Когда была великая депрессия в америке

Великая депрессия в США – как все было

Первая мировая война (потери американцев в которой в сравнении с остальными ее участниками были попросту ничтожными) сказочно обогатила страну. И дала мощный толчок к развитию экономики. И, прежде всего, промышленного производства. Там внедрялись новые формы и методы. Такие как придуманный Фордом конвейер, стандартизация и тому подобные полезные новшества, увеличивавшие не только прибыли корпораций, но и заработок каждого их сотрудника, вплоть до самых рядовых.

Американский мыльный пузырь

Особую роль в повышении благосостояния американцев играл фантастический рост фондового рынка – за какой-то год (с 1928-го по 1929-й) увеличившегося в объеме с 2 до 5 миллионов покупаемых и продаваемых акций в день. Стоимость самих ценных бумаг за то же время взлетела на 40 %. При этом скупать их ринулись и стар, и млад.

Невзирая на род занятий и реальный доход, люди вкладывались в «инвестиции», рассчитывая на быстрые и большие деньги. Отказывали себе во всем, влезали в долги (объем кредитования вырос в это время США в не менее впечатляющих объемах) – и покупали все новые и новые акции. Так зрел колоссальный «мыльный пузырь», который неминуемо должен был лопнуть.

Первым «звоночком», прозвучавшим еще во вполне благополучном (на первый взгляд) 1926 году, стало уменьшение объемов строительства, причем достаточно резкое.

Немудрено – финансовые средства стремительно перетекали из реальных секторов экономики в бездонную прорву биржевых спекуляций. Тут бы американцам и вспомнить о рецессии, практически неизбежно следующей за каждым экономическим взлетом, но они решили быть оптимистами и списать все на колебания рынка. Страна продолжала производить и потреблять, не замечая нарастающей инфляции и уже наступающего кризиса перепроизводства.

Официальной точкой отсчета Великой депрессии считается знаменитый «Черный четверг» 24 октября 1929 года, когда содрогнулся Уолл-Стрит. Казавшиеся самым прибыльным вложением в мире акции таких столпов американской экономики, как U.S. Steel, Westinghouse, General Motors, Paramount, Fox, Warner Browsers, на глазах (в самом буквальном смысле слова!) превращались в ничего не стоящие бумажки.

За первый же день биржевой паники вкладчики сбросили около 13 миллионов акций. А с 24 по 29 октября, заслужившее неоригинальное название «Черного вторника» – все 35 миллионов.

Аналогичные процессы происходили и с финансовой системой страны – впавшие в безумную панику люди ринулись снимать со счетов свои кровные денежки. Банкиры (до этого раздававшие кредиты, что называется, направо и налево) рассчитаться с ними были не в состоянии.

Банки начали «лопаться» один за другим – по Соединенным Штатам покатилась волна их банкротств. С 1929 по 1932 год навсегда закрылись 5 тысяч банков. Но все это было только начало.

Истинный кошмар начался, когда кризис докатился до реальных секторов экономики – промышленности, транспорта, сельского хозяйства.

Кстати говоря, в самом скором времени он принял уже всемирные масштабы. Тем не менее, наиболее жестоко пострадали все-таки Соединенные Штаты, где кризисные процессы имели воистину глобальный и катастрофический характер.

Промышленное производство упало почти наполовину (не в последнюю очередь, из-за отсутствия возможности владельцев заводов и фабрик пользоваться кредитными средствами). Без работы оказался (к 1932 году) каждый четвертый американец. Что, в свою очередь, снижало уровень покупательной способности населения. Заработок в 20 «баксов» в неделю представлялся большинству жителей страны великой удачей. А те, кто утратил половину своих доходов – объявлялись счастливцами.

Естественно, подобное положение вело ко всё новым банкротствам в промышленности и торговле, к новым виткам безработицы и росту социального напряжения.

Мужья попросту выставляли за двери собственных жен, которых не в состоянии были прокормить. Или же сами пускались от них в бега. Количество таких вот «соломенных вдов» в США в годы Великой депрессии, по некоторым подсчетам, достигло 1,5 млн. Дети и подростки бросали школы, вынужденные вкалывать за сущие гроши, чтобы попросту не умереть с голоду.

Впрочем, зарабатывать шли далеко не все.

Бонни и Клайд, Джон Диллинджер – самые жестокие и кровожадные преступники США также стали порождением Великой депрессии. Преступность в стране взлетела до невиданных пределов. Более того, в массах нарастал социальный протест такого уровня, что у Вашингтона на горизонте вполне отчетливо замаячили полнейший хаос и крах государства, как такового.

Уничтожение фермерства как гостайна

В сельской местности положение было нисколько не лучшим. «Надежда и опора» американского образа жизни – трудолюбивые фермеры оказались на грани гибели. В области сельского хозяйства перепроизводство было ощутимо, как нигде более – цены на продовольствие упали совершенно нереально, а уцелевшие банки требовали выплат по закладным, поскольку хотели выжить сами.

В результате взятые ранее на выгодных вроде бы условиях кредиты оборачивались утратой всего. Банки отбирали не только урожай и инвентарь, но также жилье и землю, служившие залогом.

Таким образом разорено было, по оценкам некоторых исследователей, каждое шестое фермерское хозяйство в США. Счет пошедших по миру «рэднеков» шел на миллионы, а сколько их умерло голодной смертью, не знает никто.

Эти цифры являются наиболее тщательно охраняемой государственной тайной США, любящих поразглагольствовать о чужих «голодоморах» и коллективизациях.

Независимые источники называют цифры в 5, а некоторые – даже в 8 миллионов американцев, не переживших Великую депрессию.

На фоне всего этого ужаса знаменитые «общественные работы», введенные сменившим Герберта Гувера на посту президента США Рузвельтом в рамках считающегося сегодня спасительным его «нового курса», казались гениальным решением. Кому как.

8,5 млн американцев прошли через этот ад кромешный, где они вкалывали за доллар в день и за более чем скудную кормежку. А 25 (почти всё) из 30 заработанных ими на этих общественных работах долларов в конце месяца у них вычитали – за питание и ночлег.

Лекарство – большая война в Европе

Все антикризисные меры, сколько их не принимали в Вашингтоне, не могли прекратить разрушительное действие Великой депрессии.

По-настоящему она завершилась лишь с началом Второй мировой войны.

Как обычно, для действительно очень больших проблем американской экономики существует лишь одна панацея – всемирное побоище.

Желательно, начинающееся где-нибудь в далёкой от них Европе.

Вот об этом нам точно стоит помнить по сей день.

Великая депрессия

Мужчина в помятой белой сорочке с закатанными рукавами, при галстуке, весь в поту, забегает в вестибюль небоскрёба Эквитэйбл в Нью-Йорке: — Обзорная площадка ещё работает? — До закрытия полчаса. Билеты по пятьдесят центов. — А в один конец?

Великая депрессия (англ. The Great Depression) — мировой экономический кризис 1929 г., поразивший капиталистическую часть человечества — наиболее остро США, Канаду, Мексику, Великобританию, Германию, Францию и Австралию. Пострадали остальные страны Европы, а также Индия и Северная Африка. В большинстве стран острые явления сошли на нет к концу 1933, но в США и Канаде депрессия была остановлена только военными заказами Европы, примерно с 1939 г.

Что произошло

Началось всё с биржевого краха США — «Чёрный четверг» 24 октября 1929. Последовали «Чёрный понедельник» (28 октября) и «Чёрный вторник» (29 октября). Во вторник Ньюйоркская Фондовая биржа прекратила работу, а некоторые прогоревшие инвесторы прыгали с небоскрёбов. От кризиса пострадали все: и банкиры, и пролетарии, и фермеры. Безработица в некоторых штатах достигала 33 %, цены на сельскохозяйственную продукцию упали вдвое [1] , но при этом многие горожане жили впроголодь, а от 25 до 90 % детей в США страдали от недоедания — хуже было только во время Гражданской. Уровень промышленного производства откатился к 1900 г.

Существует также довольно популярная теория, что во время Депрессии в США имел место массовый голод наподобие того, что прокатился по СССР в 1932-33 годах. И что жертвами его стали миллионы американцев. В принципе, по прочтении «Гроздьев гнева» и подобных романов это не кажется таким уж невероятным. Официальная демография показывает следующее: реальное число населения США в период после Депрессии оказалось аж на 9 млн меньше, чем должно было составить по «додепрессивным» трендам (за 1920-е годы население увеличилось на 17 миллионов, за 1940-е — на 20, а за 1930-е всего на 9, хотя по идее должно было увеличиться на 18-19 млн). Тут, впрочем, следует иметь в виду, что часть «недостающего» населения эмигрировала, да и естественная рождаемость, как и иммиграция, в период такого масштабного экономического кризиса наверняка снизились. С другой стороны, демографические тренды не на пустом месте возникают и всегда четко отражают социальные, экономические и военные явления. Кроме того, приблизительный учет всех упомянутых источников «недобора» даже при округлении погрешностей в бо́льшую сторону, позволяют «списать» на снижение рождаемости и иммиграции примерно 5,4 млн человек, что все равно оставляет непрояснённой судьбу более 3,5 млн американцев. Точки над «i» в этом вопросе могла бы расставить статистика рождаемости и смертности за этот период, которая позволила бы четко рассчитать убыть населения и определить сверхсмертность (если она вообще была), как это было сделано для определения масштабов голода в СССР. Но такие данные в настоящее время для исследователей недоступны. [2] Экономисты до сих пор не могут достичь консенсуса о причинах Великой депрессии.

  • Монетаристы говорят, что кризис вызвала денежная политика ФРС — переизбыток золотого запаса в США и дефицит в Европе. На это им возражают резонно, что Великая депрессия возникла именно в стране, с золотым запасом которой всё было почти благополучно, и как раз Европа, пусть с Гитлером и Муссолини, но первая из депрессии вышла.
  • Кейнсианцы полагают, что наблюдалась нехватка оборотной денежной массы. В то время деньги были привязаны к золотому запасу, а золота (в среднем) уже не хватало на обеспечение разросшейся экономики. Возможно да, говорят монетаристы, но непонятно, отчего тогда депрессия длилась столько лет. Запустить печатный станок можно за полгода — Обама подтверждает.
    • Запустить можно, а вот промышленность годами восстанавливается.
  • Венская школа полагает, что в США был достигнут предел экстенсивного развития, когда дешёвый кредит 1920-х был потрачен на потребление, а не на развитие средств производства. Им возражают, что подобное случалось и ранее, но никогда такого длительного и всестороннего обвала не было.
  • Марксисты считают Великую депрессию очередным кризисом перепроизводства и не видят в ней ничего особенного. На это ироничные экономисты Венской школы показывают фотографии обнищавшего среднего класса и просят марксистов объяснить, как перепроизводство продовольствия вяжется со впавшими щеками, а перепроизводство одежды и обуви — с босоногими оборвышами на улицах. Марксисты возражают, будто для капиталиста непроданный товар все равно что несуществующий, и он скорее зароет продовольствие бульдозерами, чем раздаст бесплатно. Вот только примеров уничтожения продовольствия почти не было [3][4] , а случаев уничтожения предметов обихода не было вовсе — для бульдозеров почему-то не находилось бензина, а для трактористов — зарплаты. Кстати, «проклятые капиталисты» иногда в городах раздавали нераспроданную одежду, обувь, посуду и т. п. бесплатно или за символическую цену — но запасы кончились в ноль к 1931 г. И вообще порекоменуем марксистам перечитать про рухнувший индекс промышленного производства чуть ниже.
  • Социалисты указывают, что развитие социального обеспечения не поспевало за ростом производительности труда. Марксисты на это пожимают плечами: какой ещё рост производительности? Валовый продукт рухнул, а кустарное производство и натуральное хозяйство в деревне стали нормой жизни.
  • Мальтузианцы говорят, что в Америке народ размножался быстрее, чем позволяло сельское хозяйство: по 3—5 детей в среднем на семью — многовато.
  • Биржевики винят просто очередной биржевой пузырь — в данном случае по зерновым фьючерсам.
  • Физические экономисты размахивают графиками средних температур. Действительно, десятилетие 1930-х в США — непрерывные засухи, а Севморпуть проходили без ледоколов.
  • Объективная архаичность американской экономической политики явно тоже сыграла свою роль:
    • В США абсолютное большинство банков представляло собой по сути обменные пункты с несгораемой кассой, где хранились деньги на зарплаты местных предприятий и брильянты местных аристократок, и никакой финансовой силы фактически не имели. К тому же эти недобанки силами прикормленных политиков всячески мешали проникновению крупного банковского капитала в регионы. При первом же серьезном потрясении они неминуемо должны были прогореть, утянув за собой всю местную экономику.
    • Функция кредитора последней инстанции фактически не работала, так как номинально выполнявшие ее крупные банки совершенно не горели желанием спасать конкурентов.
    • Упорное нежелание федерального правительства регулировать экономику и финансы, оправдывавшееся принципом laissez-faire и жупелом коммунизма, но реально объяснявшееся политическими (нежеланием ссориться с капитанами индустрии и крупными финансистами) и личными (некомпетентностью, невежеством и ленью президентов Хардинга и Кулиджа) причинами.
  • Наконец, конспирологи говорят, что мировой кризис 2007—18 (?) годов от Великой депрессии отличается мало. Только теперь безработные не стоят в очередях за бесплатной похлёбкой, а получают от правительств талончики (а теперь уже разновидность пластиковой карты) на еду.

Короче, сколько специалистов, столько и мнений, что не мешает талантливой молодёжи придумывать для Гувера и Рузвельта всё новые методы преодоления кризиса. Почти всегда скатывается к тропам Не в ладах с бизнесом и Не в ладах с экономикой.

Приметы эпохи

Всё это, однако, не значит, что времена были беспросветные. Как раз наоборот, во время Великой депрессии вошло в нашу жизнь звуковое, а затем и цветное кино, бешено развивалось радио, родилось коммерческое телевидение. Что ещё получилось:

  • В архитектуре на смену стилю ар-деко стараниями Фрэнка Ллойда Райта начал приходить минимализм.
    • Помимо шедевров, изобретены современные каркасные дома — в которых сейчас живёт вся «одноэтажная Америка» (да и вообще чуть ли не повсеместно).
  • Спортсмены впервые попробовали соревноваться в трусах и майках. Моду запустил теннисист Бари Остин, в 1932 появившийся на корте в — страшно подумать — шортах!
  • Вообще в моде возобладал демократический стиль, ведь одеваться вычурно для повседневных забот стало просто неприлично.
    • От китайских и вьетнамских портных американские и европейские модницы получили ципао и аозай.
    • Вроде бы оттуда же — женские брюки и брюки-юбки.
    • Первые «ужасно короткие» юбки, с демонстрацией голых… коленок.
    • Женские пиджаки, как ни странно! По-английски это называлось «sortie» (как «подниматься в атаку»).
    • Спортивная обувь повсеместно стала использоваться в качестве повседневной. Изобретены (точнее, заимствованы в Азии) женские босоножки в качестве выходной и торжественной обуви. Взрослым мужчинам стало можно появляться на людях в сандалиях.
    • Аналогично, приличный человек наконец-то смог выйти на улицу без головного убора.
    • И именно начиная с Великой Депрессии в моду начали пробираться джинсы, до того считавшиеся исключительно одеждой работяг и ковбоев. Пока только в уличную, и чаще всего как элемент эпатажа — в то время зайти в джинсах в мало-мальски приличное место было всё равно что в наши дни зайти туда, скажем, в спецовке гастарбайтера, могли и вытолкать взашей. По-настоящему массово джинсы в западном мире начали носить только лет 20 спустя.
  • Родился жанр «крутой детектив»! Писатели — от Дэшила Хэммета до Хораса Мак-Коя — вывели своих храбрых, умных, вооружённых до зубов и не очень-то щепетильных героев из рафинированного высшего общества и отправили по тёмным подворотням, кабакам и борделям.
  • В 1934 году в Америке родились книгикомиксов (в отличие от печатных листочков и выделенных страниц в журналах ранее).
    • Космический вестерн! В огромных количествах, хотя и низкого качества.
  • Родились и вымерли динозаврыцеппелины как средство пассажирского транспорта. Господство захватили аппараты тяжелее воздуха.

Крах американской мечты: 90 лет назад в США началась Великая депрессия

С начала 1920-х годов американскую экономику охватила инвестиционная лихорадка. В погоне за быстрым заработком население и бизнес тратили все имеющиеся и кредитные деньги на покупку дорожающих ценных бумаг. Отсутствие чёткого регулирования на рынке привело к созданию одной из крупнейших финансовых пирамид за всю историю мировой экономики. Схлопывание пузыря было лишь вопросом времени, и с 24 по 29 октября 1929 года фондовый рынок Соединённых Штатов рухнул. Последствия обвала погрузили страну в длительный экономический кризис. Именно так ровно 90 лет назад началась Великая депрессия.

«До краха фондового рынка экономика США стремительно росла. В стране была почти полная занятость, развивались новые отрасли и технологии. Рынок акций достигал исторических максимумов. Главной причиной этого назревающего пузыря стало искусственное удержание реальных процентных ставок ФРС и увеличение объёмов кредитов сверх нормальных уровней», — рассказал RT научный сотрудник Института Людвига фон Мизеса Марк Торнтон.

По данным Национального бюро экономических исследований США, с 1920 по 1924 год ФРС понизила свою базовую ставку с 7% до 3% годовых. Такая мера традиционно стимулирует деловую активность в стране и экономический рост в целом: кредиты становятся дешевле, а внутренний спрос и объём капиталовложений растут. Начиная с сентября 1924-го по февраль 1928 года ставка Федрезерва оставалась в диапазоне 3—4% годовых.

Удешевление кредитов и улучшение условий для инвестиций спровоцировали ажиотажный неконтролируемый рост фондового рынка. Игра на бирже вошла у американцев в моду, и всё больше граждан стремились разбогатеть, став акционерами. Об этом в беседе с RT рассказал эксперт компании «Международный финансовый центр» Владимир Рожанковский.

В результате на рынке заметно увеличилось количество спекуляций, а цены на финансовые активы значительно превышали их реальную стоимость. Ситуацию усугубляло то, что в Соединённых Штатах на тот момент ещё не было чёткого законодательства по предотвращению финансовых пузырей.

«Краху предшествовал спекулятивный бум середины 1920-х годов, во время которого миллионы американцев инвестировали свои средства в акции. Растущий спрос на ценные бумаги взвинчивал цены на акции, что привлекало всё новых и новых инвесторов, желавших обогатиться на этом. Более того, для поддержки ценовой динамики американцы начали инвестировать в акции не из личных сбережений, а в кредит», — добавил эксперт.

С весны 1928 года Федрезерв начал планомерно повышать ставку, и в октябре 1929-го показатель достиг отметки 6% годовых. Как объясняют опрошенные RT аналитики, такое ужесточение монетарной политики осуществляется для того, чтобы не допустить перегрева экономики. Так, рост ставок увеличивает стоимость заимствований для американского бизнеса и снижает общую экономическую активность в стране.

По мнению Марка Торнтона, решение ФРС увеличить процентные ставки оказалось фатальным для спекулятивного фондового рынка Соединённых Штатов. Отправной точкой для будущей экономической катастрофы стало 3 сентября 1929 года: именно тогда промышленный индекс Dow Jones вырос максимально за всё время наблюдений — до 381 пункта, после чего начал постепенно снижаться.

24 октября раздался первый тревожный звонок для американской экономики — цены на акции резко обвалились. В ходе торгов на Нью-Йоркской бирже индекс Dow Jones падал на 26% — с 326 до 272 пунктов. Рынок охватила массовая паника, и за одну торговую сессию инвесторы продали почти 13 млн ценных бумаг. Этот день вошёл в историю США как «чёрный четверг».

В пятницу котировки попытались восстановиться, но уже в понедельник паника усилилась, а во вторник, 29 октября, произошёл крах Уолл-стрит. Индекс Dow Jones опрокинулся до 212 пунктов, и общие потери инвесторов достигли $30 млрд.

«За несколько дней было продано около 30 млн акций. Стоимость ценных бумаг рухнула, разоряя тем самым миллионы инвесторов. Биржевая паника привела к тому, что менее чем за неделю рынок упал почти на 40%, а его стоимость — на $30 млрд. Это больше, чем правительство США потратило за всё время Первой мировой войны», — добавил Рожанковский.

Без денег и работы

Колоссальные финансовые потери среди населения существенно снизили объёмы потребления в стране. Американские фирмы лишились возможности продавать свои товары в прежних масштабах. Компании начали сокращать объёмы производства и штат сотрудников. Таким образом, вслед за утратой денежных сбережений американцы начали массово терять работу. Об этом в интервью RT рассказал профессор финансов РЭШ Олег Шибанов.

После обвала рынка акций вместе с рядовыми гражданами лишились своих инвестиций и американские банки. Более того, беднеющее население стало активно изымать оставшиеся банковские вклады. В результате у кредитных организаций не оставалось денег для выполнения своих обязательств, что спровоцировало волну банкротств.

За первые три года Великой депрессии в США разорились 4835 банков. Суммарно на депозитах этих организаций было размещено $3,2 млрд.

«В начале Великой депрессии больше всего пострадали американские банки. Их банкротство привело к резкому сжатию кредитного предложения промышленным предприятиям, из-за чего усилились массовые увольнения», — отметил Владимир Рожанковский.

Согласно статистике Национального бюро экономических исследований США, ещё в 1929 году уровень безработицы в США составлял порядка 2%. В 1930-м показатель резко вырос до 12%, а к 1932-му достиг 25% — без работы остался каждый четвёртый американец.

«Главным ударом для экономики стала именно очень высокая безработица — выше 20%, иногда почти 25%. Это крайне плохо влияет на население, поскольку такое положение дел заметно снижает спрос, который остаётся важнейшей частью роста ВВП. Программы поддержки безработных ещё не были выстроены так, как они работали позже, и не помогали вернуть людей к работе», — отметил Олег Шибанов.

Как отмечает Марк Торнтон, закрытие предприятий и рост числа безработных повысили уровень преступности в стране. При этом дополнительно социальную напряжённость в Соединённых Штатах усиливал действовавший с 1920 года сухой закон.

«Вплоть до конца 1930-х годов уровень безработицы оставался вблизи 15%. Давление на граждан оказывал и запрет на алкоголь: цены на чёрном рынке были завышены почти в пять раз. Ситуация сопровождалась ростом числа преступлений, коррупцией и насилием. Всё это обошлось американской экономике в 5% ВВП», — добавил Торнтон.

Полное погружение

Любопытно, что на момент начала Великой депрессии в мировой экономике ещё не было такого понятия, как «валовой внутренний продукт» (ВВП). Первые измерения этого показателя были представлены почти через пять лет после краха Уолл-стрит. Так, летом 1934 года Министерство торговли США опубликовало доклад «Национальный доход, 1929—1932».

Автором документа стал американский экономист российского происхождения Саймон Кузнец. По его подсчётам, с 1929 по 1932 год объём национального дохода США обвалился более чем в два раза — с $83 млрд до $39,4 млрд.

Как позже подсчитали в американском Бюро экономического анализа, пик спада ВВП США пришёлся на 1932 год. Тогда экономика страны сократилась почти на 13%, а индекс Dow Jones проваливался до отметки 47 пунктов.

«Помимо банковского сектора, Великая депрессия также ударила по тяжёлой промышленности и сильнее всего — по сельскому хозяйству», — отмечает Марк Торнтон.

Во времена Великой депрессии аграрное производство было одним из ключевых секторов американской экономики. По состоянию на 1930 год на долю сельского хозяйства приходилось почти 22% рабочих мест и порядка 7,7% ВВП страны. Такие данные приводит Министерство сельского хозяйства США.

Между тем низкая покупательная способность населения спровоцировала падение цен на сельхозпродукцию. В результате за первые несколько лет кризиса объём производства в отрасли упал более чем в два раза. По данным Бюро экономического анализа Соединённых Штатов, с 1929 по 1932 год соответствующий показатель опустился с $13 млрд до $5,8 млрд.

Для помощи сельхозпроизводителям и американским компаниям в целом в 1930 году Соединённые Штаты приняли закон Смута — Хоули, который подразумевал повышение пошлин до 40% на импорт почти 20 тыс. наименований иностранных товаров. Предполагалось, что снижение доли зарубежной продукции на американском рынке будет стимулировать национальное производство — как промышленное, так и сельскохозяйственное. Между тем именно после принятия закона экономический кризис распространился на весь остальной мир, отмечает Марк Торнтон.

Фактически закрытие американского рынка стало ударом для европейских производителей. В результате страны — торговые партнёры Соединённых Штатов начали вводить ответные меры или вовсе прекращать сотрудничество с Вашингтоном. В конечном итоге американские компании потеряли потребителей за рубежом, и ситуация в экономике только ухудшилась.

По данным Бюро экономического анализа США, с 1929 по 1932 год американский товарооборот рухнул почти в три раза. Объём импорта уменьшился с $5,5 млрд до $1,9 млрд, а уровень экспорта — с $6 млрд до $1,9 млрд.

Политика невмешательства

После обвала фондового рынка в 1929 году ФРС начала вновь постепенно снижать процентную ставку. В декабре 1930-го показатель достиг 4,5%, в июле — 2,5%, а к 1 июня 1931 года — 1,5% годовых. Но действия регулятора уже не могли остановить развитие кризиса. Об этом RT рассказал глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик.

«Усилий ФРС было недостаточно для того, чтобы восстановить доверие и оптимизм инвесторов в долгосрочной перспективе. Кроме того, бездействие правительства США усилило влияние финансового кризиса на реальную экономику», — отметил эксперт.

Руководство США придерживалось политики невмешательства и на первых этапах кризиса не принимало радикальных мер для выхода страны из депрессии. Как полагал тогда президент страны Герберт Гувер, со временем рыночная экономика должна была восстановиться самостоятельно.

«Экономическую депрессию нельзя вылечить решениями законодательной и исполнительной власти. Экономика должна сама залечить свои раны с помощью собственных «клеток» — самих производителей и потребителей», — заявлял Гувер во время обращения к нации.

Впрочем, по мере усиления кризиса администрация президента всё же решила вмешаться в процесс. В 1931 году была создана Национальная кредитная организация — фонд помощи наиболее пострадавшим банкам. В 1932 году организацию преобразовали в Финансовую корпорацию реконструкции. За счёт государственных расходов и субсидий власти начали поддерживать не только банковский сектор, но и промышленность, сельское хозяйство, а также бороться с безработицей. Вместе с тем руководство Соединённых Штатов слишком поздно приняло необходимые меры и не сумело побороть возникшую в экономике депрессию.

«Нужно понимать, что реакция реальной экономики на финансовые проблемы рынка акций оказалась сильной из-за бездействия государства. Если бы программа увеличения госрасходов и немедленного снижения ставок началась чуть раньше, непрерывного падения экономики в течение четырёх лет не произошло бы», — отметил Олег Шибанов.

Несмотря на то что на президентских выборах 1932 года республиканец Гувер выдвигал свою кандидатуру на второй срок, обнищавшие американцы отдали свои голоса представителю демократической партии Франклину Рузвельту. Его администрация разработала экономическую программу «Новый курс», благодаря которой Соединённые Штаты начали постепенно выходить из депрессии.

Свободное плавание

Главной заслугой Рузвельта опрошенные RT эксперты считают отказ от так называемого золотого стандарта. Ранее доллар был напрямую привязан к фиксированному количеству драгметалла. Аналогичная практика действовала во всём мире. Государство могло выпускать лишь определённое количество денег, соразмерное золотым запасам страны.

В 1933 году Вашингтон отвязал доллар от золота и пустил нацвалюту в свободное плавание. В результате доллар начал резко слабеть, а производители США получили ряд торговых преимуществ. Так, американская продукция резко подешевела за рубежом, а иностранные товары значительно подорожали в Соединённых Штатах. Впоследствии другие страны тоже начали отказываться от золотого стандарта.

«В момент падения экономики нужно пытаться ей помогать через все каналы, в том числе экспортный, но он был почти недоступен во время действия золотого стандарта — все хотели бы снизить стоимость своих валют, а это невозможно. В результате сильнее всего от Великой депрессии пострадали именно страны, долго тянувшие с отказом от золотого стандарта. В первую очередь речь идёт о Франции и Бельгии — они отказались от него только примерно в 1935 году, в отличие от Великобритании, прекратившей привязку к золоту ещё в 1931-м», — отметил Шибанов.

В 1936 году году экспорт США вырос до $3 млрд, рост ВВП ускорился до 12,9%, а уровень безработицы опустился до 13%. В то же время, экономика страны по-прежнему оставалась под давлением: в 1937 году валовой внутренний продукт США увеличился лишь на 5,1%, а в 1938-м вновь снизился на 3,3%.

«Политика «Нового курса» действительно оказала некоторую помощь безработным. Но усиление регулирования и рост налогов для предпринимателей, инвесторов и капиталистов не позволяли экономике вернуться к нормальной жизни», — считает Марк Торнтон.

Как полагает Владимир Рожанковский, во многом выйти из депрессии американской экономике помогло начало Второй мировой войны. Военная помощь европейским союзникам позволила Соединённым Штатам в 1941 году нарастить экспорт до $5,5 млрд, а темпы роста ВВП — до 17,7%.

«Экономика США смогла вернуться к росту только с началом Второй мировой войны, в которой Соединённые Штаты вновь не воевали на своей территории, но использовали ленд-лизинг и залоговые кредитные линии, оказывая коммерческую поддержку своим европейским союзникам», — констатировал эксперт.

По словам Олега Шибанова, учёные смогли проанализировать причины и последствия Великой депрессии только к 1960-м годам. После этого страны всего мира начали пересматривать политику реакции своих правительств и центробанков на кризисы.

«После 1945 года в мире много раз менялись парадигмы макроэкономики, и, вероятно, можно сказать, что только в 1980-х мир пришёл к хорошему пониманию того, что и как нужно делать. С этого времени началось Великое спокойствие, которое продолжалось вплоть до 2008 года и сопровождалось низкими колебаниями экономического роста и невысокой инфляцией. И это, безусловно, следствие Великой депрессии — она очень сильно поменяла восприятие реальности, экономики и управления реакцией на шоки», — заключил Шибанов.

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.