Как вылечить шизофрению народными средствами

Что делать, если лечение шизофрении неэффективно?

К нам в клинику часто обращаются родственники больных шизофренией с просьбой подобрать препараты для лечения пациента, страдающего этим психическим расстройством. Когда начинаешь разбираться с тем, почему предыдущее лечение оказалось неэффективным и не принесло результатов, то встречаешься с одними и теми же ошибками психиатров, «лечивших» больного до его обращения в нашу клинику.

Ошибки лечения шизофрении

Перечислю типичные ошибки такого лечения:
1. Неправильно поставлен диагноз «шизофрения»
На мой взгляд, этот диагноз ставят почти каждому пациенту с психозом и в 80 % там, где никакой шизофрении нет и в помине. Диагноз ставят лишь на основании наблюдения за поведением и высказываниями больного, а также со слов родственников. Психиатры в основном обращают внимание на бред и галлюцинации, игнорируя негативную симптоматику (апатия, безволие, пассивность и пр.) и когнитивный дефицит, то есть нарушение мышления, памяти и внимания. В процессе диагностики не исключаются неврологические, инфекционные, иммунные и эндокринные заболевания, процессы воспаления и нарушения мозгового кровообращения, кисты и опухоли мозга перенесенные в скрытой форме другие болезни мозга. Пациента с кистой мозга, например, шишковидной железы (по нашему мнению встречается, как и опухоль гипофиза не менее 15% при психозах или так называемой «шизофрении») могут годами лечить нейролептиками от шизофрении, хотя ему может быть необходима совершенно другая терапия.

2. Отсутствие объективной диагностики
Препараты назначаются даже без банальной электроэнцефалографии (ЭЭГ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ), не говоря уже о методе когнитивных вызванных потенциалов, отклонения которого помогают исключить шизофрению в большинстве числе случаев.
К сожалению, психиатры не знают ни анатомии, ни физиологии мозга, не имеют представления о том, какие структуры мозга повреждены при шизофрении и в чем заключается это повреждение. Кроме того, психиатры не могут прочесть электроэнцефалограмму и не разбираются в снимках магнитно-резонансной томографии, не знают какими лабораторными и нейрофизиологическими методами можно подтвердить или опровергнуть диагноз «шизофрения». Наверное, трудно себе представить кардиолога, который не знает из чего состоит сердце и как оно работает, не интересуется электрокардиограммой или эхокардиографией и не заглядывает в результаты биохимического анализа. Как нельзя себе представить и специалиста по болезням печени, который не имеет представления о структуре и функция печени, обходится без ультразвукового исследования и функциональных проб печени при постановке гепатита или цирроза. Однако, психиатры здесь являются исключением, несмотря на то, что мозг — самый сложный орган человека.

В большинстве случаев, я слышу от психиатров такие слова: зачем нужна объективная диагностика мозга, ведь при шизофрении мы ничего не увидим ни на электроэнцефалограмме, ни на снимке МРТ. Когда об объективной диагностике спрашивают сами больные и их родственники (если, конечно, их не шокирует то, как психиатры ставят диагноз «шизофрения»), то в ответ слышат от психиатра, нейрофизиолога или рентгенолога: «там все нормально», но на самом деле ни рентгенолог не знает признаки шизофрении на МРТ, ни нейрофизиолог не знает, как при шизофрении меняется электроэнцефалограмма или вызванные потенциалы, ни психиатр не знает для чего вообще нужны такие методы исследования мозга как диффузионное тензорное изображение, когнитивные и слуховые вызванные потенциалы, нейронный тест или генетическое исследование. Короче все идет от невежества врачей и отсутствия информации о «шизофрении» у больных и их родственников.

Вы спросите, можно ли провести объективное исследование мозга больного с якобы «шизофренией», исключить или подтвердить этот диагноз, отвечу, конечно, можно и займет оно всего около одной недели, в амбулаторных или стационарных условиях. Так спрашивается, почему за многие годы «лечения» больного с «шизофренией» никто из психиатров не удосужился провести такому больному объективное исследование мозга или даже просто посмотреть общий анализ крови.

3. Психотропные препараты: нужен один новый антипсихотик в минимальной эффективной дозировке
С назначением психотропных препаратов не меньше проблем, чем с правильной диагностикой.
Несмотря на то, что уже много лет в России продаются антипсихотики третьего поколения, многие психиатры продолжают назначать нейролептики (первое поколение) для поддерживающей терапии. Увы, я вижу такие случаи даже в Москве, что говорить о регионах. Препараты первого поколения (трифтазин, неулептил, мажептил и др.) имеют массу побочных эффектов, и, главное, сами способны вызывать ухудшение мышления, памяти им внимания, усилить негативные симптомы психического расстройства. В нашей клинике эти препараты назначаются крайне редко, и если назначаются, то на короткий срок. Подбор препарата второго и третьего поколения также сложен. Мы используем в практике Фармакогенетическое тестирование для определения оптимального препарата для конкретного пациента и прогнозирования его побочных эффектов. Зачастую к нам приходят больные с большим (два и более) количеством антипсихотиков. Несмотря на международные рекомендации назначать один препарат, в редких случаях, комбинировать их (эффективных комбинаций на деле немного), многим пациентам назначаются по два, а то и по три антипсихотических препарата. Это приводит к повреждению мозга этими препаратами из-за интоксикации. То есть, препараты не лечат, а наносят вред. В таких случаях необходимы специальные методы восстановления мозга, например, такие как введение пептидов с помощью назального электрофореза или стимуляция токами и магнитным полем (ТМС).

Аналогичный вред мозгу наносят высокие дозировки антипсихотиков. Как понять, что дозировка высокая? Нужен анализ на концентрацию препарата и его метаболитов в крови. Если концентрация выше нормы, необходимо снижать дозу, чтобы избежать побочных эффектов, если концентрация ниже нормы, для эффективности препарата нужно увеличить дозировку.
Эффективность препарата, а также оптимальная дозировка зависят от многих факторов: генетических особенностей (у некоторых людей препараты разрушаются в печени быстро, у других — медленно), совместного приема нескольких препаратов, курения и др. В ряде случаев препарат накапливается в крови за долгое время приема и негативно влияет и на мозг, и на другие органы.

4. Игнорирование побочных эффектов
Каждый антипсихотический препарат имеет побочные эффекты. Необходимо знать о них и корректировать. Наиболее часто встречаются повышение уровня гормона пролактина, избыточный вес, повышение сахара в крови и изменения интервала QT сердечного ритма. Для контроля пролактина важно периодически (не реже раза в полгода) сдавать анализ на содержание пролактина и принимать при необходимости препараты, нормализующие его содержание. ЭКГ рекомендуется делать раз в полгода, если у пациента нет нарушений в работе сердца.

5. Не используются биофизические методы терапии и специализированная психотерапия
Современные биофизические методы лечения могут минимизировать дозировки препаратов или вообще обойтись без них. Например, транскраниальная магнитная стимуляция помогает справиться с галлюцинациями, tDCS (постоянные или переменные токи небольшой амплитуды, не путайте с электрошоковой терапией!) помогает при стимуляции памяти, внимания и мышления.
Специализированная психотерапия, например, метакогнитивные тренинги, позволяют работать с бредом, навязчивыми состояниями и пр. Эта методика отлично зарекомендовала себя для борьбы с бредом преследования, бредом отношения (все, что происходит, имеет ко мне отношение) и другими видами бреда, а также с ОКР (навязчивые состояния).
Психообразование дает информацию о заболевании и помогает понять, с каких симптомов начинается обострение, и когда необходимо обратиться к врачу.
Психотерапия решает одну из самых серьезных проблем терапии — отрицание заболевания и нежелание пациента лечиться, следовательно, мотивирует пациента на лечение и сотрудничество с врачом. Отсутствие качественной психотерапии, как , впрочем, и социально – трудовой реабилитации является серьезной ошибкой в лечении шизофрении.

Когда отменять препарат?
В целом, к сожалению, в психиатрии легче назначить психотропный препарат, чем его отменить. Представьте себе, что наши нервный клетки нейроны – «родники», которые в момент обострения посылают больше импульсов – выбросов воды, чем обычно. Река (количество и скорость нервных импульсов) станет более быстрой и полноводной, и что-то обязательно затопит (нарушенные функции мозга). Нейролептики действуют как плотина. Они перекрывают реку и ослабляют обострение. Что произойдет, если убрать нейролептики (плотину)? Мы получим «вал воды» или новое обострение психоза («шизофрении»). Поэтому, когда в нашу клинику обращаются больные с просьбой снизить дозировку препарата или отменить его, мы делаем это только в условиях нашего стационара, разумно и медленно снимая нейролептики и блокируя начало обострения психоза специальными медикаментами и не медикаментозными средствами.

Всегда ли нужны нейролептики?

Открою еще одну «страшную тайну»: часть больных шизофренией не обязательно вообще лечить нейролептиками, есть и другие препараты для лечения шизофрении, например, блокирующие NMDA или AMPA рецепторы или используя стабилизаторы настроения, методы физиотерапии (ТМС) или метакогнитивные тренинги, а также и те препараты, которые применяют неврологи, эндокринологи или иммунологи.
Впрочем, в идеале шизофрению следует лечить исходя из причины и механизмов ее возникновения. По моему опыту, при многих случаях, так называемой «шизофренией» речь идет о поражении определенных связок (пучков волокон), соединяющих определенные структуры мозга (при бреде – связи дорсолатеральной коры лобной доли, при галлюцинациях – дугообразных связок между центрами внутренней и внешней речи), а от того, каким процессом повреждены эти связки (воспаление, потеря миелиновых оболочек нервов, сдавливание или недостаточность кровоснабжения) зависит и метод лечения того или иного больного, так называемой «шизофренией».

PsyAndNeuro.ru

Лечение галлюцинаций в рамках шизофрении и других расстройств нервной системы

Неделю назад мы опубликовали обзор на статью Sommer I. et al «К персонализированному лечению галлюцинаций», в которой авторы выделили 3 основных механизма развития обманов восприятия (снижение холинергической нейротрансмиссии, усиление синтеза дофамина и деафферентация), от которых зависит дальнейшая тактика ведения пациентов. В другой более ранней статье, опубликованной в журнале Schizophrenia Bulletin, те же авторы изучают доказательную базу методов лечения галлюцинаций при шизофрении и других психических и нервных расстройствах. Данная статья является более ориентированной на клиническую практику, тем самым органично дополняя последнюю – в большей мере рассматривающую именно фундаментальные аспекты галлюцинаций и психофармакологического воздействия на них. Ниже приведены основные тезисы статьи «The Treatment of Hallucinations in Schizophrenia Spectrum Disorders».

Галлюцинации могут возникать в контексте многих расстройств и синдромов. Поэтому выбор тактики лечения зависит не только от типа обманов восприятия и влияния на повседневное функционирование, но и от основного расстройства. Порой, может быть очень сложно определить основное расстройство, поскольку галлюцинации, например, при пограничных расстройствах личности, психотической депрессии или эпилепсии височной доли могут быть неотличимы от галлюцинаций в рамках шизофрении на феноменологичсеком уровне.

Такие сопутствующие симптомы, как пароксизмальная активность, двигательные симптомы паркинсонизма, потеря зрения или слуха, являются наиболее надежными признаками, используемыми в дифференциальной диагностике. Некоторые люди, которые галлюцинируют только спорадически, могут быть просто обеспокоены тем, что их опыт является признаком психического расстройства, не будучи при этом обеспокоенными самими галлюцинациями. Для других же – бремя галлюцинаций не может перевесить побочные эффекты их лечения. Как следствие, лечение может применяться не во всех случаях. В данной статье будут рассмотрены некоторые ошибки, которые часто связаны с галлюцинациями, а также конкретные варианты их лечения.

Галлюцинации при шизофрении

Шизофрения может сопровождаться галлюцинациями в любой сенсорной модальности. В 70% случаев они носят слуховой характер, а в 50% случаев наблюдаются зрительные галлюцинации. Другие типы галлюцинации менее распространены.

Как известно, единственным типом лекарств, успешно используемом для лечения галлюцинаций при шизофрении, являются антипсихотики. Только 8% пациентов с первым психотическим эпизодом по-прежнему испытывают галлюцинации после лечения в течение 1 года. Однако до сих пор не было опубликовано клинических исследований, в которых сравнивалась бы эффективность различных антипсихотических препаратов для единственного и конкретного показания – галлюцинации. В связи с чем, для анализа использовали данные Европейского исследования первого психотического эпизода, в ходе которого проводилась оценка эффективности 5 антипсихотических препаратов при лечении галлюцинаций. Было выявлено, что оланзапин, амисульприд, зипрасидон и кветиапин одинаково эффективны против галлюцинаций; галоперидол, по мнению авторов исследования, не может являться препаратом первого выбора.

Если препарат первого выбора не обеспечивает улучшения, лучше всего перейти на другой препарат после 2-4 недель лечения. Клозапин является препаратом выбора для пациентов, которые резистентны к двум адекватным курсам антипсихотических препаратов. Для профилактики рецидивов лечение следует продолжать тем же антипсихотиком и, желательно, в той же дозе. Прием пролонгированные формы должны рассматриваться для всех пациентов, потому что очень высок риск несоблюдения терапии.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может применяться в дополнение к антипсихотической терапии. КПТ направлена на снижение эмоционального стресса, связанного со слуховыми галлюцинациями, она учит пациента игнорировать «голоса» и фокусироваться на будущих планах и целях, что отражается на качестве жизни пациентов. Однако КПТ никак не влияет на частоту галлюцинаций.

С другой стороны, транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) способна снижать частоту и тяжесть слуховых галлюцинаций. Несколько мета-анализов продемонстрировали эффективность для низкочастотной повторной ТМС левой височно-теменной области по сравнению с плацебо. Как следствие, ТМС в настоящее время имеет статус потенциально полезного метода лечения слуховых галлюцинаций, но только в сочетании с современной антипсихотической терапией.

В нескольких рекомендациях электросудорожная терапия (ЭСТ) упоминается как последний этап в лечении резистентных психозов в рамках шизофрении. Хотя в нескольких исследованиях было показано клиническое улучшение после использования ЭСТ, специфическое снижение тяжести галлюцинации никогда не было оценено на уровне группы.

Лечение делирия

Делирий представляет собой острый нейропсихиатрический синдром, который характеризуется такими психотическими симптомами, как галлюцинации и бред при наличии пониженного внимания, колебаний сознания и других когнитивных функций. Данное состояние очень часто встречается у пациентов, поступивших в отделения интенсивной терапии, с частотой 32%, и заметно связано с плохим прогнозом и повышенной смертностью.

Единственное этиологическое лечение делирия – улучшение соматического состояния пациента. Симптоматическое лечение галлюцинаций и других симптомов делирия должно начинаться с мер, направленных на нормализацию циркадного ритма и ориентации пациента. Фармакологическое лечение предпочтительно должно состоять из галоперидола или оланзапина, как рекомендовано в последних рекомендациях NICE. Хотя бензодиазепины широко применяются для лечения делирия, их применение рекомендуются только для алкогольного делирия. Ингибиторы холинэстеразы не рекомендуются, о чем свидетельствует рандомизированное клиническое испытание ривастигмина у пациентов с делирием, поступивших в отделение интенсивной терапии. Данное исследование было прекращено на ранней стадии из-за значительного увеличения смертности и продолжительности делирия по сравнению с контрольной группой.

Галлюцинации при болезни Паркинсона (БП)

Распространённость галлюцинаций и других психотических симптомов среди пациентов с БП составляет 80%. В случае с деменцией с тельцами Леви, патогенетически тесно связанной с БП, эти цифры ещё выше, особенно для визуальных галлюцинаций. Слуховые галлюцинации присутствуют в 20% случаев.

Патофизиология психоза при БП и деменции с тельцами Леви заключается в сложном взаимодействии внешних и связанных с заболеванием факторов, включающих центральную дофаминергическую активность, дисбаланс дофаминергической и холинергической нейромедиаторных систем, дисфункцию зрительных путей, изменения в регуляции цикла сон-бодрствование, а также ослабленный фокус внимания. Однако самым важным внешним фактором развития галлюцинаций в рамках ПД является медикаментозное лечение.

Стратегии лечения: снижение антипаркинсонических лекарств, увеличение «атипичных» антипсихотиков с низкой дозой и, возможно, ингибиторы холинэстеразы. Eng и Welty провели обзор 13 исследований антипсихотического лечения пациентов с БП и пришли к выводу, что долгосрочная терапия клозапином действительно эффективна, в то время как результаты исследований использования кветиапина противоречивы. Только одно двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием 188 пациентов с БП и галлюцинациями подтверждает эффективность ингибитора холинестеразы ривастигмина. Таким образом, хотя использование ингибиторов холинэстеразы, особенно ривастигмина, представляется перспективным лечением галлюцинаций в рамках БП, приведённые исследования поддерживают использование только клозапина.

Галлюцинации при болезни Альцгеймера (БА)

При БА возникновение психоза в 30-50% случаев имеет серьезные последствия как для пациентов, так и для лиц, осуществляющих уход. Ингибиторы холинэстеразы, такие как донепезил, могут оказывать благотворное влияние на галлюцинации при относительно мягком профиле побочных эффектов. В другом исследовании по лечению психозов в рамках БА изучалась эффективность оланзапина, кветиапина, рисперидона и плацебо в течение 36 недель. Результаты показали, что рисперидон оказался эффективнее других двух препаратов и плацебо. Однако данные препараты нужно принимать с осторожностью в связи с повышенным риском осложнений у пожилых пациентов.

Как следствие, настоятельно рекомендуется не рассматривать антипсихотические препараты в качестве первого выбора для лечения психотических симптомов при БА. Экстрапирамидные симптомы и аритмии вследствие удлинения интервала QT – это частые осложнения «типичных» антипсихотических препаратов, в то время как различные цереброваскулярные патологии чаще возникают при использовании «атипичных» антипсихотиков. Тем не менее, данные препараты должны использоваться, когда тяжесть симптомов является крайней или когда симптомы не реагируют на другие виды лекарств или на нефармакологические вмешательства.

Галлюцинации при эпилепсии

Сообщаемая частота галлюцинаций и других психотических симптомов при эпилепсии составляет 3,3%, а при эпилепсии височной доли достигает 14%. Галлюцинации могут возникать незадолго до (аура), во время или после эпилептического припадка, но часто происходят независимо от каких-либо моторных припадков. Часто галлюцинации напоминают те, которые встречаются у пациентов с диагнозом шизофрения, и обозначаются как «шизофренические психозы эпилепсии».

Лечение галлюцинаций должно, прежде всего, предполагать минимизацию любого лекарственного средства, способного опосредовать эти симптомы. Известны различные противоэпилептические препараты, такие как фенобарбитал, зонисамид, леветирацетам и габапентин, способные индуцировать галлюцинации. В таких случаях снижение дозы или переход на другой противоэпилептический препарат может привести к относительно быстрому купированию галлюцинаций.

Когда противоэпилептические препараты не могут быть уменьшены или отменены антипсихотики являются препаратами выбора. Клозапин и хлорпромазин следует избегать из-за их эпилептогенных свойств, в то время как кветиапин, рисперидон и галоперидол, обычно имеют хорошую переносимость.

Галлюцинации при сенсорной деафферентации

У пациентов с ослабленным зрением могут отмечаться сложные зрительные галлюцинации – состояние, известное как синдром Чарльза Бонне. Аналогично, у людей с прогрессирующей потерей слуха могут развиться слуховые галлюцинации в виде музыки, голосов или других звуков.

Считается, что такие галлюцинации на самом деле являются феноменами в следствии деафферентации областей зрительной или слуховой ассоциативной коры головного мозга, что может привести к так называемым «фантомным восприятиям». Когнитивные дефекты и социальная изоляция могут выступать в качестве дополнительных факторов риска.

Пациенты, которые понимают их нереалистичный характер, как правило, менее страдают от них, хотя их все еще может огорчить страх перед «неизбежным безумием». Уверенность и объяснение того, что зрительные или слуховые обманы восприятия не подразумевают какого-либо психического расстройства, могут иметь мощный терапевтический эффект.

По мнению авторов, психотропное лечение не всегда необходимо, поскольку купирование галлюцинаций может прекратиться либо спонтанно, либо после прекращения социальной изоляции. Лечение первого выбора – это восстановление зрения или слуха, например, путем оперативного лечения катаракты, очистки наружного слуха или применения слуховых аппаратов.

Когда такие вмешательства не увенчались успехом, можно рассмотреть фармакологическое лечение, хотя плюсы лечения не всегда перевешивают минусы побочных эффектов. Несмотря на то, что ранее сообщалось о том, что антипсихотические, противоэпилептические препараты и ингибиторы холинэстеразы эффективны в данных случаях, в настоящее время нет рандомизированных исследований эффективности данных типов лекарств у пациентов с галлюцинациями в рамках сенсорной деаферентации. Если фармакологическое лечение считается необходимым, то препаратами выбора могут считаться кветиапин или ламотриджин. ТМС также применяется при данном виде галлюцинаций, но результаты пока остаются неубедительными.

Материал подготовлен в рамках проекта ProШизофрению — специализированного раздела официального сайта Российского Общества Психиатров, посвященного шизофрении, современным подходам к её диагностике и лечению.

Лечение шизофрении без нейролептиков

Основа традиционного лечения большинства форм шизофрении — прием нейролептиков. Современные нейролептические средства позволяют быстро стабилизировать психическое состояние и поддерживать ремиссию. Но как быть в тех случаях, когда прием нейролептиков не дает результата, или результат достигается ценой развития выраженных побочных эффектов, делающих невозможным прием этих антипсихотических средств?

Помимо нейролептиков при лечении шизофрении могут быть эффективны и другие методики, которые мы коротко опишем.

Медикаментозное лечение

Некоторые транквилизаторы обладают не только успокоительным действием, но могут давать антипсихотический эффект и оказывать лечебное действие при шизофрении. К таким лекарствам относится бромдигидрохлорфенилбензодиазепин (феназепам). При наличии показаний его применяют как в сочетании с другими средствами, так и самостоятельно. Более слабые, но тоже эффективные средства из этой группы это клоназепам и альпразолам.

Прием некоторых антидепрессантов оказывает лечебное действие при шизофрении. Особенно это относится к традиционным средствам первого поколения — амитриптилин (триптизол), мелипрамин и кломипрамин (анафранил). Их эффект проявляется на те формы шизофрении, при которых наблюдаются тревожные и депрессивные симптомы. Наиболее быстрое наступление лечебного эффекта и хорошая переносимость наблюдается при внутривенном введении.

Относительно недавно отечественные ученые представили результаты лечения больных шизофренией используя препараты из группы цитокинов. Первые результаты оказались обнадеживающими и есть надежда, что в дальнейшем эти средства будут шире применяться для лечения шизофрении.

Нейрометаболическая терапия способствует улучшению обменных процессов в головном мозге и может давать положительный эффект в виде улучшения общего состояния, уменьшения астенической симптоматики, снятия побочных эффектов нейролептиков, способствует уходу «негативной симптоматики» шизофрении. Есть данные о лечебном эффекте больших доз глицина при эндогенных заболеваниях психики. Нейрометаболическая терапия при лечении шизофрении широко используется в стационарных отделениях психиатрии.

Медикаментозная гипертермия. Суть метода — стимулирование иммунной системы организма через искусственное повышение температуры тела. В настоящее время применяется редко, хотя и давал неплохие результаты.

БОС-терапия . Биологическая обратная связь

Это современный метод лечения большого круга психических расстройств, который хорошо зарекомендовал себя при помощи больным шизофренией, особенно перенесшим психоз и находящихся на этапе формирования ремиссии. В основе действия этого метода — обучение пациента уменьшать внутреннее напряжение с наглядной демонстрацией ему результатов.

БОС-терапия применяется как во время пребывания больного в стационаре, так и после выписки — в домашних условиях.

Психотерапия

Воздействие на психику через психотерапевтические методы: беседа, внушение, расслабление, творческое самовыражение, тренинг, групповое занятие, индивидуальная психотерапия. Одна из задач — формирование критического отношения к своему состоянию, к болезни; укрепление доверия врачу; улучшение общения с окружением; восстановление социальной активности (учеба, работа, семья и т.д.). Применяется на всех этапах лечения шизофрении.

Психосоциальное лечение и психосоциальная реабилитация

Происходит после снятия острых симптомов шизофрении и перехода на поддерживающее лечение. Включает в себя элементы психотерапии и лечения средой: психообразование, тренинг социальных навыков, трудотерапия и др.

Диетотерапия

Некоторые виды диет и лечебного голодания оказывают терапевтическое действие при шизофрении.

Шоковые методы лечения шизофрении

Достаточно эффективные способы, особенно при острых и тяжелых формах шизофрении, не поддающихся нейролептической терапии. Наиболее распространенный вид — Э.С.Т. (электросудорожная терапия), инсулиновая терапия и атропиновые комы. Механизм действия связан с интенсивным воздействием на работу мозга в виде кратковременного выключения сознания.

Физиотерапия

Для лечения шизофрении применяются строго по показаниям. Используются методики с седативным действием: электро — сон и электроаналгезия.

Подводя итог следует сказать, что в этой статье перечислены не все лечебные методики, эффективные при шизофрении. Подробнее о них Вы можете узнать у лечащего врача психиатра либо обратившись в клинику РОСА. Самостоятельно их использовать нельзя. Благодарим за внимание!

Помощь близкому при психическом расстройстве

Основные понятия

В настоящее время много говорят о росте числа психических расстройств в обществе, однако многие люди имеют очень неопределенные представления об этом весьма размытом понятии. Несмотря на то, что сейчас психиатры делают все возможное, чтобы как можно лучше информировать население о стрессах, депрессии, тревоге, неврозах, более тяжелых психических расстройствах, литературы, написанной экспертами для простого обывателя крайне мало, а в интернете встречается изобилие информации, написанной либо сложным языком, либо просто безграмотно. Все это в итоге приводит к тому, что такая информация не только противоречит действительности, но и вредит.

Невозможно в одной статье все «разложить по полочкам» и дать четкую инструкцию по взаимоотношениям между пациентом и его близкими, но есть возможность привести к целостной картине представление об этой сложной группе заболеваний (термины «заболевание» и «расстройство» с медицинской точки зрения во многом близки, но не тождественны*). Поэтому моя задача — познакомить читателя с этой сложной проблемой, в первую очередь связанной со взаимоотношениями и помощью страдающим тяжелыми психическими недугами.

*Самые основные термины желательно знать, тогда врачу будет легче помочь как самому больному, так и его близким. Кроме того, не стоит употреблять терминов, которые Вам недостаточно хорошо известны, лучше описывать ситуацию или состояние так, как Вы это понимаете.

Итак, психические (или душевные, потому что психея – в переводе с греческого означает душа) расстройстваэто болезненные состояния человека с психопатологическими (т.е., с психическими нарушениями) и поведенческими (т.е., проявляются не всегда, например, при неврозах, когда человек усилием воли держит себя в пределах культурного социума до определенного момента) проявлениями, обусловленными воздействием биологических, психологических, социальных и других факторов.

Не будем путать с психозами (или психотическими) расстройствами, которые характеризуются грубыми и противоречивыми окружающей обстановке нарушениями мышления, восприятия и поведения (бред, в медицинском, а не обывательском представлении; галлюцинации; психомоторное возбуждение; суицидальное поведение и т.д.).

Важно отметить, что проблема психических расстройств междисциплинарная и даже межведомственная, социальная. Нужна реабилитация, а не только лечение.

Что касается диагноза. Диагноз – определение и распознавание, указание на болезнь. В медицине, а особенно в психиатрии, не всегда постановка диагноза подразумевает лечение в строгом соответствии с диагнозом. Зачастую диагноз – это статистическая категория, необходимая для понимания, грубо говоря, чем сходно состояние одного больного с другим.

У меня порой вызывает недоумение стремление человека посмотреть записи врача. Ведь специальная интерпретация, обоснование диагноза, терминология могут не только испугать и обидеть неподготовленного человека, а вызвать необоснованное недоверие к специалисту и, того хуже, усугубить нарушенное душевное равновесие, огорчить не только больного, но и родственников.

Гораздо важнее доверять друг другу (врачу, пациенту, его близким), задавать интересующие вопросы. Именно на доверии достигается желаемый результат – излечение или стойкая ремиссия, если расстройство хроническое.

Я не буду в этой статье много расшифровывать понятия и термины. Поговорим по теме, соответствующей заголовку. Речь пойдет о таких заболеваниях как шизофрения, деменция, тяжелые депрессии, наркологические зависимости (алкоголизм, наркомании) и др. Попробую дать основные, своего рода «универсальные» рекомендации.

Рекомендации

1 ситуация: родственник (как 16-летний ребенок, так и старенький дедушка, в прошлом или настоящем научный работник) стал «каким-то не таким», начал замыкаться, раздражаться без видимой причины, хотя «агрессивным раньше он никогда не был», заговариваться, разговаривать сам с собой.

Обычно такое поведение вначале воспринимается как шутка, потом удивление, затем начинается дискуссия с больным человеком, что может привести к серьезным конфликтам и недоверию. Если Вы подозреваете у близкого Вам человека психическое расстройство (мы не берем экстренные ситуации, например, при выраженной агрессии, здесь уже вмешиваются полиция и медицинские работники), нельзя спорить.

Желательно и не поддерживать болезненные заблуждения человека, постараться быть терпеливыми и заботливыми, уговорить близкого обратиться за медицинской помощью. К сожалению, в нашем обществе, когда речь идет о психиатрии, в большинстве случаев это вызывает усмешку, испуг, удивление, только не сочувствие и желание помочь больному человеку, тем более, если это относится к родственнику. Только потом, когда больной человек сможет почувствовать и даже понять, что помощь психиатра ему во благо, он сам потянется к ней.

На первоначальном этапе стоит попытаться уговорить человека успокоиться, оценить его степень адекватности (если раньше он доверял Вам, а сейчас безосновательно нет, понимает ли он Вас или находится весь в своих переживаниях и т.д.), понять, существуют ли угрозы для него и окружающих.

Насильно помочь человеку невозможно (недобровольная госпитализация в психиатрический стационар проводится только по решению суда), но сделать все возможное необходимо: привлечь родственников, которые правильно поймут и поддержат, авторитетных для больного людей, посоветоваться с врачом.

2 ситуация: пациента удалось привести к психиатру. Здесь могут быть 2 пути. Доктор поможет разобраться в ситуации, поставит диагноз, назначит лечение, даст рекомендации. Здесь все очень индивидуально. Но может быть и так, что врач дает рекомендацию, но ей не хочет следовать не только больной (в силу неадекватности), но и родственник.

Могу привести пример. Приводит к врачу-психотерапевту мать свою 20-летнюю дочь. У дочери болезненные ощущения в теле: кости по ее утверждению «ходят туда-сюда, проваливаются и больно». Обследовали все специалисты, проведены все исследования, в том числе МРТ, заболеваний никаких не обнаружено, симптомы не соответствуют предполагаемой физической патологии.

Был поставлен диагноз психического заболевания, назначены препараты, через пару месяцев наступило значительное улучшение. Пациентка прекращает пить лекарства, через некоторое время приходит к врачу вместе с матерью, жалуется на ухудшение, уверяет, что лекарства не помогают, отказывается от помощи, выбегает из кабинета, мечется, говорит, что не хочет жить. Предлагается госпитализация, поскольку адекватные дозировки препаратов можно назначить только в стационаре, в ответ — категорический отказ.

С трудом удается успокоить, уговорить сделать укол, соглашается возобновить прием лекарств. Врач предлагает матери вызвать психиатрическую бригаду для решения вопроса о госпитализации, в связи с суицидальным риском, на что получает ответ: «Ну убьет себя, значит судьба такая, я ее класть в психушку не буду». Под расписку отпущена домой. Мать звонит на следующей день, дочери становится немного лучше, затем пропадает на полгода. Снова звонок на личный телефон врача: дочь лежит в постели, не хочет вставать, жалуется на «движения в теле каких-то существ», вызывающих сильную боль.

Даны рекомендации, больная наконец-то госпитализирована в психиатрический стационар с шизофренией. Выписана с улучшением, появилась критика к своему состоянию, подобрана адекватная терапия.

Итог: к счастью, эта история закончилась благополучно, но пациентка промучилась несколько месяцев, пока мать поверила в необходимость госпитализации; пришлось назначать более тяжелые препараты, лечение затянулось.

Нет ничего страшного, если пациент отказывается от данного врача (например, пациент включил врача в свою бредовую систему) или сам врач понимает, что не сможет оказать адекватную помощь. Тогда необходимо привлечь коллег, направить в стационар, совместно с родственниками продумать варианты помощи и выбрать оптимальный. Бывает, что пациент возвращается после лечения, извиняется за свое поведение, поскольку не понимал болезненности и неадекватности на тот момент.

Не стоит менять специалистов (бывает ко мне приходят с десятками рекомендаций от разных врачей одной и той же специальности, что вызывает недоумение). Ну 2-3 мнения – это понятно, но больше 10!? Наиболее частая причина – не сразу помогают лекарства, побочные эффекты.

Некоторые пациенты вскоре прекращают принимать лекарства, а многие заболевания хронические и требуют многомесячной, а то и многолетней поддерживающей терапии. Наступает закономерное ухудшение, новый врач не знает еще особенностей течения расстройства у данного больного, начинаются эксперименты с лечением, новый подбор медикаментов, формируется устойчивость к лечению, ранее эффективные препараты перестают действовать.

И еще: желательно, при первичном посещении врача принести если не все, то основные обследования, выписки, анализы. Психиатр – такой же врач, как и все остальные, и чем больше информации будет о пациенте, тем легче разобраться в диагнозе. Например, если у человека патология щитовидной железы, желательно принести последние анализы на гормоны, поскольку при изменении гормонального фона меняется и душевное состояние (раздражительность, нарушения сна, колебания настроения и т.д.).

В ряде случаев антидепрессанты не только не нужны, а могут навредить, может быть стоит ограничиться назначениями эндокринолога и психотерапией. Пожилые люди, страдающие сахарным диабетом, могут путать события и даже вести себя неадекватно при повышении глюкозы в крови, здесь назначаемые нейролептики тоже не всегда необходимы.

3 ситуация: больной давно обследован, известен диагноз, но заболевание прогрессирует. Родственники начинают «искать чуда»: консультировать больного у ведущих специалистов, едут в главные научные центры, кто-то ищет помощи за границей.

У меня был ряд случаев, когда пациенты возвращались из США, Европы, Израиля и т.д. с жалобами, что было отказано в назначении препаратов, подобранных в России, либо просто лечение оказалось неэффективным, наступило ухудшение. Здесь я бы посоветовал найти специалиста, которому Вы доверяете и согласовывать с ним свои действия. Только вместе мы можем помочь больным людям оказать адекватную помощь и если не вылечить, то максимально возможно улучшить качество жизни.

4 ситуация: неизлечимо больной в конечной стадии. Бытует мнение, точнее очередной миф, что от психических болезней не умирают, однако психические заболевания – такие же, как и соматические (т.е. болезни тела), только болен мозг, независимо есть там видимый очаг (например, в следствие черепно-мозговой травмы поврежденный участок мозга) или нет. Например, выраженное прогрессирующее слабоумие, конечная стадия алкоголизма с полиорганными нарушениями, терминальная стадия при злокачественных формах шизофрении и другие. Здесь приходится решать индивидуально, в зависимости от конкретного случая.

«Если человека нельзя вылечить – это не значит, что ему нельзя помочь».

Если уж суждено умереть, это легче сделать среди любящих родственников на своей кровати, даже если человек ничего не понимает и никого не узнает. Но он ЧУВСТВУЕТ отношение к нему. Как чувствует маленький ребенок ласку матери, улыбается или плачет, когда мама ушла. Вы скажете – сравнение никакое, дети – это наше будущее, а здесь умирающий и ничего не понимающий человек. Да, это так, но надо понимать, что любой из нас может, не дай Бог, оказаться на месте этого человека…

Ухаживающие за больными

Ну и несколько слов о помощи для тех, кто ухаживает за больными. Здесь трудно давать конкретные рекомендации, ясно только одно: нельзя вставать в позицию ни спасателя, ни жертвы, нужно просто выполнять свой человеческий долг по мере сил и возможностей. Не забывайте про себя.

Любой человек, проживающий с больным и тем более ухаживающий за ним, испытывает громадный личный и эмоциональный стресс. Поэтому следует подумать о том, как Вы будете справляться с болезнью в будущем. Разобравшись, как следует в собственных эмоциях, Вы сможете более эффективно справляться как с проблемами больного, так и с Вашими собственными проблемами. Вам, возможно, придется испытать такие эмоции, как горе, стыд, гнев, смущение, одиночество и другие.

Для некоторых людей, ухаживающих за больным, семья является лучшим помощником, другим она приносит лишь огорчения. Важно не отвергать помощь других членов семьи, если они располагают достаточным количеством времени, и не пытаться нести подчас нелегкое бремя ухода за больным одному.

Если члены семьи огорчают Вас своим нежеланием помогать, или из-за недостатка сведений о данном расстройстве критикуют Вашу работу, Вы можете создать семейный совет для обсуждения проблем по уходу за больным. В частности, принять решение привлечь наемного работника, хотя бы на период времени, необходимый для Вашего отдыха и восстановления сил, и при необходимости, лечения.

И последнее. Не держите проблемы в себе. Ощутив, что Ваши эмоции являются в Вашем положении естественной реакцией, Вам будет легче справиться со своими проблемами. Не отвергайте помощь и поддержку других, даже если Вам кажется, что Вы их затрудняете. Даже сами психотерапевты (казалось бы, знающие, как максимально уменьшить стресс) часто имеют своего психотерапевта, и плохо тому врачу, который пренебрегает помощью своих коллег.

Информацию для Вас подготовил:

Аронов Павел Владимирович — врач-психиатр, психотерапевт, нарколог, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, доцент. Врач ведет прием в корпусе клиники на Бауманской.

Не очень - статью нужно переписатьТак себеБолее-менееПойдетПолезно и информативно ← Мы старались , оцените плиз статью.
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.