Почему в России депрессия

Депрессивная Россия

К 2020 году депрессия возглавит список самых распространенных заболеваний, однако врачи общей практики часто не знают, как ее лечить, считает врач-психиатр Александра Бархатова.

В России, кроме самих психиатров, диагноз «депрессия», кажется, никто не воспринимает всерьез — даже врачи. «Росбалт» поговорил с доктором медицинских наук, ведущим научным сотрудником отдела по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний Федерального государственного бюджетного научного центра «Научный центр психического здоровья», врачом-психиатром высшей категории Александрой Бархатовой о том, как лечат и не лечат депрессию в нашей стране.

— По оценкам ВОЗ, во всем мире от депрессии страдает 350 миллионов человек. Эта цифра растет? Можно ли назвать депрессию в некотором смысле эпидемией?

— Заболеваемость депрессией, действительно, растет в геометрической прогрессии. Говорить об эпидемии, конечно, нельзя: все-таки, депрессия — не вирусное заболевание. Хотя, что касается скорости и масштабов распространения, это, безусловно, так. По данным ВОЗ, к 2020 году депрессия станет первой в списке наиболее распространенных заболеваний, обогнав даже сердечно-сосудистые и онкологические.

По данным ряда международных исследований, заболеваемость депрессией в общей популяции стабильно составляет 5-10%, а по европейской статистике — до 25%, если учитывать смежные невротические и психогенные состояния, которые также сопровождаются депрессивным фоном.

Правда, статистика больше отражает данные европейские, американские. Учет ситуации с депрессией, скажем, в странах Африки, несостоятелен.

— В каких странах люди наиболее подвержены такого рода психическим расстройствам, и почему? Насколько влияет социально-экономический климат в стране?

— Возникает депрессия по ряду причин, в том числе, социально-экономических. По статистике, наибольшая частота депрессии отмечается в странах Прибалтики — Латвия, Литва, и, как ни странно, в странах с высокоразвитой социально-экономической структурой, например, Корея, Япония. Наша страна тоже далеко не на последнем месте.

— Можно ли говорить о том, что чем лучше живут люди, тем больше они подвержены депрессии?

— Прежде всего заболеванию подвержены жители мегаполисов. В населенных пунктах поменьше, с несколько другим укладом, частота возникновения депрессий существенно ниже. В городах люди больше подвержены стрессам: у нас больше проблем, больше поводов для сомнений в своей состоятельности. Отсюда и возникают депрессивные реакции, затяжные депрессивные состояния. Кроме того, нужно помнить, что депрессия является основной причиной суицидального поведения. Чаще всего статистика больших городов указывает на тяжесть депрессивных состояний, заканчивающихся летальным исходом.

— А может ли, скажем, недосып быть причиной депрессии? И сколько нужно спать, чтобы ее избежать?

— Для каждого человека количество сна для комфортного существования очень индивидуально. Для одного достаточно 4-5 часов, а другому просто необходимо 10 часов. Но банальный недосып скорее приводит к синдрому хронической усталости, который, в свою очередь, может внести свой вклад в копилочку в пользу депрессии. Но это не является основным параметром.

— Как организована система помощи при депрессии у нас и на Западе?

— Что касается западной и американской системы психиатрической помощи, там основной акцент делается на амбулаторное звено. То есть врачи общей практики, семейные врачи хорошо осведомлены о признаках депрессии, ее симптомах, и очень часто готовы адресно оказать помощь. Кроме того, отношение к самому факту психического расстройства там несколько иное, чем в нашей стране. Поэтому депрессия они воспринимают как обычный диагноз, с которым нужно обращаться к специалисту. И, в общем, частота обращаемости там существенно выше.

Наши врачи общей практики, к которым идут большинство пациентов, страдающих депрессией, не знают, что это такое, никогда этим не занимались, и порой ищут причину плохого самочувствия не там, где ее нужно искать.

Кроме того, стигматизация нашего общества в отношении психических заболеваний приводит к тому, что даже установленный диагноз «депрессия» не приводит пациента к специалисту. Они стараются находить другие пути избавления от этой проблемы. Во многом это связано с опасениями в том, что после такого визита пациента сразу ограничат в правах.

— На самом же деле никаких ограничений обращение к специалисту за собой не несет, правильно я понимаю?

— Безусловно. Есть ряд тяжелых психических заболеваний, при которых законом накладываются определенные ограничения, но депрессия к таковым не относится.

— Известят ли работодателя о том, что его сотрудник посещает психиатра?

— Если речь не идет о какой-то закрытой сфере (чаще всего это военные организации), исключающей любые формы проявления психических расстройств, это абсолютно не касается работодателя.

— Многие путают дурное настроение и банальную лень с депрессией. В чем различия?

— В любом случае решать должен специалист. Мы уже проговорили, что депрессия имеет самые разные формы и проявления, так что для обращения к врачу важна скорее длительность. Если человек испытывает тоску, тревогу, ощущение собственной несостоятельности, потерю интереса на протяжении от двух недель и более — это повод для обращения. Если все проявления длятся два дня и проходят после отдыха, то, безусловно, ни о какой депрессии речи не идет.

— Куда обращаться, если кажется, что что-то не так? Каковы особенности работы государственных и частных клиник?

— Частные психологи психотерапевты, психиатры оказывают анонимную помощь. Но здесь возникает вопрос квалификации. Мы не можем быть уверены, что тот диплом, который висит на стенке, действительно является подтверждением профессиональных навыков. Обращаясь в частную клинику, мы рискуем получить неадекватную помощь, которая в лучшем случае будет неэффективной. Я бы все же ратовала за государственную систему, где сегодня также можно получить помощь абсолютно анонимно.

— Как часто к вам приходят пациенты от частников?

— Это распространенная практика, к сожалению. Часто, отдав немалые деньги, потратив уйму времени, пациенты теряют надежду и идут в государственную систему. Это рутинная практика. Поэтому я бы сильно насторожено подходила к выбору специалиста в частной клинике.

— Анонимность в государственной системе — услуга платная? И вообще, каждый ли может себе позволить лечить депрессию?

— Если речь о бюджетном учреждении, то самостоятельное обращение к специалисту платное. Но это на три порядка дешевле, чем в любой частной клинике. Если же пациент приходит по направлению от врача, помощь ему оказывается бесплатно. Например, в нашем центре 60% пациентов идут по направлениям, а остальные 40% — за деньги.

— Легко ли получить это направление, скажем, у терапевта? Насколько серьезно врачи в поликлиниках относятся к таким обращениям?

— Мы уже затронули немного этот вопрос. К сожалению, терапевты в нашей стране не имеют достаточного образования. Если терапевт знает, что перечисленные симптомы могут быть следствием депрессии, как правило, никаких проблем с направлением не возникает. Кроме того, можно обратиться к неврологу, психотерапевту.

— Кто вообще должен лечить депрессию: психиатры или психологи?

Депрессия депрессии рознь. Заболевание может быть вызвано разными причинами. Если причина во вне — конфликт на работе, семейная ссора, — тогда обращение к квалифицированному психологу вполне может исправить ситуацию. Это называется «реактивная» депрессия. Вмешательство психиатра зачастую здесь не требуется.

Есть ряд других депрессий, которые сопровождаются высокой степенью нарастания глубины состояния, выраженными симптомами. Такие депрессии нуждаются в коррекции как со стороны психиатра, так и со стороны психолога, чтобы вывести пациента из тяжелого состояния.

— Как выбрать специалиста, который реально поможет?

Если отбросить образование, квалификацию, можно сказать, что здесь все определяется возможностью комфортного взаимодействия врач-пациент. Приходя к врачу, пациент видит, насколько тот в нем заинтересован, как долго ведет с ним беседу, на какие темы, возникает ли эмпатия. Если врач формален, после двухминутной беседы ставит диагноз «депрессия» и назначает антидепресанты, можно усомнится в его квалификации.

— Кстати, насчет антидепрессантов. На западе они очень популярны, и есть практически в каждой аптечке. Однако у нас, насколько я знаю, к ним относятся весьма осторожно.

— Действительно, на западе к антидепрессантам иное отношение, и достать их можно без рецепта — назначив самому себе.

У нас много мифов о психиатрии в целом, и о препаратах в частности. Антидепрессанты, безусловно, важны, нужны и полезны, но для этого депрессия должна быть правильно диагностирована. Препараты имеют достаточно широкий спектр, назначаться они должны строго по показаниям. Они не вызывают зависимости — вопреки бытующему мнению, и в большинстве случаев именно они становятся ключевым моментом в лечении депрессии.

Но поскольку наше население склонно к самолечению, я против безрецептурного отпуска. Отнеся переутомление на счет депрессии можно навредить себе, принимая антидепрессанты.

— Каким может быть вред от приема антидепрессантов без назначения?

— Таким же, как от приема любых других рецептурных препаратов, например, антибиотиков, без показаний. Возникает загруженность, рассеянность, тошнота, и кроме этих проявлений никакого эффекта нет.

— Проходит ли депрессия сама? И что будет, если ее не лечить?

Проходит — в тех случаях, когда она была вызвана внешними факторами. Но процент этих случаев не так велик. И, в любом случае, нужна здесь терапия или нет, должен решать врач.

Если пустить заболевание на самотек, это приведет к нарастанию глубины депрессии, ухудшению самочувствия, потере контактов, снижению трудоспособности. В случае с депрессией можно говорить о радикальном изменении качества жизни, которое будет влиять на все сферы. Так или иначе, эти проявления все равно приведут вас к специалисту.

— Заболеваемость депрессией растет, и наша страна занимает далеко не последнее место по этому показателю. Как нам выстроить систему помощи? Как воспитать культуру?

— Нужно заниматься образованием врачей, просвещением населения, начиная со школьной скамьи. Службы, в том числе те, которые оказывают амбулаторную помощь анонимно, должны стать более доступны. В этом случае обращения к специалистам приобретут характер рутинной практики, и, возможно, нам удастся несколько притормозить рост депрессии в популяции.

А что насчет профилактики? Есть ли какие-то «прививки» против этого недуга?

Конечно. Заниматься спортом, не пить алкоголь, больше гулять.

«Каждый третий россиянин — псих» Как и отчего в России сходят с ума

По данным Минздрава, среди самых распространенных психических заболеваний — неврозы. Самая нестабильная психика — у сибиряков. Жители кавказских регионов — наиболее стрессоустойчивы. Как на ментальном здоровье сказывается экология и этническая принадлежность, «Ленте.ру» рассказал руководитель отдела эпидемиологических и организационных проблем Центра имени Сербского Борис Казаковцев.

«Ленте.ру»: Сколько в России психически больных?

Казаковцев: Признаки нарушения психического здоровья в той или иной степени имеет каждый третий россиянин. В систематической психиатрической помощи нуждаются примерно 3-6 процентов населения.

Чем чаще всего страдают?

На первом месте расстройства непсихотического характера. Ими страдают более 2 миллионов человек. Далее идут психозы и состояния слабоумия (1 097 909 человек). Чаще всего встречаются органические психозы, слабоумие, шизофрения. На третьем месте — умственная отсталость (862 176 человек). Самая распространенная — легкая форма умственной отсталости.

Пол, возраст на риск возникновения заболевания влияют?

Психическими заболеваниями чаще болеют подростки и молодые люди до 35 лет. У молодых в основном диагностируются депрессии, неврозы, шизофрения. В старшем возрасте: деменция, болезнь Альцгеймера. Эта тенденция не только в России, но и во всем мире.

Есть ли особенности по регионам?

По депрессиям на первом месте Сибирский федеральный округ — 96,6 случая на 100 тысяч человек, в Центральном — 87,1, в Южном — 73,1, а вот на Северном Кавказе — всего 34,9 случая. Шизофрения чаще встречается в Центральном округе, 370,9 случая на 100 тысяч. Дальше Уральский федеральный округ (343,2 на 100 тысяч) и Сибирский (343,1 на 100 тысяч). Регионы Северного Кавказа — снова на последнем месте по распространенности.

Разница значительна. С чем это связано?

Причины — загадка, мы сегодня даже предположить не можем. По идее, чтобы выдвинуть гипотезу, нужны специальные исследования по медико-географическим данным.

Возможно, это перекосы системы учета? Врачи уже давно скептически относятся к медицинской статистике, поступающей от кавказских регионов.

Что касается психических расстройств, я не думаю, что там большое передергивание. Скорее всего, влияет уклад, формировавшийся веками. Семейные отношения там более стойкие. Это говорит о том, что люди больше привязаны к нормальному традиционному образу жизни.

Многочисленные исследования говорят и о том, что существуют этнические группы, в которых принято скрывать психические болезни. Но это в основном касается тяжелых расстройств. А развитие тех же депрессий, неврозов — во многом зависит от воспитания.

Есть ли различия в заболеваемости между крупными и провинциальными городами, селами?

Раньше была колоссальная разница между городом и деревней. Но сейчас это сходит на нет. Процесс урбанизации в последние десятилетия идет неуклонно. То есть городские привычки, уклад — добираются и в провинцию. А вот на Северном Кавказе — наоборот — преобладает патриархальный уклад до сих пор, почему и сохраняются старинные обычаи. Возможно еще и поэтому картина в плане психической заболеваемости там более спокойная на фоне остальных регионов.

На первом месте в списке болезней — непсихотические расстройства. Что это значит?

Когда человек понимает, что с ним что-то происходит. В принципе, он может самостоятельно обратиться к врачу. То есть это те расстройства, которые не достигают уровня психоза. Чаще всего это фобии и различные навязчивые состояния, а также панические и стрессовые расстройства. Около десяти процентов россиян страдают от депрессий.

Если у человека постоянно плохое настроение, то вы советуете сходить на всякий случай к врачу?

Как правило, обращаются сначала к врачам общей практики, неврологам. Часто при депрессиях жалуются на неприятные ощущения, боли различных локализаций. Все это на фоне пониженного настроения. Непрофильный врач должен эти симптомы распознавать и предлагать пациенту обратиться к психотерапевту или психиатру.

Для многих поход к психиатру — это что-то запредельное.

Действительно, психиатрия до сих пор — стигма. Надо пытаться работать с человеком, уговаривать. Есть специальные технологии психообразования. Их в мире используют уже не одно десятилетие. Смысл в том, чтобы образовывать в плане психического здоровья не только самого пациента, но и его родственников. Потому что во многом судьба пациента, его общение со специалистами зависит от отношения к этому со стороны семьи. А другой подход — это просвещение населения в целом.

Насколько обоснованно ставятся диагнозы? Многие считают, что депрессии и неврозы — это, скорее, дань моде, чем болезни.

Мода бывает на все, в том числе и на это. Поэтому и нужен специалист, чтобы разобраться. Но все-таки, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), число слабо выраженных и среднего уровня депрессий растет. Но во многом это связано с успехами лечения именно психозов. То есть тяжелое расстройство, допустим, бред — уходит. А состояние переходит в депрессию. Но это, конечно, самое простое объяснение.

От чего растет количество непсихотических болезней?

Причины самые разные: наследственность, экология, психогенная составляющая. Часто депрессия возникает у переживших психические и физические травмы, особенно черепно-мозговые, ампутацию конечностей и т.д.

В настоящее время большое значение имеет миграционный фактор. Очень много беженцев и мигрантов в мире. Это не может не сказаться на психическом самочувствии. Уже давно замечено, чем стабильнее состав населения, тем меньше депрессий выявлено. Сибирь у нас до сих пор покоряют, поэтому на людей влияют переезды, разлука с семьей, невозможность комфортно обосноваться на новом месте.

Экология каким образом влияет?

Экологическая система человека включает социальные, экономические, политические, культурные и антропогенные характеристики. Для психического здоровья наиболее значимы перинатальные факторы: течение беременности у матери. А также родовспоможение, детские инфекции, травмы и отравления.

Если не лечить депрессию — это чем-то может грозить? Или все же «само пройдет»?

Бывает по-разному. Легкая депрессия — плохое настроение — редко может развиться до уровня психоза. Не все психические расстройства требуют медикаментозной поддержки. Иногда бывает достаточно психотерапевта. Считается, что легкая депрессия способствует интеллектуальной продуктивности. Но на мой взгляд, это предрассудок.

Можно ли сделать вывод, что психическое здоровье россиян становится все хуже и хуже?

Я бы сказал — все наоборот. Первичная заболеваемость психическими расстройствами у нас начинает снижаться уже где-то с 2005 года. И не только в виде легких расстройств, но и включая три группы самой распространенной патологии: непсихотичекие психические расстройства (включая неврозы и расстройства личности), деменции, умственная отсталость. В среднем снижение произошло на 15-20 процентов. По отдельным диагнозам — до 40 процентов.

Почему? Стали лучше лечить, диагностировать?

Прежде всего это связано с улучшением качества жизни. От организации здравоохранения уровень распространения психических расстройств зависит не больше чем на 10-15 процентов. То есть это тот случай, когда пациент курсирует между врачами, проблему его выявить не могут. Соответственно, время идет, а состояние человека ухудшается. А остальные 80-90 процентов причин психических расстройств — по большей части социальные: голод, безработица, семейные дрязги и прочее.

Сейчас кризис, социально нестабильное время — это разве не должно негативно сказываться на росте психических болезней?

Реакции на всякие невзгоды у человека чаще всего отставлены. То есть это происходит не мгновенно, а спустя какое-то количество времени, может быть даже и лет.

Допустим, при тяжелой черепно-мозговой травме психическое расстройство возникает быстро, практически сразу. Инфекции (корь, коклюш, бактериальная дизентерия, грипп, сальмонеллез, вирусные гепатиты, эпидемический паротит, менингококковые инфекции) в детском возрасте, которые могут запустить риск болезни, те же перинатальные травмы — обычно отстоят от самого психического расстройства на 5-10 лет.

Социальные причины психических расстройств какую могут дать отсрочку?

Вопрос изучен очень слабо. Например, в начале 1990-х, когда рухнул СССР, начались перестройка и кризис, в целом в стране стала расти заболеваемость психическими расстройствами. Продолжалось это вплоть до 2005 года. Сейчас наблюдается снижение. Что дальше будет — сложно предугадать.

Есть ли какие-то трудности в организации лечения?

Административных трудностей особых нет. Наоборот — сейчас во многих сельских центральных районных больницах есть стационарные отделения, психиатрические кабинеты. Так что доступность улучшается. В городе же изначально особых проблем с этим не было. Скорее всего проблема в том, что недостаточно проводится просвещение населения.

Структура выявления психических болезней в России отличается от других стран?

Допустим, во Франции организация системы здравоохранения напоминает российскую. Там также участковый принцип. Если сравнивать по структуре заболеваемости, то разницы практически нет. Но нужно понимать, что все же страны некорректно сопоставлять. В России в области психиатрии государственная статистика наблюдения существует с 1960 годов. И все это время она проводится примерно по одной схеме. В Евросоюзе, пожалуй, кроме Дании, такого мониторинга нигде не организовано.

Статистическое наблюдение там ведется в основном за стационарными пациентами. Амбулаторных, как правило, не учитывают. В основном зарубежная статистика о психическом здоровье граждан — это телефонные опросы, анкетирование. И по определенным формулам полученные данные экстраполируются на все население. При такой методике не исключена грубая погрешность.

Можно ли сказать, в каких странах какие психические расстройства наиболее распространены? Допустим, россияне больше страдают шизофренией, а у французов — биполярное расстройство?

По данным Всемирной организации здравоохранения, среди стран не существует каких-то тенденций к определенному виду болезни.

То есть нет национальной предрасположенности к каким-то психическим отклонениям? Например, литераторы очень любят писать о тонкой организации русской души, которая постоянно тоскует.

Что значит — русские? Славянская группа составляет 90 процентов всего населения России. То есть славянские национальности доминируют. Возможно, есть какие-то эмоциональные особенности, но это не является определяющим для развития патологии.

Почему не является? Вот, допустим, научно доказано, что представители финно-угорской этнической группы имеют предрасположенность к суициду.

Это правда, но у финно-угорского населения предрасположенность к суицидам вовсе не из-за наличия депрессии. Просто у них такая установка, менталитет. Это считается проявлением доблести и геройства. То есть это опять же вопросы психологии, а не какая-то этническая патология.

Мнение: Почему Россия такая депрессивная страна

Когда речь идет о русских, все не совсем так, как может показаться на первый взгляд, а их знаменитая «печаль» на самом деле является сложным и изощренным механизмом психологической адаптации.

Выяснение причин характерной российской депрессивности – сложнейшая задача. Какая из характеристик более точна: на самом ли деле они являются депрессивным народом, или просто другие пытаются навязать им свою концепцию счастья? Как выясняется, отчасти справедливо и то и другое. Сначала о первом: почему россияне «депрессивны»? Взгляните. Как вам такое?

Разумеется, сами по себе эти виды не является индикаторами. Это просто картинки, из которых люди делают вывод, что жизнь здесь не особенно хороша.

Тем не менее, можно было бы назвать дюжину причин, почему депрессия столь вероятна в России: ужасные дороги; крайне неравномерные стандарты здравоохранения и образования в стране; социальная изоляция северных районов в сочетании с повышенным риском рака в промышленных городах; провинция, живущая без надежды на развитие из-за необузданной коррупции; непредсказуемый и неравномерный климат; люди часто вынуждены подолгу находиться в закрытом помещении в холодную пору года; ранние ночи и огромные открытые пространства.

И, наконец, Россия – одна из самых малонаселенных стран на Земле, а также самая большая по площади. Россияне часто оказываются в социальной изоляции. Впрочем, как и все остальные, они вкладывают все это в свои песни, книги и кино.

Другая половина загадки – особенности национальной культуры. Русский борется со своими страданиями не больше, чем панамец со своим весельем.

При обсуждении природных факторов, ведущих к депрессии, можно вообразить город в Швеции, Норвегии или Финляндии. И вы не ошибетесь. Депрессия сгущается ближе к Полярному кругу. Некоторые из северных стран имеют самые высокие показатели депрессии в Европе, несмотря на высокий уровень жизни. Для счастья нужен витамин Д. Это просто научный факт.

Тем не менее, вышеупомянутые страны вряд ли могут конкурировать с Россией по показателю депрессивности, по крайней мере, в глазах неспециалистов. Россия по сей день безуспешно пытается ликвидировать вопиющее неравенство, оставшееся после распада СССР, когда более половины ВВП страны было сосредоточено в руках подпольных преступных магнатов, которые скупили всю промышленность в условиях шоковой терапии начала девяностых. Оставив за спиной коммунизм, страна погрузилась в «гангстерский капитализм». Однако, это обрушилось на народ, который остро нуждался в пересмотре своей идентичности. Без единой национальной идеи, счастье сводится к деньгам. К потреблению.

Между тем, давние проблемы, связанные с тем, как русская культура относится к своим же людям, не были решены (вы должны увидеть, как выглядит больница в маленьком городке). И цикл продолжился: для того, чтобы преодолеть трудные времена, русским пришлось стать жесткими и угрюмыми. Культура мачизма никогда здесь не исчезала.

Как и во многих других странах бывшего советского блока, отрицание боли является частью культурного ядра. В России, чем больше вы жалуетесь, тем чаще слышите мистические объяснения относительно того, почему эта боль является благом, и почему она важна, как в православном христианстве, с акцентом на страдания и на жертву, в отличие от более деловых и жизнерадостных протестантов. Неудивительно, что «христианские ценности» продолжают так сильно влиять на Россию. Их очень удобно использовать вместо стабильной национальной идеи. Никто не будет решать ваши проблемы, кроме Господа, и уж точно не правительство.

Поэтому, нет ничего удивительного в том, что Россия с ее полным отсутствием опоры на централизованную власть, предпочитает направлять свою безнадежность внутрь, в искусство. Вы либо «настоящий русский мачо», либо молча страдаете или уходите в искусство. Вот почему иностранцы в России не могут постичь, как весь этот балет и архитектура могли быть созданы таким несчастным и ожесточенным народом.

Русские не хотят пребывать в депрессии – этого никто не хочет. Что их спасает, так это полное отсутствие табу на самовыражение. Вы только взгляните на это: литература, кино, балет, пьянство и драки. И все это нельзя разделить. Ничего не поделаешь, Россия – все включено.

Чтобы понять некоторые внутренние потрясения, прочтите «Записки из подполья» Достоевского. Этот роман считается одним из первых произведений в жанре экзистенциализма. Из современных писателей стоит обратить внимание на Сергея Довлатова. Безнадежность в каждой строке. Но это счастливая, смиренная, порой комическая безнадежность. Довлатов, должно быть, был одним из самых забавных людей. Как и Гоголь, который буквально сошел с ума к концу жизни.

В отличие от любой из стран, упомянутых в этом тексте, Россия лежит на двух континентах. Быть русским – значит пребывать в постоянном эмоциональном смятении. Этно-психологическая основа народа в лучшем случае является хрупкой, и проблема усугубляется наличием почти 190 этнических групп, которые обозначены как отдельные национальности внутри России.

Цинизм русских вызван природно обусловленной раздробленностью. Затем он смешивается с отсутствием веры в перспективы улучшения, а также с естественной склонностью к выразительности. В результате получается ущербная, экстравертная нация, которая, похоже, недовольна абсолютно всем, и, к большому разочарованию западных наблюдателей, отказывается что-нибудь делать с этой ситуацией. Только упивается своим несчастьем. Вы не можете сказать русскому, что он должен быть счастлив. Он уже счастлив. И вы ни за что не убедите его в обратном.

Итак, я хотел бы не согласиться с многими любителями России по поводу романтизации русской печали. Некоторые говорят, что русским нравится казаться загадочными и носить свою «душу» как знак почета. И хотя современная глобальная культура, возможно, пользуется этим понятием, она, в конечном итоге, игнорирует внутреннюю причинно-следственную связь. Никто не может понять русскую печаль больше, чем «французское высокомерие» или «германскую замкнутость». Все это является маркерами для множества ситуационных факторов, слишком трудно поддающихся распутыванию.

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.