Каким было положение афроамериканцев во время великой депрессии

Почему на юге США сформировались расистские настроения

Когда в Соединенных Штатах произошла отмена рабства, афроамериканцы всё равно продолжали подвергаться маргинализации. На это влиял вынужденный раздельный и ограниченный доступ к различным объектам, жилью, образованию и другим возможностям. Сегрегация предполагает раздельное жильё, образование и другие услуги для представителей разных рас. Несколько раз в истории Америки принимались законы сегрегации.

Это было и в XVIII, и в IX веках. Некоторые белые граждане страны считали, что они не могут сосуществовать с цветными. До принятия Тринадцатой поправки Конституции США аболиционисты вели споры о судьбе рабов после отмены рабства.

Часть людей выступала за колонизацию, или принудительного возвращения всех чернокожих в Африку, или создание им новой родины. В 1862 году президентом США Авраамом Линкольном были предприняты попытки договориться с Гаити и Либерией о создании каналов для колонизации. Для этого Конгресс обещал выделить 600 тысяч долларов помощи. Но план колонизации провалился. США стали на путь законной сегрегации.

Сначала сегрегация шла в виде «чёрных ходов», законов, проводимых в южных штатах с 1865 года. Они определяли большую часть аспектов жизни афроамериканцев. По ним устанавливалось, где они должны проживать и работать. Эти кодексы обеспечивали доступ бывшим рабам к низкооплачиваемой работе после отмены рабства. Через какое-то время сегрегация уже стала носить официальный политический оттенок. На юге стали полным ходом вводить расистские законы Джима Кроу.

Законодатели провели разделение школ, жилых районов, парков, театров, общественного транспорта, кладбищ, тюрем, больниц и много другого, касающегося жизни людей. В офисах были созданы отдельные комнаты для белых и чёрных граждан, в которых они ожидали решения наболевших вопросов. В штате Оклахома в 1915 году были даже раздельные общественные телефонные будки.

Учебные заведения тоже делились на чёрные и белые. Это касалось не только школ и колледжей, но и университетов. В Вашингтоне был специально создан Университет Говарда, в котором учились только чернокожие. Университет Фиска в штате Теннесси и Хэмптонский институт в штате Вирджиния тоже создавались специально для чернокожих граждан, хотя преподавали в них белые преподаватели, не давая чернокожим занять служебные должности.

В 1875 году контролируемый республиканцами Белый Дом и Сенат приняли законопроект о гражданских правах. Он запрещал дискриминацию в учебных заведениях, церквях, общественном транспорте. Но этот законопроект только появившись, сразу был отменён Верховным судом в 1883 году. А в 1896 году Верховным судом было установлено, что сегрегация является конституционной. Это касалось людей смешанной расы. Они должны были ездить в поездах в вагонах для чёрных. Особенно этот закон работал в Луизиане.

В связи с сегрегационным движением некоторые американские города приняли законы о зонировании. По ним чернокожим нельзя было заходить в районы для белых. Только в 1917 году такое зонирование было признано Верховным судом неконституционным. Но в законе всё же были лазейки. В 1920 году Герберт Гувер создал федеральный комитет по зонированию. Он хотел, чтобы были приняты законы, запрещающие людям с низким доходом проживать или даже просто заходить в кварталы для богачей.

Это было направлено в первую очередь против цветного населения Америки, так как у них был самый низкий уровень жизни. В штате Вирджиния появился запрет на вступление в брак с людьми другого уровня жизни. Так был нарушен анти-смешанный закон.

В 1916 – 1970 годах начался период Великой Миграции. Миллионы чернокожих американцев покинули Юг и поселились на северо-востоке страны. Они стали рассказывать о сегрегации, существующей в южных штатах. В 40-х годах прошлого века ещё можно было увидеть таблички с надписью: «Только для белых» даже на фабриках и заводах в северных штатах.

Ещё после Второй мировой войны был в США сегрегированные районы. Об этом всё время сообщали чёрные активисты. Они говорили о враждебном к ним отношении со стороны части белого населения. Чернокожим нельзя было посещать белые районы. Во время Великой депрессии в США все усилия сводились лишь к помощи белым общинам. Дома строили только для белого населения. Чернокожие выживали своими усилиями, создавая собственные организации и общины. Некоторые белые политики в США считали, что чернокожие семьи обесценивают стоимость имущества.

Ещё в 1930-х годах в Соединённых Штатах появилась некая «красная линия». Корпорация домовладельцев разработала карты, на которых были нанесены плохие для ипотеки области. Они отмечались красным цветом. Обычно это были чёрные кварталы. В них концентрировалась беднота, основной состав которой состоял из чернокожих жителей. Им кредиты почти не выдавались из-за риска их непогашения. Эта практика перестала существовать в 1970-х годах. Вновь красная линия появилась в 2008 году.

При Гарри Трумэне началось движение за гражданские права чернокожих. Его активисты начали атаку на сегрегацию на федеральном уровне. Трумэн предложил в 1949 году Жилищный закон. Таким образом он хотел решить жилищную проблему своих граждан, вернувшихся с фронта. Но субсидирование было доступно только белым. Чернокожие не имели права покупать даже старые дома.

В результате этого начался массовый отток белого населения из городов. Стали появляться белые общины типа Левиттауна. В 1954 году была отменена сегрегация в школах. Первое судебное разбирательство о школьной сегрегации было в Топике штата Канзас. Но некоторые округа всё же умудрялись игнорировать десегрегацию. Начались даже вооружённые разборки в штате Арканзас.

Для подавления беспорядков президентом Эйзенхауэром были направлены федеральные войска. Местные жители не хотели пускать в школу 9 чернокожих учеников. Мартин Лютер Кинг-младший начал серьёзное движение за гражданские права. Им были организованы несколько крупных протестов. В 1964 году в США состоялось подписание Закона о гражданских правах.

Этот закон запрещал дискриминацию по расовому признаку, но сегрегация шла медленным ходом. Ещё неоднократно вспыхивали стычки между белым и чёрным населением Америки. Учебные заведения, в которых сохранялась сегрегация, стали называть «школами апартеида».

Великая депрессия в США 1930-х годов. Часть 5 — Расовая сегридация .

Два негра перед вход в кафе с надписью « Гамбургеры и хот-доги только для цветных ».

На городских пляжах Чикаго существовала система расовой сегрегации. 27 июля 1919 года чернокожий подросток Юджин Уильямс, купавшийся в озере, пересёк границу, которая разделяла воду на зоны для белых и чёрных. Его забросали камнями, и он утонул. Белый полицейский, к которому обратился свидетель-негр, отказался арестовать убийцу и арестовал самого свидетеля.

Действия полицейского вызвали возмущения у чернокожих жителей, однако на них напала собравшаяся толпа белых. Беспорядки распространились по всему городу. Белые останавливали и опрокидывали общественный транспорт, избивая чёрных пассажиров. По ночам на районы, населённые неграми, совершались нападения с поджогами домов и убийствами. Чернокожие были вынуждены оказывать сопротивление, так как полиция была на стороне нападавших белых.

Беспорядки прекратились после того, как по приказу губернатора штата в город была введена Национальная гвардия — 6 тысяч солдат — немедленно приступившая к активным действиям. В результате беспорядков погибло 38 человек (из них 23 черных), было ранено 537 (из них 342 чёрных) человек. Более тысячи чёрных потеряли свои жилища из-за пожаров. Расследование событий взял под свой контроль прокурор штата Иллинойс Э.Брендаж. По итогам расследования, 4 августа 1919 года 17 зачинщиков из числа афро-американцев были повешены.

4 августа 1919 года повешены 17 черногожих зачинщиков.

1919 год заслужил в истории Штатов название «кровавого». C июня по декабрь по 25 городам прокатились расовые беспорядки, жертвами которых стали 120 чернокожих. При этом примечательно, что крупнейшие из них происходили не на Юге, где еще была сконцентрирована основная масса негров, а на Западе и Севере. Отчасти это объяснялось переселением сюда в годы войны полумиллиона чернокожих из южных штатов, занявших места ушедших на войну белых рабочих.

Центр Вашингтона, грандиозный парад Ку-Клукс-Клана в 1925 году.

Реакцией на необходимость «указать неграм их место» в двадцатые годы стал резкий рост численности Ку-Клукс-Клана, возрожденного в 1915 году. В 1923 – 1924 годы новый Клан объединил в своих рядах около 2 млн. американцев. 8 августа 1925 года в центре Вашингтона, прямо перед Капитолием, прошел самый грандиозный парад «клансменов» в их пугающей униформе, собравший, по разным оценкам, от 50 до 200 тыс. человек.

Члены Ку-Клукс-Клана.

При этом, что немаловажно, если первый Клан действовал в 1860-1870-е в южных штатах, то второй базировался на Среднем Западе и был популярен и на Севере, в него вступали преимущественно жители крупных городов. Так, в одном только Чикаго в 1920-е годы в Клане состояло 50 тысяч человек – столько же, сколько во всем штате Луизиана, одной из цитаделей Глубокого Юга. В Нью-Йорке тогда имелось 16 тысяч «клансменов», 36 тысяч – в Филадельфии, тогда как в одной из столиц Юга, Атланте, – 20 тысяч.

К ужесточению сегрегационной политики перешли и власти – не только на Юге, но и на Западе. Когда черные начали массово переселяться в города Индианы в 1920-е годы, белое население отреагировало политикой ограничений (т.е. сегрегации).


Марш афро-американцев Индианаполиса против школьной сегридации.

К 1929 году школы Индианаполиса были полностью сегрегированы. Не все северные города проводили политику, аналогичную индианаполисской. Некоторые города, подобно Чикаго, официально избегали сегрегации, но. школы были де-факто сегрегированы.

На Юге сегрегация усиливалась благодаря принятию «расовых законов», таких, например, как принятый 10 марта 1924 года Генеральной ассамблеей Виргинии «Закон о расовой целостности» (Virginia’s Racial Integrity Act of 1924), вводившей во все документы штата обязательную запись о расовом происхождении человека.

Фонтанчики для питья воды с надписями «Для белых » и «для цветных ».

Также закон устанавливал, что «все смешанные браки белых и цветных относятся к запрещенным этим законом», причем «по этому закону, термин «белый человек» применяется только к человеку, не имеющему ни капли какой-либо крови, кроме европеоидной; белыми людьми должны считаться и люди, имеющие 1/16 или менее крови американских индейцев и не имеющие примеси другой, неевропеоидной крови».

Семья из Гарлема в поисках помощи.

Можно сказать, что в какой-то степени США вернулись в расовой политике к уровню середины XIX века. Сегрегация была законодательно установлена в библиотеках, предприятиях питания, театрах, церквях, бассейнах, транспорте, школах.

Распределение автобуса по расовой дискриминации.

В соответствии с законами того времени города Монтгомери в штате Алабама, все чернокожие жители не должны были садиться в автобусах на первые четыре ряда. Так как они резервировались исключительно для белых. А когда все сидения «только для белых» оказывались заняты, то сидящим чернокожим пассажирам нужно было уступить белым и собственные «черные» места.

Водитель автобуса внутри пассажирского салона с табличкой, в которой сказано, что белым пассажирам следует садиться на передние ряды, а цветные должны размещаться на задних сидениях.

Водителями автобусов не становились негры и, хоть и встречались белые вежливые водители, очень многие из них разрешали себе оскорблять и ругать негров. Абсолютно нормально было слышать в автобусе, крики типа «чёрные коровы», «чёрные обезьяны», «ниггеры».

Надпись — « только для цветных ».

Бывали и такие случаи, когда негров заставляли платить за проезд у переднего входа, а после вынуждали сойти, чтобы опять зайти в автобус, но уже с задней площадки, и нередки случаи, когда автобус уходил еще до того, как негр успевал добраться к заднему входу, уезжая с его платой за проезд.

Полицейский у входа автовокзала с надписью — « Комнаты ожидания для белых ».

Темнокожих заставляли ехать стоя, даже если в автобусе оставались места «только для белых». Даже когда в автобусе не оказывалось в тот момент белых пассажиров, а негров ехало очень много, им не было позволено занимать первые четыре ряда. На этом не конец. Когда все места, зарезервированные для белых, уже были заняты ими, но в автобус вошли еще белые пассажиры, неграм, занявшим места, расположенные позади мест, «только для белых», нужно было подняться и уступить их. Негра могли арестовать за отказ делать это. Преимущественно негры подчинялись данному правилу без нареканий, хотя периодически были и те, кто не соглашался на данное унижение.

Негры у бильярдного зала для цветных.

Экономический кризис 1929 — 1933 гг. в США с наибольшей силой ударил но негритянскому населению, что признавалось даже высокопоставленными чинами министерства труда США. В 1932 — 1933 гг. безработица среди негров достигла 27%, а в крупных индустриальных центрах процент безработных негров превышал эту среднюю цифру.

У дверей автовокзала с надписями — « Комнаты ожидания для цветных » и « Вход для цветных ».

В докладе, опубликованном в декабре 1931 г. Национальной городской лигой, говорилось, что гнет безработицы превосходит все « физические » возможности негритянских рабочих . В наиболее трудных условиях оказались сотни тысяч сельскохозяйственных рабочих, издольщиков и арендаторов Юга.

Развал хлопковых плантаций, введение сельскохозяйственных машин вызвали новую грандиозную волну миграции негров, не прекращавшейся в течение всех 30-х годов. Дискриминация при оказании помощи безработным неграм способствовала усилению миграции.

Беженцы, Миссури.

Федеральное правительство предпринимало откровенно расистские шаги. Объясняя, почему негры не были допущены к участию в строительстве крупного гидросооружения в г. Боулдере, Колорадо, высокопоставленные официальные лица в Вашингтоне говорили, что « негры не любят работать » .

Ночлежка, Луизиана.

Другим примером антинегритянской политики правительства США была попытка президента Г. Гувера назначить членом Верховного суда отъявленного расиста из Северной Каролины Д. Паркера, который также зарекомендовал себя на посту окружного судьи злейшим врагом профсоюзов.

НАСПЦН, рабочие и другие демократические организации развернули антипаркеровскую кампанию и сорвали затею с его назначением в Верховный суд. Эта кампания содействовала сплочению белых и негров в борьбе с реакцией и была « одним из крупнейших политических выступлений негров со времен Гражданской войны или, по крайней мере, с момента окончания Реконструкции » . В начале 30-х годов усилился расистский террор на Юге. Только за два года — 1932 и 1933 — здесь было зарегистрировано 84 случая линчевания.

Линчивание толпой.

В США существовала так называемая « Зеленая книга » , была выпущена обычным почтовым сотрудником Нью-Йорка Виктором Хьюго Грином. И было рассчитано на черных жителей США и успешно выпускалось с 1936 по 1966 года в период активной расовой сегрегации.

« Зеленая книга » — Путеводитель « Негр-путешественник ».

Данная книжка спасла немало путешествующих афроамериканцев так как являлась настоящим справочником практически по всем местам Штатов, где черный гражданин мог остановиться на ночлег, перекусить, сходить в туалет без угрозы для жизни и здоровья. Говоря современным языком – путеводитель.

В книге содержалась информация также по мерам предосторожности в случае заезда в белые кварталы и в целом в случае попадания в белое общество. После отмены расовой сегрегации книга естественно сразу перестала быть популярной и вскоре исчезла из открытой продажи. Некоторые оригинальные образцы можно найти до сих пор в частных коллекциях и библиотеках США.

Великая депрессия в США – как все было

Первая мировая война (потери американцев в которой в сравнении с остальными ее участниками были попросту ничтожными) сказочно обогатила страну. И дала мощный толчок к развитию экономики. И, прежде всего, промышленного производства. Там внедрялись новые формы и методы. Такие как придуманный Фордом конвейер, стандартизация и тому подобные полезные новшества, увеличивавшие не только прибыли корпораций, но и заработок каждого их сотрудника, вплоть до самых рядовых.

Американский мыльный пузырь

Особую роль в повышении благосостояния американцев играл фантастический рост фондового рынка – за какой-то год (с 1928-го по 1929-й) увеличившегося в объеме с 2 до 5 миллионов покупаемых и продаваемых акций в день. Стоимость самих ценных бумаг за то же время взлетела на 40 %. При этом скупать их ринулись и стар, и млад.

Невзирая на род занятий и реальный доход, люди вкладывались в «инвестиции», рассчитывая на быстрые и большие деньги. Отказывали себе во всем, влезали в долги (объем кредитования вырос в это время США в не менее впечатляющих объемах) – и покупали все новые и новые акции. Так зрел колоссальный «мыльный пузырь», который неминуемо должен был лопнуть.

Первым «звоночком», прозвучавшим еще во вполне благополучном (на первый взгляд) 1926 году, стало уменьшение объемов строительства, причем достаточно резкое.

Немудрено – финансовые средства стремительно перетекали из реальных секторов экономики в бездонную прорву биржевых спекуляций. Тут бы американцам и вспомнить о рецессии, практически неизбежно следующей за каждым экономическим взлетом, но они решили быть оптимистами и списать все на колебания рынка. Страна продолжала производить и потреблять, не замечая нарастающей инфляции и уже наступающего кризиса перепроизводства.

Официальной точкой отсчета Великой депрессии считается знаменитый «Черный четверг» 24 октября 1929 года, когда содрогнулся Уолл-Стрит. Казавшиеся самым прибыльным вложением в мире акции таких столпов американской экономики, как U.S. Steel, Westinghouse, General Motors, Paramount, Fox, Warner Browsers, на глазах (в самом буквальном смысле слова!) превращались в ничего не стоящие бумажки.

За первый же день биржевой паники вкладчики сбросили около 13 миллионов акций. А с 24 по 29 октября, заслужившее неоригинальное название «Черного вторника» – все 35 миллионов.

Аналогичные процессы происходили и с финансовой системой страны – впавшие в безумную панику люди ринулись снимать со счетов свои кровные денежки. Банкиры (до этого раздававшие кредиты, что называется, направо и налево) рассчитаться с ними были не в состоянии.

Банки начали «лопаться» один за другим – по Соединенным Штатам покатилась волна их банкротств. С 1929 по 1932 год навсегда закрылись 5 тысяч банков. Но все это было только начало.

Истинный кошмар начался, когда кризис докатился до реальных секторов экономики – промышленности, транспорта, сельского хозяйства.

Кстати говоря, в самом скором времени он принял уже всемирные масштабы. Тем не менее, наиболее жестоко пострадали все-таки Соединенные Штаты, где кризисные процессы имели воистину глобальный и катастрофический характер.

Промышленное производство упало почти наполовину (не в последнюю очередь, из-за отсутствия возможности владельцев заводов и фабрик пользоваться кредитными средствами). Без работы оказался (к 1932 году) каждый четвертый американец. Что, в свою очередь, снижало уровень покупательной способности населения. Заработок в 20 «баксов» в неделю представлялся большинству жителей страны великой удачей. А те, кто утратил половину своих доходов – объявлялись счастливцами.

Естественно, подобное положение вело ко всё новым банкротствам в промышленности и торговле, к новым виткам безработицы и росту социального напряжения.

Мужья попросту выставляли за двери собственных жен, которых не в состоянии были прокормить. Или же сами пускались от них в бега. Количество таких вот «соломенных вдов» в США в годы Великой депрессии, по некоторым подсчетам, достигло 1,5 млн. Дети и подростки бросали школы, вынужденные вкалывать за сущие гроши, чтобы попросту не умереть с голоду.

Впрочем, зарабатывать шли далеко не все.

Бонни и Клайд, Джон Диллинджер – самые жестокие и кровожадные преступники США также стали порождением Великой депрессии. Преступность в стране взлетела до невиданных пределов. Более того, в массах нарастал социальный протест такого уровня, что у Вашингтона на горизонте вполне отчетливо замаячили полнейший хаос и крах государства, как такового.

Уничтожение фермерства как гостайна

В сельской местности положение было нисколько не лучшим. «Надежда и опора» американского образа жизни – трудолюбивые фермеры оказались на грани гибели. В области сельского хозяйства перепроизводство было ощутимо, как нигде более – цены на продовольствие упали совершенно нереально, а уцелевшие банки требовали выплат по закладным, поскольку хотели выжить сами.

В результате взятые ранее на выгодных вроде бы условиях кредиты оборачивались утратой всего. Банки отбирали не только урожай и инвентарь, но также жилье и землю, служившие залогом.

Таким образом разорено было, по оценкам некоторых исследователей, каждое шестое фермерское хозяйство в США. Счет пошедших по миру «рэднеков» шел на миллионы, а сколько их умерло голодной смертью, не знает никто.

Эти цифры являются наиболее тщательно охраняемой государственной тайной США, любящих поразглагольствовать о чужих «голодоморах» и коллективизациях.

Независимые источники называют цифры в 5, а некоторые – даже в 8 миллионов американцев, не переживших Великую депрессию.

На фоне всего этого ужаса знаменитые «общественные работы», введенные сменившим Герберта Гувера на посту президента США Рузвельтом в рамках считающегося сегодня спасительным его «нового курса», казались гениальным решением. Кому как.

8,5 млн американцев прошли через этот ад кромешный, где они вкалывали за доллар в день и за более чем скудную кормежку. А 25 (почти всё) из 30 заработанных ими на этих общественных работах долларов в конце месяца у них вычитали – за питание и ночлег.

Лекарство – большая война в Европе

Все антикризисные меры, сколько их не принимали в Вашингтоне, не могли прекратить разрушительное действие Великой депрессии.

По-настоящему она завершилась лишь с началом Второй мировой войны.

Как обычно, для действительно очень больших проблем американской экономики существует лишь одна панацея – всемирное побоище.

Желательно, начинающееся где-нибудь в далёкой от них Европе.

Вот об этом нам точно стоит помнить по сей день.

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.