25

Д.А. Харламов, ведущий научный сотрудник ФГУ «Московский НИИ педиатрии и детской хирургии Росмедтехнологий», канд. мед. наук, руководитель нервномышечного центра

Начиная с 1900 года выдающийся немецкий невролог Г. Оппенхейм описал состояния, наблюдавшиеся у детей раннего возраста, при которых основным проявлением была мышечная гипотония. С тех пор описано множество подобных заболеваний, а в 1958 году Гринфилд предложил термин «вялый ребенок» («floppy baby»).

Отечественные неврологи долгое время объясняли многие патологические состояния раннего детства «перинатальной энцефалопатией», «гипертензионно-гидроцефальным синдромом», травматическим поражением шейного отдела спинного мозга. До сих пор гипердиагностика указанных состояний объясняется малой доступностью в России тонких молекулярно-генетических, биохимических, морфологических методов исследования, позволяющих выявить многообразные группы заболеваний, иногда редких, которые протекают с выраженной мышечной гипотонией.

Клинические проявления симптомокомплекса «вялый ребенок»

Термин «вялый ребенок» применяется в отношении детей раннего возраста, у которых мышечная гипотония развивается в период становления основных моторных навыков.

Симптомокомплекс представлен однотипной картиной и обычно распознается на основе четырех клинических признаков. Часто уже в роддоме можно увидеть:

  • необычную «распластанную» позу;
  • снижение сопротивления в суставах при пассивных движениях;
  • увеличение амплитуды движений в суставах.

Несколько позже выявляется задержка моторного развития.

При неврологическом осмотре необходимо провести три простых пробы: тракцию за ручки в положении лежа, горизонтальное и вертикальное подвешивание.

При выявлении мышечной гипотонии в первую очередь целесообразно исключить курабельные соматические заболевания. Сначала выделяют следующие состояния:

  • сепсис, инфекционные заболевания (менингит, энцефалит);
  • врожденные пороки сердца;
  • заболевания эндокринной системы (гипотиреоз);
  • нарушения питания (мальабсорбция, недостаточность питания);
  • метаболические нарушения (ренальный тубулярный некроз, гиперкальциемия);
  • медикаментозные интоксикации матери (нейролептики, бензодиазепины, снотворные, сернокислая магнезия).

При исключении вышеперечисленных нарушений переходят к следующему этапу дифференциальной диагностики. Следует различать центральное и периферическое происхождение мышечной гипотонии. Чаще гипотония у новорожденных обусловлена поражениями центральной нервной системы (ЦНС) – на их долю приходится около 80% случаев; в 20% случаев встречается поражение моторной единицы, включая все ее элементы: от моторного нейрона до мышечного волокна.

При поражении ЦНС, как правило, гипотония в дальнейшем сменяется спастичностью, тогда как гипотония при поражении двигательной единицы сохраняется на протяжении всего времени болезни. Мышечная сила при центральной гипотонии может не снижаться или снижаться незначительно, тогда как при периферическом поражении она снижена значительно.

Выраженность сухожильных рефлексов также значительно различается: при центральном поражении она повышена, а при периферическом – снижена. Следует помнить, что иногда сухожильные рефлексы могут быть длительно угнетены при тяжелом гипоксическом поражении головного мозга. И напротив, нередко при врожденных структурных миопатиях рефлексы бывают нормальными или даже повышенными. Часто приходится ориентироваться на задержку редукции рефлексов новорожденных. Если наблюдается такая задержка, то перед врачом – случай нарушения ЦНС. При родовом поражении спинного мозга выраженность нарушений сухожильных рефлексов зависит от уровня травмы.

Атрофия мышц отмечается только при гипотонии периферического генеза, но в случаях заболевания младенцев она может отсутствовать. Для дифференциального диагноза важно выявить задержку психического развития, судороги, которые часто встречаются при центральном поражении.

Рассмотрим некоторые заболевания, наиболее часто приводящие к развитию мышечной гипотонии.

«Центральная» гипотония

Перинатальные поражения центральной нервной системы

У детей с умеренной или тяжелой гипоксически-ишемической энцефалопатией, родовой травмой или внутричерепным кровоизлиянием может наблюдаться гипотония, как одно из клинических проявлений поражения головного или спинного мозга. В таких случаях показана нейровизуализация (нейросонография, магнитно-резонансная томография). При тяжелой степени поражения угнетены сухожильные рефлексы, имеются нарушения дыхания, глотания. При такой симптоматике нередко врачу следует решить: не лежит ли в основе клинической картины патология нервно-мышечной системы? Практический опыт говорит о том, что на этом этапе диагностики особенно часто врачи пропускают наличие у ребенка врожденных миопатий.

Нарушения чувствительности (трудно диагностируемые у младенцев), отсутствие сухожильных рефлексов, задержка мочи, снижение тонуса сфинктера заднего прохода служат важными дифференциально-диагностическими признаками перинатального поражения спинного мозга. Важно не пропустить экстрамедуллярное кровоизлияние, которое требует экстренного хирургического вмешательства. В этом случае в уточнении диагноза помогает магнитно-резонансная томография.

Органические ацидурии

Органические ацидурии (ацидемии) – группа наследственных заболеваний, обусловленных нарушением обмена органических кислот и их накоплением в биологических жидкостях. Эти заболевания проявляются вялостью, сонливостью, нарушениями дыхания. Часто наблюдаются судороги, рвота, отказ от еды, нарушение стула, обезвоживание. Для течения ацидурий характерны светлый период и дебют клинических проявлений после смены режима питания, голодания или жировой нагрузки, приступообразное течение. Из лабораторных признаков диагностике помогают анемия, тромбоцитопения, лейкопения, гипогликемия, метаболический ацидоз, повышение уровня трансаминаз. В специализированных лабораториях возможно исследование уровня органических кислот в моче.

Общие принципы лечения органических ацидурий следующие: ограничение белка в пищевом рационе, применение витаминов (биотин, тиамин), левокарнитина, глицина. Следует отметить, что в случаях ранней диагностики и адекватной терапии у многих больных заболевание принимает благоприятное течение.

Доброкачественная врожденная гипотония

Доброкачественная врожденная гипотония – диагноз исключения. Этот термин применим к детям, у которых при рождении и в младенчестве отмечается гипотония, а в дальнейшем наблюдается нормальный мышечный тонус. В конечном итоге по моторному развитию эти дети не отстают от сверстников. Однако иногда в раннем возрасте подобным пациентам ставят диагноз «атонически-астатическая форма детского церебрального паралича». У этих детей чаще, чем в популяции в целом, встречаются гиперактивность и синдром дефицита внимания.

«Периферическая» гипотония

Спинальная мышечная атрофия Верднига-Гоффмана

Спинальная мышечная атрофия – это прогрессирующее заболевание клеток переднего рога спинного мозга. Причины заболевания, вероятно, связаны с нарушением процессов апоптоза (программируемой клеточной гибели). Наследование спинальной мышечной атрофии аутосомно-рецессивное. Спинальная мышечная атрофия первого типа (ВерднигаГоффмана) дебютирует у новорожденных с проявления мышечной гипотонии. В грудном возрасте заболевание проявляется тем, что ребенок не может сидеть. Лицевая мускулатура не поражена, сохраняется хорошая мимика. Позже могут присоединиться фасцикуляции языка (быстрые подергивания пучков мышечных волокон). Характерно снижение общей двигательной активности. Сухожильные рефлексы угнетены.

При электронейромиографии выявляется характерный признак – так называемый «ритм частокола». В настоящее время диагноз в 95% случаев подтверждается при молекулярно-генетическом исследовании.

Лечение до сих пор неэффективно. Но в последнее время впервые появилось патогенетическое лечение — вальпроевая кислота. В настоящее время этот метод терапии проходит испытания. Предварительные данные пока противоречивы.

Врожденные структурные миопатии

Врожденные структурные миопатии – гетерогенная группа генетически детерминированных заболеваний с разными типами наследования и многообразием вариантов течения. Общими проявлениями врожденных структурных миопатий, как правило, считаются ранний дебют (с рождения или с первых месяцев жизни), генерализованная мышечная гипотония, снижение или отсутствие сухожильных рефлексов, атрофия мышц и структурные аномалии скелета. Однако иногда при врожденных структурных миопатиях дебют заболевания может произойти не только с рождения, но и в раннем детском, и в юношеском возрасте, и даже у взрослого человека. Как правило, данная группа заболеваний плохо диагностируется, и большинство детей наблюдается с диагнозом атонически-астатической формы детского церебрального паралича или с диспластическими кифосколиозами неизвестной этиологии.

Ранний дебют в период младенчества характерен для немалиновой миопатии, которая имеет три формы:

  • пренатальная, очень тяжелая форма;
  • типичная врожденная, обычно медленно прогрессирующая форма;
  • поздняя форма.

При пренатальной форме ребенок рождается с отсутствием спонтанных движений и самостоятельного дыхания, иногда встречаются контрактуры суставов. Как правило, дети так и не начинают самостоятельно дышать. Прогноз неблагоприятный. Начало типичной формы аутосомно-рецессивной немалиновой миопатии обычно отмечают у младенцев. Гипотония отмечается с рождения. Болезнь сопровождается нарушениями глотания и дыхания. Течение медленно прогрессирующее.

Среди врожденных структурных миопатий наиболее распространена болезнь центрального стержня – медленно прогрессирующее заболевание. Она может дебютировать в раннем возрасте, поэтому важно установить точный диагноз. Патогенетическое лечение отсутствует. Однако установление диагноза до того, как ребенок начнет принимать вертикальное положение, может предотвратить тяжелое осложнение – сколиоз, который при доброкачественном течении может стать основным инвалидизирующим фактором.

Врожденные мышечные дистрофии

Врожденные мышечные дистрофии – гетерогенная группа наследственных нервномышечных заболеваний, для которых характерна мышечная гипотония и слабость, множественные симметричные контрактуры крупных суставов и относительно стабильное или прогрессирующее течение. Характерной морфологической особенностью поврежденной скелетной мышцы служат изменения ее ткани, напоминающие прогрессирующую мышечную дистрофию: атрофия мышечных волокон с расширением и фиброзом эндомизия, а также с разрастанием жировой ткани. Тяжесть заболевания значительно варьируется. При магнитно-резонансной томографии головного мозга часто выявляется гипомиелинизация, которая характерна для дефицита альфа-2-ламинина.

В диагностике врожденных структурных миопатий и врожденных мышечных дистрофий наиболее информативна мышечная биопсия. Причем диагноз часто устанавливается с помощью иммуногистохимических методов исследования. При исследовании биоптатов мышечной ткани у 52% пациентов с врожденными структурными миопатиями и у 27% при врожденных мышечных дистрофиях выявляются признаки митохондриальной дисфункции.

Энерготропная терапия

В Московском НИИ педиатрии и детской хирургии Росмедтехнологий проводятся исследования эффективности лечения пациентов с врожденными заболеваниями нервной и нервно-мышечной систем препаратами, улучшающими работу дыхательной цепи митохондрий. При лечении нервно-мышечных заболеваний с положительным эффектом применяется следующая схема лечения:

  • левокарнитин (20–30 мг/кг в сутки);
  • коэнзим Q10 (30–60 мг/сут);
  • лимонтар (10 мг/кг в сутки по янтарной кислоте);
  • витамины группы В (В1, В6, В12).

В настоящее время применяется удобная форма левокарнитина – препарат Элькар, который может быть назначен с первых дней жизни. Пациенты принимают комплексную терапию (в том числе Элькар) в течение 2 месяцев, затем делается двухмесячный перерыв, после чего курс лечения повторяется. Анализ клинических данных демонстрирует существенное улучшение у большинства больных со структурными миопатиями и почти у всех пациентов с врожденными мышечными дистрофиями. При отсутствии эффективных этио-патогенетических методов лечения предложенная схема терапии позволяет (иногда значительно) улучшить качество жизни пациентов с мышечной гипотонией, дебютировавшей в раннем возрасте.

Двигательные проблемы у недоношенных детей. Стенограмма прямого эфира с реабилитологом Алексеем Корочкиным

Алексей Владимирович Корочкин — заместитель заведующего центром медицинской реабилитации НМИЦ ДГОИ им. Д. Рогачева, ассистент кафедры реабилитации и спортивной медицины РНИМУ. Консультант по медицинскому обеспечению программы SSDA (sport skills development academy).

Прямой эфир со специалистом состоялся 14 августа 2019 года в социальных сетях фонда «Право на чудо».

Двигательный дефицит

Ребенок, который родился раньше срока, имеет чуть большие риски формирования двигательного дефицита.

Почему у ребенка формируется двигательный дефицит? Ведь ребенок не рождается с ним. Ребенок рождается с какой-то проблемой, например, гипоксическо-ишемическим поражением ЦНС. Но ведь гипоксия происходит и в нормальном механизме родов. Здесь речь идет о том, что повреждающий фактор действует чуть сильнее.

Двигательный дефицит формируется у ребенка, поскольку он не может правильно адаптироваться в условиях, в которые он попал. Внутри мамы он находится в условиях, близких к невесомости, и совершал в утробе довольно много движений, которые он не может делать, когда рождается. Примерно год после рождения у ребенка уходит на то, чтобы адаптироваться и развить свою моторику до уровня, когда он может вставать и ходить самостоятельно. Иногда это происходит раньше, иногда — чуть позже.

Мы единственные представители животного мира, у моторика устроена так сложно, что у нас уходит целый год жизни на то чтобы мы могли двигаться похоже, как двигается взрослая особь. Но и в год, два, три моторика ребенка все равно отличается от взрослых, и он продолжает ее формировать.

Этот период длится так долго, потому что у нас очень много двигательных возможностей: мы можем бегать, прыгать, делать сложнокоординированные движения, мелкая моторика у нас очень развита. Но за это мы платим такую цену, потому что обычно животные рождаются, и сразу же их движения похожи на движения взрослых особей.

Ребенок родился с поражением или без, ему нужно адаптироваться к силе гравитации и пройти последовательно несколько этапов вертикализации: положение лежа на боку, лежа на животе, стоя на четвереньках, постепенное вставание на коленки, вставание возле опоры, падения и самостоятельная ходьба. Все это происходит по определенным законам, для каждого этапа необходимо время. Какое это время не всегда можно сказать. На каждом новом этапе вертикализации уменьшается площадь опоры и центр тяжести начинает располагаться выше относительно опоры.

Очень важный момент: специалистами по двигательной реабилитации любой навык, который возникает у ребенка, рассматривается не просто как навык и как он выглядит (хотя этот тоже важно). Для нас наибольшее значение имеет то, к чему приведет этот навык. Ребенок сделал поворот, если он сможет из этого положения поползти или сделать какие-то движения, которые приведут его к ползанию, значит для нас этот навык важен. Сделав поворот, если ребенок может поползти из этого положения, значит для нас этот навык важен. То есть двигательный навык важен не как таковой, а как предпосылка для развития следующего навыка.

Когда ребенок рождается недоношенным, у него не до конца сформирован мышечный аппарат, главным образом аутохтонные мышцы (мелкие мышцы, которые соединяют между собой позвонки). Эти мышцы нужны, чтобы поддерживать нашу позу в любом положении, даже в положении лежа. Особенностью развития аутохтонных мышц является то, что их дифференцировка происходит на самых последних сроках беременности. И даже если срок недоношенности не очень большой, ребенок все равно рождается с неполноценно сформированными мышцами. Окончательно формироваться эти мышцы будут внеутробно, в условиях гравитации, и в этом тоже есть определенный двигательный риск.

Недоношенный ребенок лежит так, как его положили, он еще не умеет контролировать позу. Постепенно мышцы формируются, он позу начинает контролировать. Но ему сложнее, чем доношенному ребенку.

То же касается поражения ЦНС — если есть кровоизлияние, есть некая поломка в нервной системе, и нормально регулировать моторику, движение ей сложнее. Мозг пытается что-то придумать: нервная система посылает больше сигналов в тело, чтобы сопротивляться силе гравитации. Это приводит к тому, что тонус мышц повышается, в какой-то момент это может становиться компенсаторным механизмом, ребенку становится проще делать какое-то движение. Но это ненадолго: тонус повышается дальше, и становится как бы причиной того, что ребенок не двигается. На этом я хочу остановиться подробнее.

Мышечный тонус и реабилитация

Многие подходы в реабилитации основываются на том, чтобы убрать патологический тонус. И якобы это может привести к нормализации движения. В действительности это не так, потому что тонус не является причиной того, что ребенок не двигается. Тонус является следствием поражения головного мозга. Это просто две стороны одной и той же проблемы. Если представить, что был бы какой-то медикаментозный способ полностью убрать патологический тонус, это абсолютно не означало бы, что ребенок начнет двигаться.

Иногда бывает, что убирают тонус, у ребенка появляется новое движение. Но как правило, это просто совпадающие вещи, и связи между ними нет. Другое дело, когда у ребенка появляются новые движения, тонус постепенно уходит, потому что тонус потому и появляется, что невозможны движения обычным способом, и мозг пытается что-то придумать.

Когда нервная система не может повысить тонус, и развивается ДЦП по типу гипотонии, это хуже поддается реабилитации. Это можно расценить как более тяжелое поражение, потому что нервная система не может придумать механизм компенсации, пусть это и неправильный механизм.

Для пациентов раннего возраста наиболее эффективным инструментом оценки является протокол реакции по Войта.

В современных протоколах Войта-терапии нет понятия тонуса: если мы видим, что тонус снизился, но никакого нового движения не произошло, мы не можем говорить, что это положительная динамика. Если мы напротив видим, что патологический тонус еще остается, но ребенок уже делает движения, мы понимаем, что идем в правильном направлении. Тонус будет какое-то время оставаться, но скорее всего с развитием движения он будет исчезать.

Войта-терапия

Когда Вацлав Войта придумал свою методику, он принципиально настаивал на том, что терапевт обучает маму заниматься со своим ребенком. Он довольно четко сформулировал, почему это должна делать именно мама: не потому, что у терапевта нет времени. Обучаясь Войта-терапии, мама учится правильно оценивать двигательный статус ребенка, обращать внимание на нужные вещи и использовать это в повседневной жизни: в играх, в том, как держать ребенка на руках и т.д.

Многие считают, что нужно заниматься какими-то методиками. Это действительно так. Но не стоит забывать, что по методике мы занимаемся полчаса-час в день. Все остальное время ребенок должен совершать какие-то движения, и мы должны его как-то стимулировать.

И в нашей стране, и в других странах, можно встретить стереотип, что у нас все плохо с реабилитацией. Это тоже не совсем так.

В Германии Войта-терапией занимаются с рождения, даже в реанимации делают какие-то элементы Войта-терапии. Это ранняя реабилитация. Понятно дело, она делается не в таком объеме, как в 3-5 месяцев. Но раннее начало реабилитации многое определяет. Ребенок итак в сложной ситуации, и когда начинает развиваться двигательный дефицит, двигательные проблемы накапливаются как снежный ком.

Если реабилитация нужна, начинать ее нужно как можно раньше, сразу как ребенок родился. И потом дальше на этапе отделения патологии новорожденных, например. Так как часто бывает, что недоношенные дети попадают домой только через несколько месяцев. Это не значит, что нельзя ребенка полностью восстановить, если начать заниматься в 6 месяцев, ближе к году. Но на максимальный результат мы можем рассчитывать, если начинаем заниматься как можно раньше.

Во многих странах Европы реабилитации для детей с серьезными двигательными нарушениями нет вообще— упор делается на социальную составляющую. Они попадают во множество социальных программ, для них создают комфортные условия существования.

Массаж

У нас в постсоветском пространстве часто используют для лечения пациентов массаж. Массаж работает с мышцами, но проблема ведь не в мышцах. Двигательный дефицит развивается из-за поражения центральной нервной системы. Довольно логично, что, работая с мышцами, мы вряд ли можем получить значимые изменения со стороны нервной системы.

Еще лучше работает такой аргумент: если человек хочет развить силу рук, что он будет делать? Упражнения для рук. Если ему говорят, что упражнения делать не нужно, а нужно например, принимать таблетки или делать массаж, чтобы сила в руках изменилась — это не приведет к результату.

Если ребенок не будет делать активные движения, у него не появятся новые навыки. И Войта-терапия как раз учит приобретать эти навыки. Есть исследования, которые показывают, что в разных положениях Войта-терапии стимулируются разные участки мозга , которые ответственны за построение именно этих моторных актов.

И второй момент: в Войта-терапии все, что ребенок делает, он делает это сам. Он делает это при стимуляции, но за счет повторения этих движений, формирует свою собственную моторику.

Войта-терапия — основа для лечения, а что мы будем делать помимо Войта-терапии, зависит от пациента. Здесь нет универсальных рекомендаций.

Ответы на вопросы родителей:

Как часто можно проводить курсы массажа с элементами Бобат-терапии?

— Реабилитация не может быть эффективной, если она проводится курсами. Здоровый ребенок развивается, делая каждый день движения, которые приводят к развитию мелкой моторики. Нет дней, когда ребенок отдыхает, а потом у него появляется какой-то навык. Для ребенка с двигательным дефицитом двигаться еще более важно. Войта-терапия позволяет родителям иметь в своих руках инструмент, благодаря которому они каждый день могут стимулировать правильное развитие ребенка. Массаж не является эффективным средством восстановления моторики, если речь идет о проблемах с головным мозгом и поражением ЦНС. Да, бывают ситуации, когда помимо Войта-терапии мы назначаем массаж. Обычно это ситуации, связанные с тем, когда у ребенка помимо поражения ЦНС могут присутствовать проблемы с периферическими отделами нервной системой — то есть, когда действительно страдает трофика мышц, и связано это с проблемой в мышцах. Но при проблемах с головным мозгом массаж не эффективен. Моторику движений улучшают только движения. Никакие другие методы в глобальном смысле не работают.

Если ребенок пополз на четвереньках, нужно ли продолжать Войта-терапию?

— Это зависит от возраста, в котором он пополз. И от того, как он пополз — в концепции Войта это называется ползание с соблюдением позической последовательности. Официально считается, что если до года ребенок начал правильно ползать, то терапию можно прекращать, и он хоть с задержкой, но пойдет сам. Но бывают разные ситуации: если, например ребенок долго находится в больнице или есть какое-то соматическое заболевание, которое не позволяет полноценно двигаться в течение дня, иногда мы продолжаем терапия, пока он не начинает ходить, пока моторика не формируется полностью.

Можно ли заниматься Войта-терапией при эпилепсии? Синдром Веста, ребенку 1,5 года. До начала приступов занимались Войта-терапией успешно, сейчас все навыки откатились.

— В Германии занимаются Войта-терапией при эпилепсии довольно успешно. Более того, могут даже отменить противоэпилептические препараты на то время, пока ребенок активно занимается Войта-терапией. Я считаю, что эпилепсия не является противопоказанием. Но должно быть понимание, какая будет терапия, и на время подбора препаратов мы не занимаемся Войтой, так как неврологам важно понять, какие препараты назначать ребенку, чтобы не было никаких отвлекающих факторов. Здесь уже идет взаимодействие внутри мультидисциплинарной команды. Такого пациента наблюдает несколько специалистов: невролог, ортопед, педиатр, специалист по двигательной реабилитации, и они должны договориться между собой о том, как они будут действовать. Невозможно быть специалистом во всех областях медицины и полноценно наблюдать ребенка.

Может ли пеленание плохо сказаться на развитии ребенка? Ведь оно блокирует движения рук малыша.

— Туго пеленают ребенка обычно в раннем возрасте, в первый месяц жизни ребенка. Но в первый месяц у ребенка особенная моторика, он не совершает координированных движений и по большому счету занят тем, чтобы в новых условиях — в условиях, где на него по-другому действует сила гравитации, научиться контролировать свое туловище и относительно стабильного туловища контролировать голову. В раннем возрасте движения ребенка происходят по типу вздрагиваний — это еще связано с особенностями выработки тепловой энергии у ребенка. Я не вижу проблемы в пеленании: долгие годы это делалось, и дети вырастали с нормальной двигательной активностью. Другое дело, что если у ребенка есть какие-то проблемы, то, возможно нужно пересмотреть, постараться организовать другой двигательный режим, чтобы ситуация предрасполагала его к развитию мелкой моторики.

После операции лазером (коррекция ретинопатии) когда можно начинать Войта-терапию? Возраст 3,5 месяца.

— Это не является противопоказанием для Войта-терапии. Среди противопоказаний к Войта-терапии, например, буллезный эпидермолиз, болезнь стеклянных костей — когда мы просто не имеем возможности осуществлять рефлекторную стимуляцию. Лихорадочные состояния, выраженная тромбоцитопения являются временными противопоказаниями. Нужно учитывать факторы риска и делать, возможно, в меньшем объеме.

Как информированному родителю получить помощь Войта-терапевта на ранних сроках?

— Если в штате больницы нет реабилитолога, то конечно, постороннего человека никто в перинатальный центр не пустит. Здесь просто придется говорить о том, что раннее начало — тогда, когда ребенок оказался в амбулаторных условиях. И это тоже неплохо. Когда мы начинали заниматься Войта-терапией 10 лет назад, для нас была редкость, когда мы на первом году жизни получали такого ребенка. Сейчас ситуация изменилась: мы уже недовольны, когда мы получаем ребенка в 3-4 месяца. Мы со своей стороны предпринимаем усилия, чтобы Войта-терапевты были в штате перинатальных центров.

*статья подготовлена при поддержке Фонда Президентских грантов

Первые признаки ДЦП у детей: когда необходимо бить тревогу

Детский церебральный паралич — самая распространенная причина детской инвалидности. По данным ВОЗ в мире выявляется 2-4 случая ДЦП на 1000 новорожденных.

Симптомы у каждого ребенка проявляются по-разному и зависят от того, какие участки головного мозга поражены и в какой степени.

О проблеме ДЦП и важности своевременной, комплексной реабилитации мы поговорили с детским неврологом-эпилептологом, рефлексотерапевтом Натальей Юрьевной Оликовой, специалистом кемеровского отделения клиники «Реацентр».

— Наталья Юрьевна, что такое детский церебральный паралич? Почему он возникает?

— Детские церебральные параличи — это группа заболеваний, характеризующаяся изменением мышечного тонуса, т.е развивается патологический мышечный тонус, чаще повышенный, реже — пониженный. Болезнь проявляется нарушением статико-динамических функций — сидения, ходьбы, нарушением координации движений. И в некоторых случаях сопровождается задержкой речевого и психоречевого развития.

Предпосылками служат патологии беременности и родов, такие как внутриутробная гипоксия плода, хронические интоксикации во время беременности, в т.ч курение. Очень распространённым фактором является недоношенность. Несмотря на высокие возможности современной медицины, тем не менее часть детей в связи с незрелостью центральной нервной системы не могут развиваться полноценно, и у таких детей развивается ДЦП. Родовой травматизм сейчас встречается реже, благодаря грамотному ведению родов, но эта проблема все равно остается. Причиной могут стать внутриутробные инфекции, которые развиваются либо пренатально, либо инфекции, развивающиеся после рождения, но обусловлены тоже внутриутробным инфицированием — это пневмонии, менингиты, менингоэнцефалиты, в частности вызванные вирусами и бактериями.

— Возможно ли выявить детский церебральный паралич при беременности?

—Если, например, у плода выявляются аномалии развития мозга по УЗИ, то можно предположить, что у такого ребёнка в дальнейшем могут развиться двигательные нарушения, но диагностировать ДЦП на этапе внутриутробного развития невозможно. И сразу при рождении такой диагноз тоже нельзя поставить. Заподозрить заболевание при тяжелых формах вероятно к 3-4 месяцам. Можно говорить, что у такого ребёнка высокий риск детского церебрального паралича. Выставить диагноз при тяжёлых случаях можно не раньше 6 месяцев. Поскольку у малышей высокие восстановительные возможности, чаще ДЦП ставят после 1-1,5 лет.

— Насколько часто встречается ДЦП? Какие формы заболевания самые распространенные?

— В России распространенность составляет 6 случаев на 1000 родов. С одной стороны, стали чаще рождаться недоношенные дети, с другой стороны, выхаживание таких детей стало лучше. Среди детей с ДЦП преобладают мальчики. В нашем центре — это соотношение составляет 3/1, т. е. мальчики с таким заболеванием в три раза чаще встречаются. Заболеваниями ЦНС вообще чаще страдают они.

Самая общеупотребительная классификация выделяет пять форм детского церебрального паралича. Это двойная гемиплегия — тяжелые детки с поражением всех четырёх конечностей, которым очень трудно даются какие-либо движения. Они поздно учатся сидеть, ползать, многие из этих детей передвигаются только с помощью специальных приспособлений, и как правило, отстают в речевом развитии. Вторая форма, наиболее распространённая — спастическая диплегия, при которой руки поражаются всегда в меньшей степени, чем ноги. Эти дети гораздо легче развиваются: многие учатся самостоятельно передвигаться, ходить. Это самая часто встречаемая форма ДЦП, ее иногда называют болезнь Литтля. Британский хирург Джон Литтл первый описал эту форму еще в 1861 году.

При гемипаретической форме поражается только одна сторона — правая или левая, т. е. в руках и ногах сохраняется полный объём движения, но из-за повышения мышечного тонуса в конечностях на одной стороне, например, нарушается походка. Страдает только одно полушарие головного мозга-чаще всего результат перенесённой внутриутробной инфекции.

Если пострадала не столько кора головного мозга, а подкорковые ядра проявляется гиперкинетическая форма ДЦП: у таких деток развиваются неконтролируемые движения конечностей, которые очень сильно нарушают координацию, ходьбу и т. д.

Пятая форма, в отличие от других, характеризуется пониженным мышечным тонусом — это атонически-астатическая форма. Когда мышечный тонус не повышен, а понижен, тем не менее происходит тоже задержка моторных функций. Та или иная форма детского церебрального паралича будет у всех детей протекать по-разному и проявления будут разными. У кого-то будут легкие нарушения походки, другой не сможет ходить совсем.

— Всегда ли у детей с ДЦП страдает интеллект?

—Далеко не всегда у ребёнка с этим заболеванием страдает интеллект, конечно, это обуславливается тем, насколько массивными были поражения головного мозга и какие отделы пострадали. Часто у детей бывают мнимые нарушения интеллекта. Например, у ребенка патологически высокий мышечный тонус может проявляться не только в мышцах конечностей, но и в мышцах языка, лица — ребенку банально сложно говорить. И он, действительно, больше произносит нечленораздельные звуки. Задержка речевого развития есть, при этом интеллект может быть абсолютно сохранен, и на фоне реабилитации маленький пациент может очень хорошо себя проявить в плане интеллектуальных функций.

— Какие симптомы характерны для ДЦП у младенцев? Что должно насторожить родителей?

— Излишняя вялость младенца, снижение спонтанной мышечной активности у маленького ребенка. У младенцев очень много некоординированных движений, т. е. если ребенка положить — он не будет спокойно лежать. Когда ребенок очень вялый, не пытается какие-то движения совершать — нужно насторожиться. Задержка темпов моторного развития: малыш поздно начинает держать головку, делать попытки к переворачиванию, к самостоятельному ползанию, сидению и т. д. В этом случае не нужно слушать добрых родственников, которые говорят: «Да он маленький родился», или «Он у тебя слишком толстенький-ему лень что-то делать». В любом случае это повод обратиться к специалисту, повод бить тревогу.

Конечно, бывают исключения, например, у недоношенных детей свои темпы развития, и может быть, ваш ребенок будет чуточку позже переворачиваться. Главное, чтобы специалист определил, не сопровождается ли развитие неврологической симптоматикой. Очень тревожно, если мама замечает, что ребеночек упорно тянется к игрушке только одной рукой, или при попытке вставать заметно, что на одну ножку встает лучше, чем на другую. Это может быть проявлением той самой формы, когда поражается только одна сторона. В этом случае нужно бить тревогу и обращаться как можно раньше к докторам.

Кроме того, не следует пропускать плановые осмотры в поликлиниках, которые проводятся в 1 месяц, в 3, 6 месяцев и в год у невролога. Конечно, часть детей из группы риска — младенцы недоношенные, перенёсшие внутриутробную гипоксию, патологии течения беременности — нуждаются не только в наблюдении невролога, но ещё и в реабилитации.

— Можно ли вылечить ДЦП?

— Это курабельное заболевание — его невозможно излечить полностью, но можно восстановить ребёнка достаточно неплохо, достичь очень хороших результатов при нужном лечении. В наш центр периодически приходят дети с ДЦП на динамическое обследование после лечения, прохождения реабилитации. Родители подходят к друг другу, удивляются, спрашивают, что может быть не так с вашим мальчиком или вашей девочкой? Не специалист не определит, что он или она при ходьбе слегка отводит ногу в сторону или ещё что-то, т. е. со стороны ребёнок выглядит как обычный, среднестатистический. Он посещает в школе уроки физкультуры, занимается спортом наравне со сверстниками. Может быть, минимальные отклонения есть, но абсолютно не видные окружающим и не доставляющие выраженного дискомфорта самому ребёнку. Добиться хороших результатов можно, но это будет зависеть от самой формы.

При тяжелой форме, конечно, невозможно обещать родителям что ребёнок будет ходить, говорить, но даже если такой ребёнок будет самостоятельно передвигаться, научиться обслуживать себя, обучаться, вести свободный образ жизни, в дальнейшем получит профессию — это будет огромным достижением. Какая бы степень тяжести ни была — хорошая реабилитация будет давать положительные результаты. У меня есть пациентка с гиперкинетической формой ДЦП, которая сейчас уже стала взрослой, и периодически присылает мне фотографии. Недавно она очень порадовала меня тем, что она сдала нормативы ГТО для людей с ограниченными возможностями, девушка ведёт активный образ жизни: путешествует, работает, хотя она и передвигается на инвалидной коляске

— Какие методы реабилитации применяются в «Реацентре»?

— Основной метод лечения в нашем центре — это микротоковая рефлексотерапия (МТРТ) — воздействие на биологически активные точки организма сверхмалым электрическим током. Рефлексотерапевтические методики в медицине известны давно, еще древние китайцы практиковали иглоукалывание. У нас эти методы усовершенствованы: воздействие, подобранное с помощью специальной электропунктурной диагностики, осуществляется не иглами, а сверхмалым электрическим током по биологически активным точкам. За счет влияния на пораженные мышцы мы добиваемся улучшения мышечного тонуса, активизации движения у детей, происходит стимуляция речевых зон, повышается желание вступать в контакт, исправляется звукопроизношение, увеличивается словарный запас ребенка –достигается стойкая положительная динамика.

Важно, при ДЦП прогрессирования заболевания не бывает, но бывает псевдопрогрессирование, когда ребенок подрастает, а мышцы не успевают подрасти так как нужно, потому что они спазмированные, спастичные. За счет чего, возникает впечатление, будто состояние ухудшается. На самом деле, это не прогрессирование заболевания — это нехватка реабилитации. Реабилитация должна быть обязательно регулярной, комплексной, индивидуальной, с учетом потребностей каждого ребенка.

Кроме того, для детей с задержками речевого развития в структуре детского церебрального паралича мы применяем биоакустическую коррекцию (БАК) головного мозга, которая позволяет стабилизировать психоэмоциональное состояние, улучшить развитие речи и развитие познавательных способностей- это сопутствующая методика при лечении ДЦП.

Также у нас применяются все виды медицинского массажа, в том числе рефлексонормализующий массаж по методу Сандакова Д. В. Поскольку у детей, страдающих этим заболеванием, не угасают новорождённые рефлексы, ребёнок не может приобрести нужные навыки, массаж устраняет спазмы, помогает создать и закрепить нужные условные рефлексы.

Вместе с тем, пациентам доступны занятия на виброплатформе — это аппарат, который путём создаваемой вибрации снимает патологический мышечный тонус. Упражнения, выполняемые на нем, способствуют расширению объема движений в конечностях, улучшению моторных навыков у ребёнка, причём применяется эта вибрационная терапия с раннего возраста — с 6 месяцев.

В «Реацентре» проводятся все виды лечебной физкультуры, в их числе Бобат-терапия, Войта-терапия — это специальные рефлекторные методики, способствующие угасанию патологических рефлексов, которые в 100% случаев бывают у детей с ДЦП, а также стимулирующие появление новых двигательных навыков.

В комплексе используются логопедический массаж, обучение навыкам жевания, что улучшает качество жизни пациентов. Благодаря тому, что уменьшается тонус спастичных артикуляционных мышц — ребёнок начинает разговаривать.

— Часто родители детей с ДЦП собирают средства на реабилитацию за границей. Действительно ли нельзя получить качественную реабилитацию в Кузбассе?

— Может быть, несколько лет назад это ещё было адекватно и правильно. Допустим, Бобат-терапию, Войта-терапию за границей начали широко применять давно, а к нам это пришло не так давно. Сейчас эти методы представлены во многих центрах в Кемерове, в том числе у нас. На сегодняшний момент мы не уступаем крупным городам по качеству реабилитации, и, я считаю, российские центры не уступают заграничным. Больше скажу, комплексное лечение в чем-то даже лучше, чем за границей.

Поздравляю своих коллег с прошедшим днём медицинского работника, а нашим пациентам желаю здоровья!

Детское отделение неврологии и рефлексотерапии ООО «Реацентр-Кузбасс»

г. Кемерово, улица Дзержинского, 14

8 800 2222 602; 8 (3842) 33-01-03; 33-01-13

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.