Социальная тревога и фобия как выглянуть из-под мантии-невидимки

Социальная тревога и фобия как выглянуть из-под мантии-невидимки

Социальная тревога и фобия

© Размахова О., текст

© Водвуд Н., иллюстрации

© ООО «Издательство АСТ»

Над книгой работали:

• Ольга Размахова, создательница проекта «Социальная тревога и фобия: как выглянуть из-под мантии-невидимки?», феминистка, психотерапевтка, создательница движения «Психология за Права Человека»

• Ромек В. Г., кандидат психологических наук, доцент. Ростов-на-Дону

• Дмитрий Комаров, врач-психиатр, психотерапевт

• Амина Назаралиева, врач-психотерапевт, врач-сексолог, соучредитель Mental Health Center

• Николай Павлов, клинический психолог, тренер Терапии Принятия и Ответственности, признанный Ассоциацией Контекстуальной Поведенческой Науки (США). Сертифицированный терапевт Унифицированного протокола лечения Эмоциональных Расстройств (США). Член Канадской Ассоциации Психодинамической Психотерапии

• Дарья Сучилина, практикующий и пишущий психолог, психотерапевт, инструктор навыков осознанности, переводчик. Член Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии (АКПП), Ассоциации по развитию культуры осознанности (АРКО). Ведущая лекций, семинаров и тренингов по психологии, психотерапии и телесным практикам. Создательница проекта «Душе полезно»

• Данила Гуляев, психолог, нарративный практик. Ведущий нарративного курса КРАЙ. Консультант центра «Ресурс ЛГБТКИА Москва»

• Мария Бабаева. Аккредитованная членкиня международной ассоциации логотерапевтов и экзистенциальных аналитиков, тренерка международной ассоциации тренеров и коучей ICTA, тьюторка программы Высшей школы логотерапии Московского института психоанализа «Логотерапия и экзистенциальный анализ», руководительница проекта «Смысл в большом городе». Окончила Философский факультет Томского государственного института по специальности «Философия»

• Мира Тай, социолог, музыкант

• Александра Олейник, психолог

• Анна Край, психолог, специалист в области гендера и автобиографической памяти, преподаватель департамента психологии НИУ ВШЭ. Представитель московского отделения движения «Психология за Права Человека»

• Екатерина Карелова, бодипозитивная активистка, создательница блога о фэтфобии и жизни в толстом теле

• Белла Рапопорт, феминистка, исследовательница

• Айман Экфорд, активистка за нейроразнообразие, права инвалидов, молодежи и ЛГБТ-людей, интерсекциональная феминистка, создательница первого в России непатологизирующего проекта об аутизме, создательница первой в России группы созданной аутистами для аутистов

• Соби, координаторка проекта «Новая Эра», ведущая канала и блога «Окей, Соби»

• Ника Водвуд (nixelpixel), интерсекциональная феминистка, иллюстраторка, блоггерка

• Маргарита Мурзинова – верстала книгу

• Ангелина Кожинская – вычитывала рукопись

2013 год. Я молчу. Я чувствую себя очень маленькой. Мне хочется сжаться в точку и занимать как можно меньше пространства. Я не понимаю, отчего мне так страшно жить.

2018 год. Мои ноги продолжают дрожать, но во мне 170 сантиметров желания говорить громче о том, что я вижу. И я не одна.

Если нам кажется, что мы ходим по ровной и безопасной для всех земле – мы заблуждаемся. В ней тысячи мин. Они направлены на разные группы. И некоторые из нас принадлежат сразу к ряду из них.

Мне потребовалось более десяти лет собственного тревожного социального расстройства, более пяти лет работы психотерапевткой, более четырех лет взаимодействия с подростками – социальными сиротами, более двух лет в феминизме и ЛГБТ-активизме и более года работы с женщинами, пережившими сексуальное насилие, чтобы действительно осознать то, насколько остро социальная тревога связана с процессами, которые окутывают нас паутиной, давят на нас, говорят нам о том, как мы должны жить. Мы не можем не видеть контекст, мы не можем молчать о политике, мы не можем не напоминать о том, что мы есть и что мы все – очень разные. Мы не имеем возможности быть равнодушными в мире, где закон не равен для всех.

Наивно думать, что все участники_цы данного проекта мыслят так же, как я. Поэтому все, что будет сказано мной – исключительно мое мнение, основанное на моем собственном опыте, как личном, так и профессиональном.

На этой ноте мы идем дальше. Для тех, кому близки мои взгляды: telegram, instagram: za_900_let

Ольга Размахова, создательница проекта «Социальная тревога и фобия: как выглянуть из-под мантии-невидимки?», феминистка, психотерапевтка, создательница движения «Психология за Права Человека»

Прежде чем вы начнете читать данную книгу, мне необходимо обозначить ряд вещей, которые помогут вам понять, почему она написана именно таким образом, почему мы выбрали для нее такой стиль и такое количество людей было задействовано в ее создании.

Во-первых, мне следует сказать пару слов о себе. Кроме того, что я являюсь практикующей психотерапевткой и психологиней (да-да, в своей речи я буду употреблять феминитивы и ниже я объясню вам, почему для меня это важно) – я руковожу движением «Психология за Права Человека», выступаю против стигматизации и дискриминации, определяю себя как интерсекциональную феминистку, читаю лекции на тему влияния и опасности языка вражды и много и долго работаю с тревожными состояниями людей, которые ко мне обращаются. Что это значит для книги, и на что это будет влиять? Для меня особенно важен контекст, в котором находится тот или иной человек (потому что именно он оказывает существенное воздействие на состояние), для меня важна видимость разных социальных групп, для меня важно осознавать то, как механизмы угнетения, которые мы часто не замечаем, влияют на качество жизни конкретных людей. В данной книге мы рассмотрим, как наиболее распространенное в психотерапии понимание социального тревожного расстройства (ранее, социальной фобии), так и истории людей, переживающих данное состояние на собственном опыте, а также позволим себе немного свободнее поговорить о том, можем ли мы каким-либо образом способствовать формированию более безопасного и экологичного контекста актуальной действительности.

Если быть честной – я планировала писать эту книгу самостоятельно. Я считаю, что у меня достаточно опыта как в психотерапии и работе с социальным тревожным расстройством и тревогой в целом, так и в возможности иллюстрировать данное состояние через мою собственную историю (ее вы прочтете чуть позже), так как оно долгое время оказывало на мою жизнь очень значимое влияние. Опираясь на мой активистский опыт и интерсекциональный подход (анализирующий пересечения угнетений), которого я придерживаюсь, я могла бы сама написать о влиянии социальной реальности и контекстов, в которых мы все по-своему существуем. Но сейчас для меня очевидно, что ценность данной книги заключается именно в том, какие разные голоса будут в ней звучать. Для меня ценно, что все эти люди согласились работать над книгой со мной. Многие из них – мои коллеги_ни, эксперты_ки, которых я уважаю, у которых я рада учиться, с которыми я регулярно сотрудничаю, провожу мероприятия и вебинары, обучающие курсы и конференции. Другие – активисты_ки, блогеры_ки, чья деятельность во многом откликается мне, поддерживает меня, кажется мне крайне значимой и актуальной. И, конечно, те люди, кто открыто поделился своими историями переживания социального тревожного расстройства. Когда-то именно разрешение себе на рассказ о том, что я чувствую, несмотря на весь стыд, который меня наполнял, помогло мне сдвинуться с места и начать жить той жизнью, которую я ценю и в которой ценю себя. Я очень хочу, чтобы вы знали, что не одиноки.

СообщницыОльга Размахова и Ника Водвуд и их книга о социальной тревоге

В РУБРИКЕ «СООБЩНИЦЫ» мы рассказываем о девушках, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачаем миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. В декабре вышла книга «Социальная тревога и фобия: как выглянуть из-под мантии-невидимки?» — придумала проект и организовала работу множества авторов психотерапевтка, интерсекциональная феминистка и создательница движения «Психология за права человека» Ольга Размахова, а иллюстрации к изданию сделала иллюстраторка и интерсекциональная феминистка Ника Водвуд. Мы расспросили Ольгу и Нику о том, как им работалось вместе и почему в разговоре о тревоге и психологических состояниях важно слышать как можно больше разных голосов.

О себе

Ольга: Я занимаюсь психотерапией уже лет пять. После того как получила образование по специальной и клинической психологии, поняла, что этого мало, и начала повышать квалификацию. Стала натыкаться на новые интересные направления, например феминистскую психотерапию. И начала по-другому думать о том, как должна работать психотерапия, увидела, как специалисты из-за патриархального мышления могут вредить клиентам и клиенткам.

Примерно два года назад мы с коллегой Кириллом Фёдоровым — санкт-петербургским активистом и психологом — решили, что нам тесно в рамках российских психологических ассоциаций. Мы решили создать своё движение для специалистов и специалисток, которые понимают, что психологическое состояние, качество жизни наших клиентов и клиенток связаны с контекстом, ситуацией, в которой они находятся: социальным давлением, законами, которые открыто дискриминируют или стигматизируют людей, и так далее. Основной целью было объединить специалистов и специалисток, которые работают в НКО с уязвимыми группами, чтобы показать им, насколько могут пересекаться системы дискриминации. Например, в организацию, которая занимается людьми с инвалидностью, могут прийти люди с инвалидностью с гомосексуальной или бисексуальной ориентацией. Или, допустим, в кризисный центр для женщин может прийти женщина-лесбиянка или женщина-мигрантка.

Ника: Я занимаюсь иллюстрацией где-то с 2013 года, рисую свои комиксы (у меня есть сборник «Пёся», он продаётся в магазинах) и занимаюсь фрилансом. Ещё я снимаю видео на ютьюбе и занимаюсь фемактивизмом. Поскольку я живу в основном за счёт рекламы на канале и поддержки подписчиков на Patreon, в последнее время я стараюсь брать меньше коммерческих проектов по иллюстрации и больше социальных, связанных с феминизмом, ЛГБТ и так далее. Иллюстрирование Олиной книги для меня было прямо идеальным заказом.

О социофобии

Ольга: Когда-то у меня было острое социальное тревожное расстройство, так что для меня это особенно значимая тема. Плюс я стала много работать с людьми, сталкивающимися с социальной тревогой, и у меня накопился большой практический материал. Я не знаю никакой качественной, популярной, доступной литературы по социальной тревоге. Поэтому особенно важно было выложить книгу в открытый доступ, ведь не у всех есть деньги на книги. Мы решили сделать электронную версию и открыто её распространять.

Социофобия — устаревший термин, сейчас используется «социальное тревожное расстройство», но мы в книге употребили более узнаваемое название. Расстройство есть не у всех людей, а социальную тревогу так или иначе переживали почти все — хотелось объединить в этой книге проблемы и ситуации, с которыми сталкиваются не только люди с диагнозом.

Социальная тревога возникает из-за социальных ситуаций, связана с людьми. Это может быть тревога из-за публичных выступлений или, наоборот, тревога при разговоре один на один. Бывают физиологические симптомы: учащённое сердцебиение, гипервентиляция лёгких, может краснеть лицо, могут потеть и трястись ладони, тело может быть напряжено. Так как все мы так или иначе активно взаимодействуем с людьми, социальная тревога может сильно снизить качество жизни. Человек может, допустим, отказаться от повышения, потому что нужно созвониться с руководителями и пройти интервью, но ему слишком тяжело. Или, например, не получать высшее образование, хотя он поступил, потому что боится встреч с новыми людьми. Точно так же с романтическими отношениями, где надо раскрываться перед кем-то ещё — человеку может быть проще избегать близости. Это может сильно ударить по разным сферам жизни.

О начале совместной работы

Ольга: Когда-то я работала в детском доме, и там девочки смотрели влоги Ники. Я тогда не знала, кто это, но видела, что для девочек это очень важно и она очень их поддерживает. Так как девчонки не могли выйти за пределы детского дома и попасть на встречу с Никой, я решила отнести ей их письмо. Мы познакомились, пообщались и решили, что было бы здорово сделать какой-то проект вместе. Через какое-то время, когда я задумалась о книге, я сразу захотела спросить Нику, насколько ей это было бы интересно. Она меня очень поддержала — я видела, что ей кажется правильным то, что я делаю, — и во многом именно её поддержка помогла принять решение, что проект нужно делать.

Ника: С Олей мы познакомились на фестивале комиксов «Бумфест», который проходит каждый год в Питере. Я обычно участвую в нём как иллюстраторка: продаю комиксы, встречаюсь с аудиторией. Оля рассказала, что занимается психологическим сопровождением подростков в детских домах, в том числе работает с девочками. Она передала мне письма от них, картонку с шестью-семью текстами — о том, что им помогают мои видео, что им очень важен мой канал. Оля передала мне от них спасибо, сказала, что поддерживает мою деятельность и активизм. Мне было очень приятно, эту картонку с письмами я носила в рюкзаке каждый день года полтора-два.

Ольга: В начале работы над книгой я много занималась волонтёрскими, социальными, активистскими проектами, и из-за этого пришлось меньше работать с клиентами и клиентками. Я хотела оплатить работу иллюстраторок, верстальщиц, плюс хотелось всё своё внимание посвятить книге. Пришлось собирать деньги через краудфандинг — я думаю, это очень хороший механизм. Был, например, вариант выиграть грант, но непонятно, как это делать — я понимала, что в книге мы будем раскрывать моменты, которые не очень желательны для государства. Хотелось быть независимой и делать проект так, как мы его видим.

Было непросто. Я рассказывала о сборе профессиональным ассоциациям, говорила о нём с помощью нашего движения, но в большей степени помогли активистки, блогерки, феминистки: Ника Водвуд, Екатерина Карелова, Белла Рапопорт и другие.

Ника: Я сразу сказала Оле, что готова помогать со сбором средств, рассказала об этом в социальных сетях и на канале, и постепенно мы набрали нужную сумму.

Социофобии у меня нет — есть тревожное расстройство, и я хожу на психотерапию. Я поддержала этот проект не потому, что он напрямую связан с моим опытом, а потому что он важный и полезный для других. Мне кажется, что любые подобные проекты способствуют дестигматизации психических расстройств и прямо или косвенно помогают людям.

О книге

Ольга: В книге три раздела. Первый — личные истории, моя и ещё двух людей. По ним можно понять, как может выглядеть социальная тревога, соотнести своё состояние с историями других людей. Второй раздел посвящён психотерапии, в его создании участвовали психотерапевты и психотерапевтки, психологи и психологини, которые рассказывали, как работать с социальной тревогой. Мне было очень важно, чтобы все специалистки и специалисты представляли направления психотерапии, которые считаются наиболее эффективными в работе с социальной тревогой. Хотелось, чтобы, читая, человек мог определиться, к какому виду психотерапии обратиться. Мы стремились, чтобы в этом разделе было много рекомендаций, конкретных заданий, которыми можно помочь себе.

Третий раздел написан активистами и активистками. Здесь мне было важно, чтобы работало правило «Ничего для нас без нас» — люди писали о своём опыте. Там есть темы трансгендерности, фэтфобии и бодипозитива в целом, эйблизма и эйджизма, ксенофобии, дискриминации по гендерному признаку, немоногамных отношений — получилось собрать уникальный опыт. Мы примерно обсуждали тему, её границы и объём, а в остальном люди могли сказать всё, что хотели. Все писали в разных стилях, но именно это и ценно. Я не хотела приводить книгу к единому виду, например вставлять везде феминитивы, которые использую сама. Кто-то писал с гендергэпами, чтобы не исключать трансгендерных и небинарных людей, кто-то не задумывался об этом.

Третий раздел для меня наиболее важен, потому что социальную тревогу очень редко связывают с давлением большинства на меньшинство. Допустим, с представлением, что у женщины обязательно должны быть дети и она должна быть замужем, или что мужчина должен много зарабатывать и обеспечивать семью, или что в России все должны быть белыми, и так далее. Мы смотрели, как система дискриминации может влиять на требования общества и, соответственно, состояние человека. Мне кажется, личный опыт это очень хорошо показал.

Я придумала структуру книги и делала логические связки, но в остальном давала всем участницам и участникам проекта писать самостоятельно, на основе своего опыта или активистских знаний. В книге нет моего имени как авторки — я считаю себя координаторкой, создательницей проекта, но никак не авторкой. За ней стоит очень много людей, и это наше общее дело.

Ника: Мне кажется, одна из главных ценностей этой книги — в том, что в ней используется интерсекциональный подход, описывается социальный контекст, в котором и формируется социальная тревога. Минус очень многих текстов и материалов в том, что они претендуют на универсальность — и из-за этого часто виден только один опыт. Например, берётся опыт человека, у которого есть деньги. Тому, кто ищет работу, советуют ездить на много собеседований по всему городу — а потом оказывается, что людям, у которых нет машины или денег на общественный транспорт, эти советы не помогут. Получился далёкий пример, но суть в том, что универсальный подход стирает многих людей из разговора, и часто эти люди гораздо сильнее нуждаются в помощи, чем более привилегированные.

Очень круто, что Оля решила написать об этом в своей книге, и вдвойне круто, что она сделала это не одна. Это полностью отвечает принципу активизма «Ничего для нас без нас» — он значит, что если ты защищаешь чьи-то права, нужно делать это непосредственно с этими людьми, не говорить за них и не решать за них, что им поможет, а спрашивать.

Социальная тревога и фобия: как выглянуть из-под мантии-невидимки?

Ольга Размахова

Лучшая рецензия на книгу

31 марта 2021 г. 10:37

1 Не тратье время. Безграмотная книга, полная протеста и некорректной, «инфантильной» психотерапии.

Автор просто чайник. При всем уважении. Хочет лечить социофобию, находясь в сильной контр позиции к самой природе человечества. Ощущается глубокий кризис, который не смог пройти этот человек. За иллюстрации- спасибо, но это единственное, за что стоит взять эту книгу. Незачот.

Год издания: 2019

Твердый переплет
Страниц: 192
Тираж: 3000

Возрастные ограничения: 18+

Рецензии

31 марта 2021 г. 10:37

1 Не тратье время. Безграмотная книга, полная протеста и некорректной, «инфантильной» психотерапии.

Автор просто чайник. При всем уважении. Хочет лечить социофобию, находясь в сильной контр позиции к самой природе человечества. Ощущается глубокий кризис, который не смог пройти этот человек. За иллюстрации- спасибо, но это единственное, за что стоит взять эту книгу. Незачот.

7 ноября 2020 г. 23:32

4 По совету Ники

Книга представляет из себя сборник из научных статей, хроник изучения социальных страхов и страхов в принципе, историй людей, а также разных типов дискриминации. Но в самом предисловии автор предупреждает, что по ходу повествования стиль будет отличаться, так как соавторами выступали разные люди. Вишенкой на торте стали иллюстрации Ники Водвуд. Если честно, я бы прошла мимо книги, если бы Ника не рассказала о книге в своих социальных сетях. Для некоторых книга может оказаться очень познавательной, поможет разобраться в своих фобиях, узнать об опыте других людей. Больше всего понравилась глава с типа дискриминаций, хотя большинство из них я знала и разбиралась в них, однако и для себя я там открыла много нового. Книга очень маленькая, поэтому при осознанном чтении она уйдет у вас за 2…

Социофобия

Содержание:

Социофобия (социальная фобия) – это иррациональный страх попасть в различные ситуации, связанные с социальным взаимодействием, или находиться в них. Речь идет о ситуациях, которые в той или иной мере связаны с контактами с другими людьми: о публичных выступлениях, выполнении своих профессиональных обязанностей, даже о простом нахождении в обществе людей.

Социофобию в бытовом понимании часто путают с такими ее разновидностями, как агарофобия и антропофобия. Эти состояния схожи, так как все они основаны на боязни людей, но есть существенные различия.

Агарофобия подразумевает боязнь именно больших скоплений людей, боязнь толпы, базирующуюся на ощущении опасности, угрозы.

Антропофобия – это боязнь определенных групп людей или людей вообще, без привязки к взаимодействию с ними.

Социофобия же – это страх именно контакта, социального взаимодействия. В его основе лежит страх негативной оценки окружающих: боязнь оказаться неловким, смешным, некомпетентным и т. д.

Признаки социофобии

От многих других фобий социофобия отличается постоянством тревожного состояния. Социофоб испытывает страх не только во время нахождения в травмирующих его обстоятельствах (в обществе людей), но и до него (тревожное ожидание) и после него (постоянные размышления о ситуации, негативная интерпретация отношения, оценки окружающих). Таким образом, тревога отравляет жизнь социофоба практически постоянно. Хотя пик негативных ощущений приходится на то время, когда страдающий социофобией человек вынужден общаться с людьми. В эти моменты его страх резко возрастает, вплоть до панической атаки.

Можно выделить несколько основных, чаще всего присущих поведению лиц, страдающих от социофобии, признаков:

Социофоб испытывает не поддающиеся логическому объяснению страх, ненависть, отторжение, отвращение по отношению к ситуациям, в которых ему нужно публично выступить, сделать что-то под наблюдением других людей, пообщаться со значимым для него человеком и т. п.

Соответственно, человек, страдающий от социофобии, всеми силами избегает таких ситуаций: свиданий, походов за покупками, выступлений на рабочих совещаниях, посещения госучреждений и т. д.

Социофобия – это постоянные навязчивые мысли: что обо мне думают, как меня оценили, причем социофоб всегда приходит к негативным выводам.

Ему сложно начинать и даже поддерживать разговор – он может впасть в ступор.

Существует большое количество разновидностей социофобии, в которых страхи более конкретизированы: например, человек боится не вообще общаться, а покраснеть на людях, или боится телефонных разговоров, а в личном общении чувствует себя проще и т. д.

Социофобы — кто они?

Повторимся еще раз, что главная проблема человека с социофобией – это тревожное ожидание негативной оценки со стороны других людей. Именно это является причиной, по которой они избегают общества, а не боязнь людей как таковых.

Люди, страдающие от социофобии, боятся, что другие воспримут их как:

Стремление избежать негативной оценки окружающих приводит к тому, что социофобы в реальности могут вовсе быть непохожими на сложившийся в их отношении стереотип замкнутых, угрюмых людей.

Страдающие социофобией вполне могут быть милыми, приятными, угождающими всем людьми, так как они стремятся произвести положительное впечатление на окружающих.

Социофобы старательно избегают ситуаций, в которых могут вскрыться их страхи, или же они тщательно, до мелочей планируют такие события и репетируют свое поведение, чтобы не попасть впросак.Поэтому их коллеги и знакомые могут даже не подозревать о подобных проблемах.

Некоторые социофобы и вовсе создают себе имидж весельчаков, скрывая за напускной раскованностью свои комплексы.

Стоит отметить также и то, что часто страдающий социофобией человек даже не понимает, что у него есть проблема, списывая все на естественное волнение и свое несовершенство.

Социофобия — симптомы

От обычного волнения перед важными социальными событиями (экзаменами, выступлениями и другими), которое присуще всем нормальным людям, социофобию отличает чрезвычайная интенсивность переживаемых негативных эмоциональных ощущений, а также сопутствующие физиологические и поведенческие симптомы, которые тревожат человека довольно продолжительное время, в тяжелых случаях тревога становится постоянной.

К эмоциональным и поведенческим проявлениям социофобии относятся:

  • иррациональный, всепоглощающий страх негативной оценки, осуждения, насмешек других людей;
  • раздражительность, беспокойство, тревога;
  • чувство опасности, для которого нет никаких логичных объяснений;
  • страх, что окружающие заметят, что вы волнуетесь;
  • чувство, что » в голове стало пусто», невозможность собраться с мыслями, сконцентрироваться;
  • повышенная ранимость, обидчивость,
  • постоянная напряженность, усталость.
  • Физиологически социофобия может проявляться:
  • «бросанием в жар»;
  • расстройством желудка, тошнотой;
  • учащенным пульсом и/или повышением артериального давления;
  • одышкой, учащенным дыханием;
  • покраснением или, наоборот, бледностью кожи лица.

Причины социофобии

Большинство психотерапевтов сходятся в том, что основа социофобии – это неуверенность в себе. И развивается, она, чаще всего, в подростком возрасте (10-13 лет) – в момент начала активного взаимодействия с социумом.

Причинами возникновения неуверенности в себе, и, как следствие, социофобии в детстве могут быть:

  • неправильное, оценочное воспитание ребенка, сравнение его с другими детьми не в его пользу;
  • слишком строгие требования, предъявляемые к ребенку;
  • критика со стороны значимого взрослого;
  • критика в период становления личности;
  • насмешки, издевки в школе;
  • отсутствие социального одобрения и т. д.
  • Социальная фобия может сформироваться и в более позднем возрасте. Этому может способствовать:
  • неправильное социальное окружение, не оказывающее моральной поддержки;
  • длительное нахождение в стрессовой ситуации;
  • однократная стрессовая ситуация сильной интенсивности (террористический акт, катастрофа);
  • Социофобии больше подвержены женщины (в 2 раза чаще, чем мужчины). Также фобия чаще встречается среди хорошо образованных людей, находящихся в браке.зникновению социофобии могут способствовать определенные черты характера и генетические факторы.

Диагностика социофобии

Диагностировать социофобию, отличить ее от схожих фобий или от проявлений других психических расстройств и назначить правильное лечение может только специалист – психолог или психотерапевт.

Стоит отметить, что по своим проявлениям социофобия очень схожа с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР). Кроме того, десятая часть людей, которая страдает ОКР, страдает также и социофобией. Поэтому некоторые ведущие зарубежные классификаторы определяют такие расстройства в одну группу тревожных состояний.

Методы лечения социофобии

Социофобия, как и многие другие фобии, относится к неврозам – пограничным состояниям, от которых, при правильном подходе, можно полностью избавиться. Иногда даже без фармакологического лечения, но чаще в комплексе с ним.

Лечение социофобии с помощью медикаментов осуществляется только по показаниям врача. Для лечения используются:

антидепрессанты трицикличесские и гетероциклические;

бензодиазепины (только короткими курсами).

В основном же лечение социофобии предполагает использование различных психотерапевтических направлений. Это, в основном, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), гипноз и групповая терапия.

Когнитивно-поведенческая терапия предлагает для людей, у которых обнаружена социофобия, лечение несколькими техниками:

Групповая терапия социофобии предполагает участие пациента в групповых сеансах, которые ведет профессиональный терапевт. Такие группы служат хорошей моральной поддержкой их участникам, что немаловажно для лечения. Также в них прорабатываются определенные методики взаимодействия пациентов, страдающих от социофобии, с окружающими людьми.

Если у вас социофобия, проводить лечение, самостоятельно применяя некоторые психотерапевтические приемы, можно только в наиболее простых случаях. Во всех остальных мы рекомендуем обратиться к психотерапевту, так как бороться с самим собой сложно даже для самых сильных людей.

Статья написана под кураторством доктора Воронцов А.Л

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.